Как эффективно выстроить отношения между мусульманским сообществом, светскими учеными-исламоведами и журналистами. Рассказывает ученый-правовед Леонид Сюкияйнен

Ведущий специалист по исламскому праву в России

Леонид Сюкияйнен

Ильнур Ярхамов — Казань

На прошлой неделе в Казани начался международный финансовый исламский форум KazanSummit. Он открылся весьма интересным образом: Духовное управление мусульман РТ организовало «мозговой штурм» по теме борьбы с идеологией ДАИШ-ИГ («Исламское государство», запрещённое в России). Журналисты, священнослужители и светские ученые-исламоведы втроем решали сложные вопросы по этой теме.

Один из приглашенных гостей на «мозговом штурме» был профессор Высшей школы экономики и ведущий российский специалист по исламскому праву Леонид Сюкияйнен.

В интервью KazanFirst он рассказал о новаторском подходе в продвижении позитивного имиджа ислама и мусульманкой культуры. Суть предложения, чтобы рассказывать об исламе православным, об иудаизме — мусульманам, о православии — иудеям. Это выглядит революционно даже для Татарстана. Республика славится своими результатами в межкультурном и межнациональном диалоге. Кто знает, быть может желание Казани быть законодателем моды в лучших социально-культурных практиках ещё позволит реализовать идею ученого-исламоведа Сюкияйнена.

— Круглый стол против ДИАШ в формате мозгового штурма — эффективное взаимодействие между религиозными деятелями, академическими учеными и СМИ?

— Это интересный формат, посмотрим, какие он принесёт результаты. На таком не очень продолжительном заседании можно собрать очень разные точки зрения. Это интересный опыт. Я к любым форумам и конференциям отношусь взвешенно. Важно не только, что сформулировано. Важно, что начнётся после таких мероприятий, когда предложения и рекомендации будут положены в основу какой-то деятельности.
Как эффективно выстроить отношения между мусульманским сообществом, светскими учеными-исламоведами и журналистами. Рассказывает ученый-правовед Леонид Сюкияйнен— Какие предложение по борьбе с идеологией вам больше всего запомнились, а что вы бы покритиковали?

— Многие позиции мне были близки. Например, хорошо бы иметь федеральный телевизионный исламский телеканал. Он бы специально и регулярно освещал бы вопросы ислама. Чтобы не только реагировал на острые вопросы, но и представлял бы весь потенциал ислама. В спокойной манере рассказывал об истории, культуре, исламской цивилизации. Не с точки зрения противопоставления другим культурам и религиям, а наоборот — с позиции тесного взаимодействия, контактов, диалоги.

Ислам всегда процветал и раскрывал свой потенциал, когда теснейшим образом взаимодействовал с другими культурами и религиями, не отгораживался и не противопоставлял себя другому миру. Он тогда брал что-то у других и давал что-то другим.

— А что вы предлагали?

— Я предлагал идею с телеканалом, который должен рассказывать об истории, культуре цивилизации ислама устами представителей не только самого мусульманского сообщества, но и академических ученых, искусствоведов, филологов, историков, экономистов и юристов.

Некоторые высказывания моих коллег я понимаю, но я мог бы с ними и поспорить. Понятно, что говорилось об особой роли религиозных деятелей, что по всем вопросам, касающимся ислама, должны выступать только имамы и муфтии. Но я не склонен здесь делить на мусульман и немусульман, на представителей академической науки и духовный лидеров.

Если у человека есть здравые позитивные идеи, то не стоит у него спрашивать паспорт и смотреть, татарин он, еврей или русский, спрашивать, крестик он носит или нет. Мне кажется, что мусульманскому сообществу и его элите можно было бы поработать над тем, чтоб активнее и органичнее включаться в жизнь российского общества. Потому что элемент обособления ощущается.
Как эффективно выстроить отношения между мусульманским сообществом, светскими учеными-исламоведами и журналистами. Рассказывает ученый-правовед Леонид Сюкияйнен— В чем ощущается?

— Мне кажется, что учебные заведения, исламские авторитетные университеты должны активнее взаимодействовать с соответствующими православными заведениями. Пусть студенты общаются, играют совместно в футбол, пусть создаются две команды, где в каждой есть и мусульмане и православные.

— У нас в Татарстане в такой футбол играют…

— Замечательно, но нужно больше и активнее… Нужно активнее мусульманским деятелям идти в школы, в университеты, общаться с молодёжью, и необязательно только со своими единоверцами. Нужно идти к атеистам, с ними разговаривать.

Я понимаю, что мусульмане в течение десятилетий жили в особых условиях Советского Союза. Но это ведь касалось не только мусульман, а всех верующих.

Мы иногда говорим, что в обществе представление об исламе не всегда адекватное, не совсем объективное и это действительно так. А как ситуацию изменить? Что сделать, чтобы российская молодёжь лучше знала об исламе? Здесь мусульманское сообщество должно ощущать свою заинтересованность. Самочувствие мусульман — во многом зависит от того, как на ислам и мусульман смотрят российское общество и власть.

Нужно, чтобы люди получали личный опыт общения с мусульманами. Если кто-то будет говорить, что мусульмане нехорошие, то граждане сказали бы, что у нас мусульмане совсем другие.Вот, у меня есть друг, знакомый, что мои дети учатся вместе и общаются, что они такие же ребята.

Ну да, пришёл я на рынок, а там кавказцы какие-то торгуют и обвешивают меня. Разве только на таком опыте правильно делать вывод, что все мусульмане обманывают других? Нет, конечно! Поэтому, чем больше будут совместных мероприятий, без разделения мусульмане или немусульмане, тем легче будут преодолеваться вопросы и проблемы.

Я не считаю, что об исламе могут говорить только муфтии и имамы.
Как эффективно выстроить отношения между мусульманским сообществом, светскими учеными-исламоведами и журналистами. Рассказывает ученый-правовед Леонид Сюкияйнен— А кто должен говорить об исламе?

— Давайте сделаем специальный форум молодых людей и исследователей. Сделаем так, что о православии будут говорить мусульмане. Интересно же, что они, прочитав о православии, выделят главного, полезного и ценного. А православные пусть расскажут об исламе. А у атеистов спросить, что они считают полезным в религиозной культуре.

Я однажды предлагал написать книгу, где об исламском праве напишет не мусульманин, а православный. А об иудейском праве пусть напишет мусульманин. Знаете, кто согласился на мой призыв? Иудеи только согласились и сразу. Они сказали, что с удовольствием найдут такого специалиста по шариату, который великолепно бы высказался и сказал бы, что для него ценно в этом праве. Он бы также сказал, какие у него есть вопросы. Мусульмане сказали, что подумают, но так и до сих пор мне не ответили.

— Как вы оцениваете предложение выделить особенный пул из журналистов, которые могли бы писать на исламские темы?

— Российской общество воспринимает ислам на основании той информации, которую даёт СМИ. Мне кажется, что если мусульманское сообщество в лице своих структур, организаций, муфтиятов и лидеров обеспокоено, как выдаётся информация об исламе в прессе, считает её искажённой, необъективной, то почему бы не подумать и не провести специальные курсы для журналистов?

Мне один исламский лидер говорил, что журналисты не приходят к ним. А я ему: «Они и не придут. Если вы будете только ждать, то этого не будет». Это мусульманским лидерам надо самим делать, организовывать.

Надо для журналистов выделить хорошее помещение, накрыть столы, накормить. Это нормальный ход. Не надо давить на журналистов, что ислам самая замечательная религия, которая произошла от слова «мир». Надо спокойно разговаривать. Узнать, какие есть вопросы у журналистов — что такое терроризм, экстремизм. Не надо говорить, что террористы — это немусульмане. Это примитивно. Разве [Осама] бин Ладен не мусульманин? Да он 100%-ный мусульманин. Так просто этот вопрос не решается.

Например, когда я своим студентам рассказываю, какую роль сыграл ислам в истории культуры Европы, ониудивляются, как такое вообще было возможно? Это замечательно знать, что дало мусульманское право европейскому. А вот сейчас подойдите к какому-нибудь верующему мусульманину и спросите у него, что дал ислам европейскому праву. Он ответит?
Как эффективно выстроить отношения между мусульманским сообществом, светскими учеными-исламоведами и журналистами. Рассказывает ученый-правовед Леонид Сюкияйнен— Если мусульманин начитан, то ответит. 

— Вот-вот, только начитанный. Это знание должно даваться в исламских заведениях и не только, чтобы они показывали каким было взаимодействие с Европой. Нужно знать, что Европа взяла у ислама из литературы и науки. Европа мыться начала, когда к ней мусульмане пришли. Там ведь вообще не было культуры мыться регулярно. 

Например Вена, как известно, — европейская столица кофе. А кто его туда привнёс? Османы! Они осаждали Вену и не смогли её завоевать, а кофе остался.

Журналистам нужно говорить о таких вещах. Им не нужно говорить примитивно, что ислам — это основа мира, что в нём нет терроризма. Когда мне иногда говорят, что в исламе нет ни экстремизма, ни терроризма, тогда я провоцирую вопросом: «Хорошо, ислам не имеет никакого отношения к терроризму, а мусульмане имеют отношение?».

Девушки-шахидки — они кто? Они же сами себя самоидентифицируют как мусульманки. Бин Ладен себя таким считал, и его преемник в «Аль-Каиде» аз-Завахири, игиловцы — мусульмане. Если мы говорим, что они делают неправильно, когда выводят по правилу такфира людей из ислама, то тогда почему мы их выводим из круга мусульман? Почему мы тогда занимаемся такфиром? Почему мы уподобляемся им? Это грамотно? Такфир — это же целая процедура.

— Для определения, мусульманин или нет, есть 5 столпов ислама.

— А они придерживаются всех этих столпов? Да, есть такие темы, которые нельзя обсуждать на больших форумах. Но в научном сообществе с журналистами можно обсуждать острые и непростые темы.

Надо честно сказать журналистам, что ислам в последние века живёт в не самое лучшее время. Но был и период расцвета, когда исламский мир опережал Европу, он оплодотворил мир многими своими достижениями.

А когда журналист плохо рассказывает об исламе, а откуда он должен знать об исламе хорошо? Он никогда эту тему не изучал, а мусульманские организации ничего не сделали. Что жаловаться-то? Сколько семинаров провели для журналистов, сколько учебных занятий записали, давайте подсчитаем. Много ли их? По большому счету нисколько не провели.
Как эффективно выстроить отношения между мусульманским сообществом, светскими учеными-исламоведами и журналистами. Рассказывает ученый-правовед Леонид Сюкияйнен— Взаимодействие между университетской академической наукой и религиозными деятелями как оцениваете?

— Академическая исламоведческая наука не противник или оппонент мусульманскому сообществу, а их ближайший союзник.

Если мы возьмём российское общество в целом — молодёжь, университеты, СМИ, власть. Откуда исходит информации об исламе более менее объективно, основанная на фактах истории. От академической науки или от мусульманских лидеров? Ответ: от академической науки.

Существует единственная магистерская юридическая программа на всём постсоветском пространстве — исламское право. Она в Высшей школе экономики преподаётся, я смог её ввести. Даже в Казанском университете только пытаются завести эту программу на юридическом факультете.

Мы не должны делить пространство в образовании — ты мусульманин, а ты нет. Хотя я до сих пор слышу, когда говорят, что ты не мусульманин и не можешь знать мусульманское право.

— В каком состоянии находится преподавание востоковедческих дисциплин в России?   

— Не в самом хорошем состоянии. Эту проблему можно решить только совместными усилиями светских университетов, религиозных учебных заведений и академической науки. Последняя программа по повышению мусульманского образования построена именно по такому сочетанию.

— Как смотрите на нашу идею построить Болгарскую исламскую академию?

— Нормально. Важна не сама инициатива, а то, кто там будет работать, как там будут преподаваться идеи. Что будет делать эта академия? Я пока не знаком с его проектом, не изучал и не знаю деталей.

— Главная цель этой академии — духовные деятели должны перестать получать образование в государствах, где есть ваххабитская идеология

— А почему нельзя учиться в Саудовской Аравии? Туда надо ехать только не молодому человеку, который закончил среднюю не самую лучшую школу, у которого знание русского языка пляшет и не самый лучший арабский язык. В Катар и в Саудовскую Аравию можно ехать, когда вы прошли все уровни образования в России и ехать туда конкретным специалистом и на конкретные программы.

Молодым не надо туда ехать, не потому, что там в учебных заведениях сидят какие-то монстры. Просто у них есть своя система образования, они дают всем всё одинаково. Естественно такое знание даёт мало пользы в России.

Я провел месяц в центральном исламском университете под Эр-Риядом в Саудовской Аравии имени Мохаммеда бин Сауда. Этот университет у нас считается рассадником ваххабизма. Я там видел всех наших студентов: и татар, и ингушей. Из 44 человек только трое отпустили бороду. Поэтому неверно говорить, что все, кто туда едет — ваххабиты.

Там не дают специально образование для выходцев из России. Там просто общее образование. Конечно, там скажут, что главный враг ислама — это атеисты. И после этого неокрепший мусульманин приезжает в Россию и считает, что Россия — это светское государство. Значит для него главный враг — это российское государство. Саудовец не специально этому учит, он делает это потому, что у них такой стандарт образования.

Когда я спросил у их профессуры, почему они учат россиян, что российское государство — их враг, то они были очень сильно удивлены. Они ответили, что просто считают атеистическое сознание греховным. Они в шоке, что их слова ученики именно так понимают. 

Понравился материал? Поделись в соцсетях
1 КОММЕНТАРИЙ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Внимательный
Забавная идея, предлагаемая Сюкияйненом: мусульмане должны рассказывать о православии, а православные — об исламе. Интересно на это посмотреть
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite