Что не так с фермерами. Почему продукции частных аграриев почти нет в торговых сетях и что с этим делать

Из 4500 фермерских хозяйств в Татарстане только 20 сумели продвинуть товары в магазины. Остальные чаще всего сбывают продукцию через спекулянтов

Артем Малютин — Казань

В Казани есть около полутора десятков магазинов, торгующих продукцией крестьянских фермерских хозяйств (КФХ); обычно это небольшие продуктовые лавки, которые специализируются на работе с местными, такими же, как они, небольшими производителями крестьянской продукции. Их бизнес-модель построена на «товарах с огорода» — считается, что такие товары более экологичны, чем продукция крупных агрохолдингов. С появлением моды на здоровое питание популярность этих магазинов растет.

«Чаще всего получается, что чем крупнее производитель, тем большей экономии он добивается. Перед ним стоит вопрос увеличения сроков годности, и тут на помощь приходят консерванты и стабилизаторы», — говорит Екатерина Иванова, которая вместе с мужем основала фермерскую лавку «Коза-Дереза».

По словам Ивановой, прежде чем продукция попадает в их магазин, они лично знакомятся с фермерами и осматривают их хозяйство. Чтобы товар оказался на прилавке, у поставщика должен быть сертификат соответствия, а для фруктов и овощей в магазине есть нитрат-тестер, с помощью которого можно определить качество.

«В итоге мы получаем качественный товар с простым и всем понятным составом. Он больше не одноликий, он приобретает свою историю — где, кем и как он был произведен», — рассказывает предпринимательница.
Что не так с фермерами. Почему продукции частных аграриев почти нет в торговых сетях и что с этим делатьОднако пример Ивановой, чья лавка открыта для фермеров и даже тех, кто просто выращивает продукцию в своих огородах (личное подсобное хозяйство, ЛПХ), пока что не больше, чем частность, которая не меняет общего. Основной объем агропродукции реализуется через крупные сетевые магазины, куда фермеры попасть не могут.

Перечесть по пальцам 

Многие сети сотрудничают с КФХ: по данным минсельхоза РТ, сегодня товары местных фермеров можно найти в «Магните», «Бахетле», «Пятерочке», «Эдельвейсе» и «Эссене». Но там продается продукция примерно 20 татарстанских фермерских хозяйств, а всего в республике на 1 мая их было более 4450.

Итак, для большинства КФХ доступ на прилавки крупных ритейлеров закрыт. Эта проблема появилась не вчера, и однозначного ответа, в чем ее причина, до сих пор нет. Фермеры винят во всем сетевых лоббистов, представители сетей разводят руками — входные условия для всех поставщиков одинаковы, а некоторые наблюдатели отмечают, что и сами КФХ ведут себя слишком пассивно. 

С мелкими тяжело

«Нам очень тяжело работать с мелкими производителями», — признавался в конце мая совладелец холдинга «Эссен продакшн АГ» (торговая марка «Махеевъ») Леонид Барышев. Обычно контракты предполагают, что если партия товара оказывается некачественной, поставщик обязан возместить все затраты, включая утилизацию. «Ни один мелкий производитель не сможет выдать нам такую гарантию, — говорил Барышев. — Мы пока не можем себе позволить работать с ними»

Читайте также: «Выплыли собственными деньгами». Леонид Барышев рассказал об итогах работы «Эссен продакшн» в 2015 году

Хозяйства, которые договорились с сетями о поставках, можно пересчитать по пальцам, говорит председатель Ассоциации фермеров и крестьянских подворий Татарстана Камияр Байтемиров. Крупные производители гораздо более жизнеспособны, констатирует он. Фермеры же смогут попасть в торговые сети только благодаря реформам в законодательстве, а для этого нужен позыв государства, считает Байтемиров.
Что не так с фермерами. Почему продукции частных аграриев почти нет в торговых сетях и что с этим делатьСетевой ритейл — это крайне консервативный институт, который работает, как правило, с давно сформировавшимися поставщиками, а КФХ из-за малого объема производства пройти в сети почти невозможно, говорит Георгий Остапкович, директор Центра конъюнктурных исследований Высшей школы экономики. Поощрительной практики взаимодействия с мелкими производителями у нас еще нет, отмечает он.  

И маленьким, и большим производителям, которые захотят стать поставщиками x5 Retail Group (объединяет сети «Пятерочка», «Перекресток» и «Карусель»), выставляются одни и те же требования, следует из презентации, которую пресс-служба компании направила KazanFirst в ответ на запрос.

Судя по ней, при выборе поставщика внимание обращается на репутацию производителя, соотношение «цена-качество», внешний вид товара, развитость логистики, мощность производства и так далее. Официального ответа x5 Retail Group KazanFirst не получил.

Все просто: торговой компании нет смысла покупать 20 кг продукции у разных поставщиков, когда можно купить 200 кг у одного — «меньше издержек, меньше договоров, меньше проверок качества», объясняет Остапкович.

Мелким производителям остается другая ниша — сельхозярмарки, рассуждает он. Но и в этом случае многое зависит от заинтересованности местных властей, добавляет Остапкович.

Ярмарки — не выход, утверждает фермер из Верхнеуслонского района Мурат Сиразин: летом большинство из них закрывается и сбывать товар становится негде. По его словам, сейчас большинство мелких аграриев продают то, что вырастили, спекулянтам. В итоге вся продукция уходит за пределы республики, а назад, говорит Сиразин, возвращается «суррогат». 

За прошлый год на ярмарках фермеры в Татарстане продали товара на 1,5 млрд рублей, тогда как произведено агропродукции, по данным минсельхоза, было на 213,7 млрд рублей. По словам Байтемирова, КФХ и ЛПХ вместе производят половину сельскохозяйственной продукции республики.  

«Деньги не доходят»

Выходит, фермерам, чтобы попасть в сети, надо производить больше продукции и совершенствовать логистические цепочки. Но тут большинство из них сталкивается с теми же проблемами, что тормозят малый бизнес в целом: нехватка средств на развитие и залогового имущества, высокие ставки по кредитам и неотрегулированная система господдержки.

С начала этого года по июнь КФХ в Татарстане выдано 48 кредитов на общую сумму 447,6 млн рублей (за тот же прошлогодний период — на 96,9 млн рублей), говорится в ответе минсельхоза. Не так давно глава ведомства Марат Ахметов жаловался, что многие фермеры не идут в банки из-за высоких процентов.

Казалось бы, сельхозпроизводители систематически получают поддержку от государства, но, по словам Байтемирова, из всех субсидий на развитие агроотрасли фермерам достается лишь около 16%, а остальное делят между собой крупнейшие холдинги.

В Татарстане запущено две программы именно для малых форм хозяйствования, отвечают в минсельхозе: это программа поддержки начинающих фермеров (по ней КФХ могут получить грант до 1,5 млн рублей) и программа для семейных животноводческих ферм (грант до 5 млн рублей).

«Госсубсидии сделаны таким образом, чтобы крестьяне их не могли получить — получают только родственники [районных] глав», — заявляет Сиразин. Власти, говорит он, заинтересованы в развитии агрохолдинов, а до КФХ деньги не доходят.
Что не так с фермерами. Почему продукции частных аграриев почти нет в торговых сетях и что с этим делать

Глубокие индивидуалисты

Когда институт фермерских хозяйств только зарождался, было потрачено очень много денег, для КФХ создали специальный банк и даже телерадиокомпанию — все, кроме главного: товаропроводящих сетей, отмечает основатель газеты «Крестьянские ведомости» и доцент Тимирязевской сельхозакадемии Игорь Абакумов. Последствия того легкомыслия фермеры расхлебывают до сих пор, уверен он.

Но Абакумов считает, что врагов фермеров стоит искать среди них самих, поскольку те не хотят объединяться. «Было бы логично прежде всего объединяться в кооперативы — сбытовые, логистические, переработческие, хранилищные. [Пока фермеры] — глубокие индивидуалисты, они считают, что для них все должно быть создано чьими-то руками», — говорит он.

Его поддерживает Остапкович, который тоже убежден, что частично решить проблемы фермеров можно, создав крупные звенья в сельском хозяйстве.  

Этих звеньев в Татарстане сейчас не так много: на конец прошлого года действовало 149 потребкооперативов по сбыту, заготовке и переработке сельскохозяйственной продукции. 

Понравился материал? Поделись в соцсетях
6 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Кира
можно говорить об этом беконено но сети никогда не будут ничего покупать у мелких фермеров. Точно также как армия никогда не закупает себе, скажем, амуницию у надомников. Важны промышленные масштабы, а фермеры слишком идивидуальны.
0
0
Ответить

Николай
Фермерство это бизнес. Ключевая задача бизнеса прибыль получить. Как они собираются работать, если не решили на старте с рынком сбыта. Это как построить магазин в глухом поле без коммуникаций и подъездных путей
0
0
Ответить

Харис Германович
Я бы покупал у фермеров — было бы где купить
0
0
Ответить

Лидия
Вся проблема в работе проверяющихся служб, у нас все полки заполнены непонятными товарами, мёд, который не растворяется, молоко- которое не киснет, помидоры- которые по вкусу напоминают пластик. Главный аргумент-это низкая цена и долговечность, а продукция фермеров так не может и учитывая стоимость транспорта бензина и мздоимств выходит дороже и имеет поразительное салистый портиться. Но почему-то Роспотребнадзор бездействует, да фермерам и на рынках места нет, пошумели о гос безопасности, а снова все рынки забиты растительными продуктами с названием творог, масло и прочее. Зачем нам вообще содержать из бюджета Роспотребнадзор ведь не за бесплатно, они разрешают нарушать наши права, вот пусть и будет официальная статья дохода
0
0
Ответить

Назир
о да заговорили о безопасности молочной продукции, сразу все побежали проверять наши предприятия, а липецкий только на месяц потерял объемы за то сейчас раза в два увеличил поставки в Казань, там вообще непонятно что, но у народа же нет другой информации вот он и покупает по доходу, который падает. А властям все равно, роспотреб только и может что работникам предписания выписывать можно подумать, у нас продукты как в Европе безопасны и полезны едим не пойми, что и нормально, а открой пищевое предприятие задолбают проверками и предписаниями. пока эти структуры не будут отрабатывать деньги которые им народ платит нашим пищевым производителям места в магазинах не будет
0
0
Ответить

РУСТЕМ
Мы являемся поставщиками местных экологически чистых помидоров, выращенных на своем участке. Рынки стихийные закрывают, а крупные сети не хотят работать с мелкими поставщиками вроде нас (личные подсобные хозяйства-ЛПХ). Отказываются принимать товар от ЛПХ, намекая на сбыт через ИП….. Якобы при расчетах через кассу их штрафуют. Это бред какой-то, потому как справки о регистрации в качестве ЛПХ и нитрат-тесты на руках. В этом году у нас остро встает вопрос с рынком сбыта. Как быть нам?
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite