Фестиваль татарской музыки под руководством Сладковского: с мировой премьерой, но без аншлага

Сегодня в Казани будет дан второй концерт второго в истории фестиваля

Кристина Иванова — Казань 

«Для меня это археологическая работа, самые настоящие раскопки», — говорит главный дирижер и художественный руководитель Государственного симфонического оркестра Татарстана Александр Сладковский о подготовке к фестивалю татарской академической музыки имени Назиба Жиганова «Мирас» (переводится как наследие).

Сегодня в Казани будет дан второй концерт второго в истории фестиваля. Инициатором его проведения выступил Сладковский. По признанию маэстро, он пытается подтянуть «татарскую кровь», а также предоставить молодым композиторам возможность писать не в стол, а быть услышанными. После триумфального возвращения с гастролей по Испании и предшествующего им европейского тура дирижера ждал далеко не аншлаг в концертном зале Сайдашева в Казани.

________________________________________________

В первый фестивальный вечер, 15 февраля, традиционно прозвучали произведения Жиганова: симфоническая поэма «Кырлай», девятая симфония для большого симфонического оркестра и сюита «Симфонические песни». Сегодня за дирижерский пульт встанет художественный руководитель и главный дирижер казанского камерного оркестра La Primavera Рустем Абязов. В программе — «Марш Красной армии» Салиха Сайдашева, «Волжская симфония» Александра Ключарева, Концерт для скрипки с оркестром №1 Мансура Музафарова и «Увертюра-фантазия на темы песен Салиха Сайдашева» Александра Миргородского. Фестиваль завершится 22 февраля. Зрители смогут услышать «Молодежную увертюру» Луизы Хайрутдиновой, «Детскую сюиту» Мирсаида Яруллина, «Рапсодию для симфонического оркестра» Рената Еникеева, концерт для виолончели с оркестром Рашида Калимуллина, симфонический дастан «Степь» Масгуды Шамсутдиновой и «Битву» из балета «Золотая орда» Резеды Ахияровой. Дирижер — Айрат Ишмуратов (Канада)

________________________________________________

Мы ищем клады, которые оставили наши предшественники

Перед началом фестиваля народный артист России Сладковский и арт-директор фестиваля Вадим ДулатАлеев (музыковед, музыкальный критик, педагог, доктор искусствоведения, профессор, заслуженный деятель искусств РТ) рассказали журналистам, в муках ли рождался фестиваль и для чего он нужен. «Да не было никаких мук. Наоборот, радость творчества. Просто любая идея должна созреть, — говорит Сладковский. — Чтобы играть татарскую музыку так, как вы ее сегодня услышите и будете очень удивлены, нужно было иметь оркестр такого качества, который мог бы ее воспроизводить не формально, а во всей красе. Мы долго занимались построением такой машины, которая могла бы везти этот груз».

FNR50249

Маэстро рассказывает, как у него родилась идея проведения фестиваля: «Имя Жиганова, так же, как имя Губайдулиной, Рахлина, абсолютно святое, безо всякого преувеличения. И невозможно было не увековечить его. Каким образом музыканты могут это сделать? Посвятить фестиваль и назвать его именем человека, который по-настоящему дорог».

По словам Сладковского, участие в проекте Дулат-Алеева еще раз доказывает, что он не формально относится к этому проекту: «Я очень рад, что он помогает, является свидетелем археологического труда. «Мирас» — название не случайное. Это переводится как наследие и говорит о том, что мы занимаемся тем, что ищем эти клады, которые нам оставили предшественники».

Зачем нужен фестиваль

Отвечая на вопрос, для чего нужен фестиваль, Сладковский говорит, что это дань наследию и желание, чтобы эту музыку знали как можно больше людей. «Действительно ли мне нравится татарская музыка? Если вы спрашиваете у меня как у практика, то я могу сказать, что аппетит всегда приходит во время еды. Мы не можем рассуждать о том, чего не знаем. Когда я учился в консерватории, то говорил, что мне Вагнер не очень нравится. Но для того, чтобы он понравился, его надо было изучать. А чтобы начать изучать, нужна площадка — так бы создали этот фестиваль. Я не дирижирую то, что мне не хочется. Если я берусь и встаю за пульт, значит, я получаю удовольствие при этом. День ото дня я нахожу нюансы и знаки, которые усиливают мою любовь к этой музыке».

FNR50177

«Самый важный аспект состоит в том, что мы в Татарстане, что существует оркестр, который был создан Жигановым, чтобы татарстанские композиторы могли творить. Для меня его проведение — это не праздность и не формальность, — продолжает он. — Такая среда нужна, чтобы воспитывать слушателей и побуждать фантазию молодых композиторов с тем, чтобы они писали не в стол. А чтобы у них был мотив, надежда, что это будет исполнено. Ведь сейчас есть оркестр, который это воспроизводит. Для меня это археологическая работа, раскопки самые настоящие».

Недавно на пресс-конференции Сладковский сокрушался, что за шесть с половиной лет, которые он стоит за дирижерским пультом Госоркестра РТ, ни один татарский композитор не принес ему достойное произведение, которое можно было бы исполнить на бис.

В беседе с KazanFirst маэстро подтверждает, что «не было ничего написано такого, чтобы зал рукоплескал. Если это и было написано, я этого не слышал». На робкое предложение попробовать сыграть «Танец огненной ведьмы» Яруллина из балета «Шурале» дирижер поднял журналиста на смех: «Танец — это не бис, это будет пустой зал. В 40-х это Яруллин написал? Тебе не стыдно задавать такой вопрос?». Сладковский признается, что хочет эффектную бисовку, написанную специально для его оркестра: «Я здесь шесть с половиной лет и всем говорю: напишите, но никто не может. Так и напиши: никто не может. А если кто-то сможет, я буду счастлив играть это везде».

Татарская кровь

Сегодня, на втором концерте, за дирижерский пульт должен встать Абязов. Он дирижировал один из концертов и на премьерном фестивале «Мирас». Никто в открытую не говорит о натянутых отношениях между Сладковским и Абязовым. Лишь однажды, когда Абязов был готов покинуть свой пост, он говорил, что из-за низких зарплат в его оркестре музыканты перебегают в ГСО РТ.

FNR_8501

Отвечая на вопрос KazanFirst, Сладковский признается, что пригласить Абязова было его решением: «Он дирижер, который работает столько лет в Казани и не раз вставал к оркестру в прежние годы. Было бы совершенно несправедливо, если бы эта традиция была нарушена. Когда мы говорим о татарском наследии и татарстанской музыке, для меня важно, чтобы в этом принимали участие и настоящие татары. Так что Абязову сам Бог велел [участвовать в фестивале]. Это будет уже второй раз в новейшей истории нашего оркестра». Маэстро также порадовался, что еще один этнический татарин — Ишмуратов встанет за дирижерский пульт на третьем концерте: «Эти связи бесценны тем, что очень мало настоящих исполнителей и дирижеров с татарской кровью. Мы каждый год стараемся привлекать как можно больше таких мастеров. И я очень рад, что Абязов с удовольствием согласился поучаствовать в фестивале и в этом году».

Мировая премьера?

Сладковский говорит, что прозвучавшая в первом концерте симфония №9 Жиганова, написанная в середине прошлого века, по сути, стала мировой премьерой «Мираса».

«Когда мы приходим в оперный театр, любая новая постановка, даже очень известная, называется премьерой, — вступает в разговор Дулат-Алеев. — Что касается симфонической музыки, здесь немного сложнее. Но если произведение последний раз исполнялось одно поколение назад, это можно считать премьерой». Симфония же Жиганова последний раз звучала 30 лет назад: «По поводу 9-й симфонии я двумя руками поддерживаю, что это премьера. Даже если предположить, что на прошлой неделе ее три раза сыграли другие оркестры и другие дирижеры, а сегодня ее будет играть ГСО РТ, который, ни много ни мало, выступил в «Музикферайн» (в Вене) и который только что вернулся из триумфального тура по Испании, я бы все равно пошел в четвертый раз послушать. А уж раз в 30 лет — тем более». Позже со сцены он скажет, что публика в зале присутствует при первом исполнении симфонии в XXI веке.

FNR50276

Симфоническая поэма «Кырлай» с богатой репертуарной судьбой многие годы звучала с «купюрами», продолжает он. И впервые после долгого времени она зазвучит в полной авторской версии: «Разве это не премьера? Премьера!».

Сладковский добавляет, что в нотах 9-й симфонии по ходу репетиций найдено множество ошибок, в оркестровых голосах — огромное количество несоответствий, нестыковок: «Вот чем мы занимаемся сейчас? Мы приводим этот материал в соответствие с тем, что там действительно было написано. Конечно, это исполнялось, как и многое другое. Вопрос — как и для чего. В этом и смысл, чтобы это звучало по-настоящему, так, как было задумано. Можно без преувеличения сказать, что это премьера, потому что в таком виде 9-ю симфонию вы точно не слышали».

________________________________________________

Приветственное письмо участникам и гостям фестиваля направил президент РТ Рустам Минниханов: «Назиб Жиганов был не только выдающимся композитором, прошедшим полувековой творческий путь, оставив после себя богатое наследие, но и разносторонним деятелем классической культуры. Жители Татарстана по праву гордятся своими многовековыми музыкальными традициями. Фестиваль „Мирас“ — уникальная возможность познакомить слушателей с наиболее яркими произведениями национального творчества»

________________________________________________

Понравился материал? Поделись в соцсетях
1 КОММЕНТАРИЙ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Поклонница
Ну хоть Сладковский занялся раскапыванием татарской музыки!
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite