«Я хотел бы, чтобы мои иконы были теплыми, как у Рублева»

В Никольской церкви, что расположена в казанском поселке Красная Горка, завершается возведение двух иконостасов — приделов Грузинской иконы Богоматери и архангела Гавриила. Основные работы выполняет известный иконописец Ильгиз Ханов, нынешний владелец Храма всех религий. Это его 81-й и 82-й иконостасы в профессиональной карьере. В интервью KazanFirst он рассказал, для кого из сильных мира сего писал иконы и почему считает столь важным оставить после себя духовное наследие на Родине

В Никольской церкви, что расположена в казанском поселке Красная Горка, завершается возведение двух иконостасов — приделов Грузинской иконы Богоматери и архангела Гавриила. Основные работы выполняет известный иконописец Ильгиз Ханов, нынешний владелец Храма всех религий. Это его 81-й и 82-й иконостасы в профессиональной карьере. В интервью KazanFirst он рассказал, для кого из сильных мира сего писал иконы и почему считает столь важным оставить после себя духовное наследие на Родине.


Кристина Иванова — Казань

После пожара в Храме всех религий пришел к написанию иконостаса на Родине

Поселок Красная Горка — практически родные места для Ильгиза Ханова. Ведь Старое Аракчино, где находится Храм всех религий (изначально там был отчий дом семьи Хановых. — Ред.), всего в нескольких минутах езды отсюда. Решение возводить иконостас в Никольской церкви он принял после недавнего пожара в известном культовом сооружении. Ханов пришел к настоятелю Никольской церкви с предложением возвести здесь иконостас. А в церкви как раз в это время подыскивали иконописца для этих целей — такое вот счастливое совпадение.

— Всю жизнь я мечтал возвести иконостас в этом храме. Все детство провел на Волге (храм расположен как раз вдоль реки. — Ред.) -рыбачил на островах и всегда смотрел на разрушенную церковь, хотел чем-то помочь. И несчастье помогло мне это сделать. После пожара в Храме всех религий я решил внести вклад на своей Родине. Важно, если ты можешь оставить после себя что-то такое — не просто наследить, а оставить после себя красоту, — говорит Ильгиз Ханов.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA


Читайте также: «Я писал иконы для Путина и Патрушева, но татарские корни тянут меня»


Собеседник, параллельно продолжая работу над иконостасом, размышляет, что можно написать сотни портретов, натюрмортов, которые могут быть совершенно невостребованными.

— А когда ты пишешь иконы — оставляешь после себя то, что будет служить людям веками. Когда произошел пожар в Храме всех религий, многие работы брата Ильдара Ханова сгорели. А церковь в наши времена, я надеюсь, уже вряд ли будет кто-то поджигать, — говорит он.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Год собирали всем приходом на один иконостас

Настоятель Никольской церкви, иерей Валерий Карпухин рассказывает, что раньше вместо возводимых справа и слева иконостасов были фанерки.

— Мы как раз хотели их менять, и Господь послал нам Ильгиза Ханова, — признается он и рассчитывает, что иконостасы будут полностью готовы уже к Троице (4 июня).

Возведение иконостаса — дело недешевое, сетует Карпухин. Учитывая, что этот приход поселковый, на нужды церкви жертвуют в основном бабушки с пенсий. А практически все средства, получаемые от отпеваний, крещений и т. д., уходят на коммуналку. В итоге на каждый из небольших иконостасов пришлось копить около года. В мечтах настоятеля — поменять за счет пожертвований благотворителей центральный иконостас Святителю Николаю, который не менялся с момента строительства церкви в 1778 году. Следующим шагом станет нанесение фресок на потолок церкви, который сейчас просто побелен.

По словам настоятеля, в период советской власти храм значительно пострадал и использовался под различные нужды. Здесь были птичник, клуб и даже автосервис.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Иконостас — целая симфония

Ханов рассказывает, что возведение иконостаса начинается с заказа. Автор работы оценивает различные аспекты, которые могут повлиять на содержание иконостаса, вплоть до места расположения храма.

— Батюшка может только благословить на работу. А остальное уже — дело автора. Это как Есенин — зачем ему было спрашивать, какие и как писать стихи, — подчеркивает он.

По словам собеседника, чаще других для иконостасов заказывают образы Отца Небесного, Божией Матери, Николы, Сергия Радонежского, Иоанна Кронштадтского. Одна из любимых для Ханова тем — Казанская икона Божией Матери, потому что она родная, особо греющая душу.

— Иконостас интересен тем, что вы создаете целую симфонию, организуете пространство. Икона тоже несет духовность, но иконостас — это просто симфония. Степень воздействия иконостаса на человека намного сильнее. К иконе человек может обратиться, но когда обращаешься к иконостасу, то обращаешься будто ко всему воинству небесному, всем святым. Словно с космосом общаешься, — рассуждает Ильгиз Ханов и продолжает работать кистью.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

 Иконостас для президента и жизнь на деньги от сдачи квартиры

По словам художника, перед изготовлением иконостаса, который пишется по определенным канонам, он готовит эскиз. После этого выпиливается сухая доска, наносятся различные слои, рисунок. Большую часть работы для церкви на Красной Горке Ханов с помощниками выполнили в московской мастерской иконописца. Темпы работы зависят от вдохновения, но на возведение одного небольшого иконостаса, как в Никольской церкви, требуется не менее 20 дней. В Казани Ханов наносит последние штрихи, используя пигменты итальянского производства.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

— Без веры и вдохновения ничего не получится, — утверждает собеседник.

Есть и огромные по масштабу работы, как было в Соловках. Про иконостас, который Ильгиз Ханов возводил там в течение полугода, даже сняли документальный фильм «Соловецкое чудо».

Но такие заказы, как говорит иконописец, выпадают раз в сто лет.

Нередко иконы заказывают и сильные мира сего. По заказу главы государства Владимира Путина Ильгиз Ханов возводил иконостас в Валдайском Иверском монастыре. Среди заказчиков в разное время также были Николай Патрушев и многие другие.

Правда, плодами своего труда иконописцы не всегда могут пользоваться, говорит собеседник. Сам он живет преимущественно на деньги от сдачи квартиры в Москве.

–Художнику важно творить. Он это делает не потому, что хочет на это жить. А потому, что просто не может не творить. Я не могу не работать, — отмечает Ильгиз Ханов.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Мечты подняться до уровня Рублева

К иконописи уроженец Татарстана, называющий себя «татар малае», по сей день занимающийся йогой и шесть лет практиковавший буддизм, пришел в 23 года. Произошло это после случая в горах во время занятий альпинизмом, когда Ильгиз чудом остался жив и перед ним возник светящийся образ.

— Это приходит откуда-то из глубины. Происходят духовные поиски, изучение истории искусства. А потом приходишь к выводу, что все художники обращались к чему-то высшему, особенно эпохи Возрождения. Видимо, ко мне через поиски истины пришло, что в России надо писать иконы, — рассказывает он.

Себя Ханов причисляет к продолжателям московской школы иконописи, которой характерно обилие дополнительных цветов — красного, зеленого, синего, желтого, оранжевого, фиолетового.

— Я хотел бы, чтобы мои иконы были теплыми, как у Андрея Рублева. Но чтобы подняться до его уровня, надо, наверное, все потерять и отдать себя всего, — рассуждает он.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

По словам Ханова, творцу необходимо вдохновляться, посещая выставки работ великих художников. Вдохновение можно черпать и из природы — смотреть на восход и закат солнца, дождь, снег.

— Вот я нарисовал икону, и она служит людям. Тем более если делаешь это на Родине, это очень важно, — подчеркивает Ханов. — До сих пор вспоминаю, как мы с отцом ходили косили сено. Это меня греет по сей день. Даже если я не буду жить здесь, то всегда буду вспоминать, как мы пасли коров. У меня до сих пор сохраняются трепетные воспоминания о Родине, родном языке, парном молоке. Художник умирает, если он не знает своих первоисточников, откуда он и зачем.


Наша справка

Ильгиз Ханов родился в 1948 году в Казани в поселке Старое Аракчино, окончил Казанское художественное училище и Московское высшее художественно-промышленное училище (бывшее Строгановское). В середине 1970 годов вместе с братом Ильдаром Хановым осуществил несколько дизайнерских проектов на улицах исторического центра Казани и Набережных Челнов. Входит в Союз художников России, Международный союз графиков, Московский союз художников. Руководитель мастерской иконописи в Москве. Написал тысячи икон и более 80 иконостасов для различных храмов России от Дальнего Востока до Соловков. Участвовал в реставрации Петропавловского собора в Казани, выполнил несколько масштабных работ для Благовещенского собора Казанского кремля, его работы есть в Раифском Богородицком мужском монастыре. Наиболее удачный долговременный проект Ханова — копирование им с помощниками иконостаса Троицкой церкви Свияжска. За большой вклад в возрождение духовности награжден орденами РПЦ имени Андрея Рублева I и II степени. Еще в советское время он восстановил Султановскую Соборную мечеть в Казани и мечеть в Нижнем Новгороде. Вместе с Ильдаром Хановым принимал участие в проектировании и строительстве Вселенского храма в Старом Аракчино.



Читайте также: Ильгиз Ханов: Храм всех религий — бриллиант Казани, который еще надо огранить


 

Понравился материал? Поделись в соцсетях
2 КОММЕНТАРИЯ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Не прихожанка
Талантливый дедушка
0
0
Ответить

Вел
На кого замахнулся то! На Рублёва!
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite