Почему лечение наркоманов в России так же вне закона, как производство и оборот наркотиков. Объясняет президент ассоциации реабилитационных центров «Зилант»

Павел Дескубес о том, как и кто лечит от наркомании в России и в Татарстане и с какими трудностями это сопряжено

Павел Дескубес

Ильнур Ярхамов — Казань

Сегодня у государства и в обществе есть устоявшийся консенсус — производство и торговля наркотиками, а также сами наркотические вещества признаны абсолютным злом. Но до сих пор не решен вопрос — как относиться к тем, кто употребляет наркотики — это грех или болезнь? Если грех, то на человеке ставится крест, часто крест ставится на его семье, близких и друзьях. Если это болезнь, то человека нужно лечить, дать шанс.

В России сегодня нет какой-либо четкой системы лечения наркозависимых. Более того, желание поставить на ноги «заболевшего» сопряжёно с нарушением прав человека. Поэтому  парадоксальная ситуация, производить наркотики — незаконно, продавать — незаконно, но лечение от наркотиков — тоже незаконно. Как выйти из этой ситуации, рассказывает Павел Дескубес, президент региональной ассоциации организаций по развитию социальной деятельности «Зилант».

Самое интересное, что зависимый человек уникален, говорит Дескубес о выпускниках реабилитационных центров. Сегодня выпускники идут работать в коммерческие организации, потому что лучший менеджер — зависимый человек. Он насквозь видит людей и обладает психологическими знаниями: знает, как посмотреть, улыбнуться, что сказать, как повлиять на человека, чтобы достичь своего. Главное задать им нужное направление.

— Что может быть такого необычного в прошедшем курс наркозависимом человеке, ради чего работодатели не отказали бы ему в приеме на работу?

— Зачастую люди, которые принимают наркотики — это одаренные или же не реализовавшие себя в обществе люди. Но все они неординарные личности со своим миром. Когда начинаешь с ними заниматься, понимаешь, в какой бы сфере он раскрылся и нашел себя.

Люди, которые прошли реабилитацию и вернулись в общество, могут до конца реализоваться. Особенность зависимых людей в том, что у них складывается привычка думать и мыслить и достигать своего результата любыми способами, просчитывая результат на несколько шагов вперед. Окружающие поражаются их результатам.
Почему лечение наркоманов в России так же вне закона, как производство и оборот наркотиков. Объясняет президент ассоциации реабилитационных центров «Зилант»— Чем вы сейчас занимаетесь?

— Помощью реабилитационным центрам, которые занимаются реабилитацией зависимых, последующей ресоциализацией этих людей и вывод их в социум.

Согласно указу президента России о создании комплексной системы реабилитации, нужна поддержка таким центрам, чтобы вывести их в правовое поле на уровень регионального взаимодействия. Поэтому мы и организовали ассоциацию «Зилант». Надо сплотить как можно больше реабилитационных центров, которые хотят работать в правовом поле.

— А многие работают вне правового поля?

— Как правило, раньше большинство социальных реабилитационных центров работали вне правового поля.

Есть ГОСТ, принятый в 2014 году, по нему должны оказываться услуги по реабилитации. Этот ГОСТ подходит для медико–социальных центров, но не подходит для социальных центров. Прошло несколько лет. Теперь этот ГОСТ не совсем отвечает требованиям времени.

Сейчас на уровне республики, всех других регионов России должна создаваться структура по взаимодействию с органами власти:  МВД, соцзащита, минздрав. Была ФСКН, сейчас ее уже нет, хотя она делала очень многое для реабилитационных центров.

Курс реабилитации может быть завершен только тогда, когда зависимые люди возвращаются равноправными в социум.

Полный курс реабилитации состоит из следующих этапов: мотивационная работа, детоксикация (она проходит в учреждениях минздрава), реабилитация в центре, амбулаторная программа (индивидуальная работа с психологом), ресоциализация, то есть трудоустройство.

Эта система на сегодня не работает, потому что не отработан механизм заключительного этапа. Не налажен вопрос о профориентации, нет обучения, трудоустройства и юридического сопровождения. Ассоциация создана, чтобы создать заключительный этап. Одному реабилитационному центру самостоятельно проблематично выводить своих выпускников в социум. Нужно содействие госорганов и самого государства.
Почему лечение наркоманов в России так же вне закона, как производство и оборот наркотиков. Объясняет президент ассоциации реабилитационных центров «Зилант»— Сколько в Татарстане реабилитационных центров?

— По Татарстану много, которые работают, не выходя на поверхность, не заявляя о себе. Это около 50-70 заведений. Есть разная статистика, по разному надо учитывать каждый центр, его специфику. Но более 25 центров — это однозначно.

Есть центры, которые хотят работать официально и заявляют о себе, у нас в ассоциации их 12. Все они в основном получили сертификацию, которую проводит Институт демографии, миграции и регионального развития.

В общем, эти центры прошли все возможные добровольные сертификационные отборы.

А есть центры, которые работают неофициально, они закрытые. Большинство из них, как правило, это так называемые «мотивационные дома». В таких центрах возможно нарушение законодательства и прав человека.

— А как там нарушаются права человека?

— Сегодня нет правовой основы для работы реабилитационных центров. Что такое реабилитация наркозависимых? Это длительная психологическая работа. Как правило, за основу программы берётся терапевтическое сообщество с подключением индивидуальных психологов и психиатров. Зависимые в центре находятся  добровольно.

Во время реабилитации у человека возникают разные эмоционально-психологические состояния: возникает тяга к употреблению наркотиков, в такие моменты помощь зависимым может оказать только высококвалифицированный персонал. Надо выровнять его эмоционально–психологическое состояние, не нарушая прав человека.

В каждом реабилитационном центре есть правила. Там телефон как средство связи отсутствует. У человека бывает определенное количество звонков к родственникам и только в присутствии руководителя программы.

А если мы говорим о мотивационно-реабилитационных центрах, то там идёт работа на удержание, зачастую с применением физической силы, что, как вы понимаете, противозаконно. И в республике такие центры есть.

Поэтому, необходима общеправовая база, где будет прописан регламент работы.
Почему лечение наркоманов в России так же вне закона, как производство и оборот наркотиков. Объясняет президент ассоциации реабилитационных центров «Зилант»Зачастую от социально–реабилитационных центров требуют соответствие критериям медико–социальных реабилитаций, а это совершенно две разные вещи. Тогда уже можно будет говорить о правовой составляющей, есть или нет нарушения в том или ином центре.

Если реабилитационный центр работает открыто, если центр готов содействовать с органами власти, с правоохранительными органами, с министерством здравоохранения, с Роспотребнадзором, с санэпидемстанцией, то я считаю, что такие центры нужно только поддерживать. В принципе об этом и президент Путин говорит.

В программе нашей ассоциации один из пунктов, это помощь реабилитационным центрам, вывод их в правовую зону. Надо их подвести под те критерии, в которых должен работать реабилитационный центр. У нас есть поддержка со стороны Института демографии. Эту структуру возглавляют грамотные люди, которые занимаются работой, изучая проблемы изнутри, избегая религиозной направленности, чтобы все это было нейтрально, с соблюдением всех правил безопасности.

Если центр будет соответствовать критериям, которые были составлены для прохождения сертификации (ранее было их 49, а сейчас 54), то это гарантирует его работу в правовом поле. В нашей ассоциации проводится обучение персонала (психологов, консультантов) для повышения квалификации.

Если все это пока не отрегулировано в правовой сфере, то какие  каналы финансирования этих центров?

— Все реабилитационные центры – это коммерческие организации, как правило, общества с ограниченной ответственностью, в них все лечение оплачивается родственниками.

Раньше одним из условий для получения сертификата была обязательная постановка на профучет. Получение сертификата в этом году гораздо упрощено. Сегодня меньше людей обращаются в государственную медико–социальную реабилитацию, потому что это влечет за собой постановку на профучет в наркологический диспансер.
Почему лечение наркоманов в России так же вне закона, как производство и оборот наркотиков. Объясняет президент ассоциации реабилитационных центров «Зилант»— Что такое постановка на учет?

— Это наблюдение врача–нарколога в наркологическом диспансере и на протяжении 5 лет. Человек не может получить водительские права и так далее. Поэтому большинство людей обращаются в социальные реабилитационные центры из-за анонимности.

— Если здесь выигрывают те, кто гарантирует анонимность, то может нет необходимости в государственной поддержке?

— Нет, необходимость есть. Как правило, любая наркозависимость ведет за собой социальные проблемы, социальные потери. Люди не работают, они разрушают себя и свои семьи. На момент прохождения реабилитации у людей не всегда есть средства для прохождения лечения. Поддержка государства просто необходима. Помимо работы с наркозависимыми, мы также работаем и с их родственниками. Большое количество матерей обращались к нам за помощью, чтобы им оказывалась хоть какая-нибудь поддержка, но, к сожалению, мы так и не продвинулись ни на шаг в этой проблеме.

— Почему реабилитационные центры стараются проводить лечение без религиозных привязок?

— Я с уважением отношусь к представителем всех конфессий, которые хотят, поддерживают и оказывают помощь зависимым. Мы не препятствуем нашим пациентам, которые хотят причастия или заехать в церковь. Мы не против, когда человек хочет прочитать молитву или съездить в мечеть. У нас была идея, создать реабилитационный центр для мусульман, на основе 12-шаговой программы.

— Не получилось?

— Обращались с этой идеей через ФСКН в муфтият, но не нашли никакой поддержки. Было бы интересно 12-шаговую программу и другие методы лечения изменить, чтобы именно мусульмане приходили за помощью. Потому что за очень долгое время в обществе люди не видели проблемы. Не верили, что среди мусульман тоже бывают наркозависимые. Когда разговаривали на высших уровнях власти, со служителями, то все старались не видеть проблему. И вот только последние 5-6 лет чувствуются колоссальные изменения.
Почему лечение наркоманов в России так же вне закона, как производство и оборот наркотиков. Объясняет президент ассоциации реабилитационных центров «Зилант»— Есть различные государственные федеральные и республиканские программы. Там никаких способов поддержки реабилитационных центров нет?

— В Татарстане выделяют средства на эту проблему, но большая часть денег идет на профилактику ЗОЖ, ВИЧ и СПИД.

В 2015 году был первый опыт проведения конкурса социальных проектов реабилитационных центров с распределением порядка 10 млн рублей от ФСКН России. Это была первая пробная сумма. Но это малая капля, необходимая на социальные проекты, на информирование и образование семей наркозависимых о проблеме.

Для организации и проведения высокопрофессиональных проектов: повышения уровня работы реабилитационных центров, помощи в трудоустройстве, прошедших курс реабилитации и т.д. сумма  малая. Мы рассчитываем на поддержку и содействие всех ведомств  Татарстана, заинтересованных в уменьшении количества нарко- и алкопотребителей и выздоровления нации.

— Есть ли у вас какие-нибудь статистические данные, сколько человек проходит лечение в реабилитационных центрах?  

— Если взять все центры, которые находятся в ассоциации (12 центров по 20 человек в среднем, плюс амбулаторные программы), это порядка 500 человек, только в тех центрах, которые входят в состав ассоциации. А если взять другие реабилитационные центры в Татарстане, то будет порядка 1500 человек.

— Сколько обычно уходит времени на лечение одного пациента?

— Все сугубо индивидуально. Все зависит от личности резидента, его психотипа, но хотелось бы заметить, что наркотики, которые сейчас заполонили наркорынок — это спайсы, соли. Все эти вещества приводят к психическим расстройствам, из–за чего подобрать индивидуальную программу проблематично. Сроки реабилитации растягиваются. Если раньше мы проводили лечение в среднем полгода, то сейчас не менее девяти месяцев.
Почему лечение наркоманов в России так же вне закона, как производство и оборот наркотиков. Объясняет президент ассоциации реабилитационных центров «Зилант»

— Что из себя представляет реабилитационный центр?

— Это загородный особняк с хорошими условиями проживания, с баней, бассейном, с тренажерным залом, с тренировочной площадкой. В этом особняке живут около 20 человек. Персонал, который там работает – это психологи, консультанты, которые находятся там посменно. Сейчас очень часто под эгидой ассоциации мы проводим спортивные мероприятия. Этим мы занимаемся уже третий год. Мы объединились и стали проводить соревнования между выпускниками и персоналом — играют все. Выигрывают кубки, с азартом и рвением тренируются, им это нравится. Также устраивается КВН.

В прошлом году совместно с Зеленодольским комитетом молодежи и спорта проводили КВН между реабилитационными центрами.

В России много организаций, которые занимаются этой проблемой, давая знания, курсы повышения квалификации для консультантов.

Мы в Казань приглашали специалистов и проводили такие курсы. Консультанты и выпускники учатся и получают специальное образование, устраиваются работать психологами. На данный момент ситуация диктует высший уровень существования.

— А сколько сейчас стоит лечение?

— Ценовая политика разная, все зависит от организации. От 25 000 рублей за месяц курса и потолок будет зависеть от организации, где проходит лечение. Сюда входит и проживание, расходная часть, оплата особняка, питания, зарплата персонала. Сейчас делается все чисто и в открытую и без нарушений закона.

— Какие еще есть методики работы с зависимыми людьми.

