FNR_6475

В Татарстане откроют не имеющий аналогов в стране детский технопарк с химическим уклоном: в попечительский совет войдет топ-менеджмент крупного бизнеса


Беседовала Кристина Иванова

В конце февраля в Нижнекамске откроется не имеющий аналогов в России детский технопарк «Кванториум», в создании которого заинтересованы крупнейшие предприятия отрасли: «Нижнекамскнефтехим», «Танеко», «Нижнекамскшина» и «Аммоний». На его оборудование в здании Инжинирингового центра КНИТУ-КХТИ ушло почти 110 млн рублей (половину суммы выделил по гранту российский Минобр). В технопарке проходимостью около 1 000 человек, создание которого курирует КХТИ, будут работать шесть «квантов». Об этом в преддверии открытия технопарка в интервью KazanFirst рассказывает проректор вуза по непрерывному образованию, бывший замминистра образования РТ Любовь Освиенко. По ее мнению, школьникам, натаскиваемым на ЕГЭ и «ушибленным» такой формой сдачи экзамена, необходимы надпредметные знания, которые школа не дает.

— Готовящийся к открытию технопарк будет из сети «Кванториум», запущенной в Челнах в 2015 году?

— Совершенно верно. В конце февраля параллельно откроются еще два «Кванториума» (в Альметьевске и Нижнекамске), у каждого будет своя специфика. Уникальность нашего проекта заключается в том, что параллельно с технопарком в школах Нижнекамска и района мы создадим целую сеть технических кружков нового типа. В них дети, начиная буквально с первого класса, начнут заниматься техническим творчеством обновленного формата. Кружки будут действовать на базе школ, но под методическим руководством технопарка. Это огромный массив детей, которых мы будем вовлекать в данное движение.

FNR_6501

— О каком количестве идет речь?

— 7 000-8 000 детей, начиная с первого класса. Лучшие из них потом смогут прийти в технопарк, пропускная мощность которого составит 1 000 детей в год. В технопарк будут приходить дети, которые в школе уже начали изучать химию и физику, то есть учащиеся, начиная с седьмого класса.

— Какие задачи будете решать с детьми?

— Мы будем пытаться ввести их в мир профессий, связанных с Нижнекамском, развитием нефтехимии и нефтепереработки. Это будут профессиональные пробы, экспедиции на предприятия, участие в движении WorldSkills Junior. Сейчас в нем есть две компетенции, связанные с химтехнологиями: лаборант химического анализа и переработка пластмасс.

Мы также будем давать детям надпредметные знания: не физику и химию в чистом виде, а знания о процессах, явлениях. Образовательный процесс будут вести преподаватели нашего университета и нижнекамского филиала. Мы будем подключать также аспирантов, устраивать студенческие десанты. У нас будет много игроков на этом поле с точки зрения науки. Они станут проводить лекции, мастер-классы, публичные выступления: очень много того, что выходит за рамки школьного курса. Конечно, все обучение будет вестись нескучно: в виде конкурсов, квестов, бесконечных событий, конференций.

Параллельно дети будут заниматься основами наук, делать собственные доклады, готовить научные сообщения. Мы намерены приобщать детей к работе в проектах по проблематике предприятий. То есть проекты, которые мы предложим реализовать детям, будут совершенно точно ориентированы на проблематику наших предприятий.

FNR_6462

— Какие-то предварительные договоренности с предприятиями есть?

— Конечно. С «Нижнекамскнефтехимом», «Танеко», «Нижнекамскшиной» и «Аммонием». Есть проблема прочности каучука. У нас будет отдельное направление, чтобы дети попытались по заявкам «Нижнекамскшины» заняться этой проблематикой.

— Неужели великие взрослые умы не могут решить эти вопросы, а дети смогут?

— В таких проблемных вопросах всегда есть масса составляющих. Мы обязательно должны ввести детей в эти процессы и начать работать пошагово, чтобы они понимали, в чем состоит проблема, как она может решаться, и где-то предлагали свои собственные решения. В конечном итоге мы должны сформировать серьезную группу детей, которые будут готовы к проектной инженерной деятельности.

Если у ребенка получится проект на уровне стартапа, в нем будет рациональное звено, он сможет перейти в Инжиниринговый центр в 10-11 классах. Детский технопарк как раз вписан в его структуру. В Инжиниринговом центре, который откроется параллельно с технопарком, создаются две сертификационные лаборатории, которые будут сопровождать основные процессы «Нижнекамскнефтехима» и «Нижнекамскшины». Одна будет заниматься сертификацией пластмасс. Сегодня нижнекамские производители вынуждены отправлять образцы продукции для сертификации за рубеж и платить за это очень большие деньги. С открытием лаборатории в Нижнекамске все издержки станут в десятки раз меньше. Кроме того, появится возможность сделать новые виды продукции и сразу их сертифицировать.

IRR_2179

— По каким направлениям будет работать «Кванториум» в Нижнекамске?

— Он включает в свой состав шесть «квантов» — направлений. Самый большой и мощный — это «Наноквантум», в него вписаны университетские направления в области химических технологий. Другие — это «Робоквантум», «Энерджиквантум», «Нейроквантум», «Геоквантум» и «Промышленный дизайн».

В «Нейро» мы будем пытаться заниматься процессами, связанными с биохимией, попытками создать искусственный интеллект, привнести свои наработки. С другой стороны — это улучшение процесса реабилитации организма, например, адресная доставка лекарственного препарата к пораженному органу. Также будет вестись работа с медицинской техникой в плане ее модернизации, улучшения и попыток создать новые образцы. В «Энерджи» мы будем заниматься альтернативными источниками энергии. А это биотопливо, переход на возобновляемые источники, солнечная и ветровая энергии и много чего еще. Квант «Робо» будет ориентирован на возможности внедрения робототехники в химическое производство. На «Нижнекамскшине», к слову, уже есть роботы. Квант «Гео» — тема, связанная с разработками новых шельфов, исследованиями структуры почв, она больше интересна нефтяникам. «Нано» — это полностью химтехнологии, будет вестись очень много работы с наноматериалами. «Промышленный дизайн» — серьезное направление, интересное нам потому, что в составе университета есть «Союзхимпромпроект», который проектирует новые предприятия для химической и нефтехимической промышленности. Так что в технопарке по этому направлению будет вестись работа по проектированию помещений, мебели, приспособлений, целых производств.

— Где размещается «Кванториум»?

— На одном из этажей Инжинирингового центра площадью около 1 000 кв. м. Он размещен в здании бывшего филиала КНИТУ-КАИ, переданного нам год назад мэрией Нижнекамска.

FNR_6460

— В нем будет состоять специфика технопарка в Нижнекамске?

— Здесь очень серьезно будет представлено направление, связанное с химическими технологиями и биотехнологиями. Все это перспективно в плане практического спроса. Помимо основных компетенций у детей мы будем формировать softskills — мягкие компетенции. А это умение работать в команде, коммуникативные навыки, хорошее знание технического английского языка, работа с информационными технологиями, повышение самооценки. Мы задумали там одно движение — «скаутинг». Условно говоря, я взялась за тему «критические явления». Скаутинг подразумевает, что мне для начала надо выяснить, кто в мире занимается этой темой и в какой части может появиться наше конкурентное преимущество. Это серьезная аналитическая работа, которую мало кто делает. Многие предприятия заказали бы такой скаутинг, но делать это было некому.

— Вы говорите, что предприятия заказывают проекты. А если они в должной степени будут проработаны, предприятия готовы за них платить?

— Мы договорились с мэром Нижнекамска Айдаром Метшиным, что в технопарке будет серьезный попечительский совет, в который войдут практически все «генералы» — руководители крупнейших предприятий. Он будет принимать соответствующие решения. Кроме того, станет работать и экспертный совет в составе ученых. Если экспертный совет скажет, что это серьезное исследование и имеет практическую ценность, а потом рекомендует его к внедрению, то заинтересованное предприятие будет заниматься этими вещами. Судьба стартапов, возникших в стенах технопарка, будет предопределена. Здесь все четко и завязано в единое кольцо, одну цепь событий. В этом заключается уникальность технопарка. Но все, о чем я говорю, нам предстоит сделать. Мы прошли большую дорогу, но пройти надо не меньшую. Если мы претворим в жизнь все запланированное, а я в этом не сомневаюсь, это будет прецедент для Российской Федерации. Все предыдущие удачные модели технопарков были связаны с робототехникой или IT-технологиями. Но это не российская тема, а переделы. Если же мы реализуем свой проект, то сможем стать центром притяжения сначала для Татарстана, а потом и для всей России.

— А с чего началась реализация проекта?

— С визита в Казань замминистра образования России Вениамина Каганова летом 2016 года. Тогда он сказал, что если в республике есть вуз, который так заинтересован в развитии детского технопарка, то наш проект получит приоритетную поддержку. В итоге Татарстан подал заявку на федеральный грант в Минобрнауки и выиграл его.

FNR_6494

— О каком финансировании идет речь при создании технопарка «Кванториум»?

— Минобр выделил 48 млн рублей, 30 млн дала республика, и почти 30 млн дали предприятия Нижнекамска. Мы думаем, что это еще не предел. Если мы будем двигаться дальше, появятся новые запросы.

— На что в основном были направлены эти деньги? На приобретение оборудования?

— На ремонт помещения и на оборудование самих квантов. Небольшая часть была направлена на обучение педагогов (в технопарке есть свой штат из 12 педагогов). Закуплена робототехника, очень много лабораторного оборудования, 3D-принтеры, плоттеры, резаки. В промышленном дизайне будут печатать модели на 3D-принтерах и сканерах. Кванты оборудованы так, что в них можно проводить лабораторные исследования, пробовать реализовать научные идеи.

— Для детей посещение «Кванториума» будет бесплатным?

— Конечно. Все это будет бесплатно. Кроме того, при «Кванториуме» будут работать пять клубов. Один из них — «Самостоятельные дети». Здесь ребенок будет учиться делать все то, что должен уметь делать нормальный человек дома: для мальчиков это починить розетку, вкрутить лампочку, вбить гвоздь, пользоваться шуруповертом; для девочек — шить, вязать, вышивать, поставить заплатку. Кроме того, у нас будут работать родительский клуб, клуб «Ключевые компетенции», «Информационный» для тех, кто хочет делать сайты, работать в соцсетях, пиарить события, и клуб, условно названный «Отложенные инженерные решения», для суперинтеллектуалов.

— Эти клубы будут находиться в здании Инжинирингового центра?

— Да, но открыты они будут не только для резидентов технопарка, а для всех желающих. Мы ожидаем, что каждый клуб станут посещать 100-150 человек. Посетители клубов будут платить условную абонентскую плату.

— В Казани есть «Зарница». В вашем технопарке все будет более углубленно?

— Я была в «Зарнице», и мне очень понравилось. Но там уклон на популяризацию, а в «Кванториуме» созданы условия для проектной работы. У детей будет своя лаборатория, свои пробирки, измерительные приборы, микроскопы, адаптированные под детскую аудиторию.

Я думаю, «Зарница» станет нашим партнером, как и лагерь «Байтик», технопарк «Идея», программа «Лифт в будущее» Роснано, Университет талантов. Наша партнерская сеть будет помогать технологиями, грантами, мастер-классами.

— У детского технопарка должна быть утвержденная образовательная программа. Методически ее разрабатывали специалисты КХТИ?

— Да. У каждого кванта есть программа, состоящая их трех частей: образование, проектная деятельность и конкурсы. Кейсы предприятий есть не везде, так как не все предприятия пока готовы ставить свои задачи перед нами.

IRR_2185

— Аналога такому технопарку в России нет. А почему? Руки не доходили?

— Взяться за это очень тяжело. Перехода от советского технического творчества к современному пока не произошло. Мы взялись за этот проект именно поэтому.

— Конечная цель технопарка — воспитать потенциальных абитуриентов КХТИ. Для выпускников технопарка будет предусмотрено какое-то льготное поступление?

— Мы будем предлагать им две вещи: повышенная стипендия ректора и индивидуальная обучающая программа.

— Есть перспективы расширения детского технопарка на республиканский и российский уровни?

— Когда мы переживем период становления (до конца года), мы станем центром притяжения и для Татарстана, и для Российской Федерации. Это будет такая школа для одаренных детей в сфере инженерных компетенций. Мы сможем инициировать конкурсы, проводить профильные смены, устраивать мастер-классы, задумываемся над созданием дистанционного центра. Думаю, в некоторых регионах России, где жива нефтехимия — Уфа, Ульяновск, Нижний Новгород, Пермь, Новосибирск, — нашим проектом заинтересуются. Сейчас у нас период эксперимента, но к 2018 году мы должны выйти на полную мощность и работать на результат.

— Может быть, стоит открывать подобные технопарки в этих регионах?

— Это уже решение федерального центра. Нам пришлось соблюсти много условий, чтобы выиграть грант: только заявку подавали на 400 страницах. Это очень тяжелые деньги — и получить их тяжело, и отработать. Если другие смогут, мы будем за них рады, если нет — пусть приезжают к нам (смеется).

— Почему вообще возникла такая большая потребность в технопарке с техническим уклоном? Насколько я помню, сейчас на химию отводится всего час в неделю в школе? 

Да, если это не профильный химический класс, то один раз в неделю. Из-за маленькой нагрузки обычно учитель химии и биологии представлен в одном лице — они просто выживают. Химия как сложная развивающаяся наука в школе представлена очень скудно — и ситуацию надо менять. Многие разделы химии в школе не изучаются вообще. Школа страдает тем, что не в состоянии воспроизвести надпредметные связи, например, физхимию.

К тому же мышление, которое формируется в результате внедрения ЕГЭ — не критическое. Это зазубривание. Ну что такое тест ЕГЭ? Детинатаскивают не думать, а зазубривать. Дети действительно ушиблены этим ЕГЭ, по-другому просто не скажешь. И когда они приходят в наш университет, то попадают в тяжелые условия. Раньше диплом инженера давали за пять лет обучения, а сегодня бакалавр — это четыре года обучения. Но при этом целый год мы должны заниматься тем, что не додала школа — общеобразовательными предметами. А потом у них начинается практика на предприятиях, полгода они пишут диплом — и все это надо уложить за оставшиеся три года. Их учить то некогда! Получается, что ими надо заниматься до вуза. Если мы хотим настоящую инженерную элиту, мы должны с ними работать очень серьезно. Школу обвинять не в чем — там делают то, к чему вынудили обстоятельства. Но это печальная картина.

FNR_6482

— От высокопоставленного в прошлом чиновника минобра слышать такую позицию о ЕГЭ довольно непривычно…

— Я всегда была против ЕГЭ. Я думаю так: чтобы победить коррупцию, надо отменить вступительные испытания в вузах, пусть их не будет. Главный козырь сторонников ЕГЭ состоит в том, что вузы лишились своей кормушки. Так и не надо эту кормушку организовывать! Но нужно вернуть силу аттестату. Ведь он сегодня, по сути, не играет никакой роли. Получается, что 11 лет работы ребенка в школе засовывают в корзину. Как сдал ЕГЭ — так тебя и оценили. Это же невозможно. Кроме того, по существу, ты должен выбрать предметы, которые будешь сдавать по ЕГЭ, уже в 9-м классе. Я просто знаю конкретных людей, которые пришли и сказали: «Мой ребенок хочет сдавать физику». А ему отвечают: «Никакой физики, он не готовился. И не сдаст». Сейчас школа — единственная инстанция, которая решает, сдавать или не сдавать ребенку ЕГЭ по тому или другому предмету. Честно говоря, школе наплевать на судьбу ребенка — ее волнуют результаты. Если ребенок выберет физику и не сдаст ее, директору просто голову сниму. Поэтому они и говорят — никакой физики.

— А с ЕГЭ по химии ситуация получше?

— Получше, да. Процент сдающих химию повысился с 11 до 17%. Химия —третья по предпочтениям среди предметов на выбор.

— Как удалось переломить ситуацию?

— Мы самонадеянно считаем, что не без нашей помощи. Но это в республике так, в России ситуация хуже. Мы пытаемся поддерживать химию, как только можем, — регулярно проводим семинары для учителей химии, ежегодную конференцию учителей химии, а сейчас идет Неделя химии в школах. Во всех школах республики всю неделю дети говорят про химию — старшеклассники готовят презентации кабинетов химии, проходят менделеевские чтения, клуб веселых и находчивых химиков и т.д.

Фото: Василий Иванов


Опубликовано 13.02.2017

5 комментариев

Шамиль

У российских ученых три пути — зарубеж, военка/атомка или универ. Два последних направления связаны с риском для жизни и низкими зарплатами) так инженерную элиту мы не для себя выращиваем.

Мама

Вот здорово, хоть где то заботятся о будущем поколении!

Марс

молодцы конечно, но главное чтобы не осталось одной только идеей хорошей. а то все мы знаем чем заканчиваются все российские опыты с детскими роботами и айтишниками — НИЧЕМ увы (( может здесь будет иначе хоть. в добрый путь

Родительница

Детские технические кружки в такой форме просто необходимо возрождать! А то после школы знаний физико-математичесих наук явно недостаточно.

Комментировать