— Здесь у каждого реабилитационного центра свои особенности по программам. Все эти системы открыты, никто их не прячет. Это 12-шаговая программа, «Дейтоп» Макаренко, интегративный подход (Гельштад – терапия, трансактный анализ, НЛП, экзистенциальная терапия, психологическое консультирование, психодрама, когнитивно — поведенческая терапия, клиентоцентрированная терапия).
Почему лечение наркоманов в России так же вне закона, как производство и оборот наркотиков. Объясняет президент ассоциации реабилитационных центров «Зилант»—  А есть какие-то наиболее эффективные и массовые способы лечения?

— 12-шаговая программа принята во всем мире как самая действенная. Лучшей программы не существует. Если мы говорим о массовости, то по 12-шаговой программе выздоравливает огромное количество человек. В одном из центров за 4 года прошли лечение более 1000 человек.

— К вам обращаются за помощью родственники или же были случаи, когда наркозависимые приходили сами?

— В основном обращаются родственники, но бывали и случаи, когда и наркозависимый сам обращался в центр.

У нас в центрах есть два-три социальных места, для тех у кого нет денег или же поддержки от родственников, и у кого есть желание излечиться. Обычно это идет за счет владельца центра. В основном на 20 мест приходится 2 места бесплатно. Так как в советское время проблема наркомании умалчивалась, то мало кто знает о таких учреждениях. Для этого мы снимали ряд программ для телевидения, также использовали интернет, но главное — это сарафанное радио. У нас в планах организация лагерей для наркозависимых, организовать там 5-7 дневные курсы. Хотелось бы поддержки от государства в виде предоставления не финансовой помощи, а хотя бы выделения помещений для проведения курсов.

— Есть ли конкуренция среди реабилитационных центров?

—Да, есть здравая конкуренция, которая идет на улучшения оказания помощи и развития систем лечения. Также есть и грязная конкуренция, которая, в принципе, остается на поверхности. И очень жаль, что некоторые СМИ, не владея ситуацией, включаются в эту «грязную» конкурентную борьбу. Нормальная конкуренция – это проведения различных спортивных мероприятий, КВНов. Здравая конкуренция в том, чтобы быть готовыми работать вместе, двигаться, выводить зависимых в социум. Есть и темная сторона центров — некоторые не хотят вылезать на поверхность и работать открыто.

— Ассоциация должна сыграть роль фильтра?

— Наверное нет, но ассоциация должна привлекать к себе центры, которые хотят развиваться и помогать друг другу.

— Какие у вас требование к центрам, с которыми вы работаете?

Все центры, которые изъявили желание, теперь находятся в ассоциации. Те кто захочет, может вступить к нам. Правила входа очень просты — кодекс, который был составлен для центров. В этом кодексе 13 пунктов, которым должны соответствовать центры. Открытость, доступность, противостояние противоправным действиям и т.д. Если центр выполняет все эти условия, то мы будем рады видеть его в своей ассоциации, а если нет, то мы поможем перейти ему на этот уровень.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
6 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Кент
В какой замечательной мы живём стране, однако
0
0
Ответить

виталий юрич
Пока в стране нет заместительной терапии,все это ерунда
0
0
Ответить

Тоня
Виталий, не говорите ерунды
0
0
Ответить

Ришат
заместительная терапия это узаконненаая наркотизация
0
0
Ответить

Екатерина
Если будет заместительная терапия, наркобизнес сойдет на нет… ВОПРОС: Кто на это пойдет, кому это выгодно либо невыгодно?
0
0
Ответить

Эдуард
Всем привет !!! Не уверен что мой комментарий войдёт в этот сайт. Я являюсь очень компетентным лицом, мой друг проходил программу в Челнах , от этой ассоциации Зилант. Его били, кидали в бассейн с ледяной водой ,это закаливание) похудел, *******, и стал зол на всех после 8 месяцев нахождения там ! Платила мать по 45 тыс. ₽ , ежемесячно. И Что? Вышел, сразу стал пить и колотить мать, » Зачем ты меня туда отправила ? » все плохо ! РЦ говорит , возьмём на долечивание, бесплатно , но не тут то , было , К нему домой приходят эти волонтеры, и тд Челнов, и из ассоциации Зилант из Щербаково , требуют деньги , а не ТООООО! Все , очень плохо !!! Просим разобраться вас , Есть договор с ними , можем предоставить. А то что именем Путина прикрываются, это вообще, очень плохо ! Пишем заявление в прокуратуру !
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite