Республика почти за год лишилась шести банков. Сегодня в Татарстане остаются работать 13 региональных кредитных организаций. Ни у одного другого субъекта России, не считая Москву и Санкт-Петербург, такого числа финансовых учреждений нет

Чертова дюжина: хватит ли Татарстану нынешнего количества своих банков

Республика почти за год лишилась шести банков. Сегодня в Татарстане остаются работать 13 региональных кредитных организаций. Ни у одного другого субъекта России, не считая Москву и Санкт-Петербург, такого числа финансовых учреждений нет

Республика почти за год лишилась шести банков. Сегодня в Татарстане остаются работать 13 региональных кредитных организаций. Ни у одного другого субъекта России, не считая Москву и Санкт-Петербург, такого числа финансовых учреждений нет.  


Ильнур Ярхамов — Казань

Массовым падением банков Татарстана запомнятся конец прошлого и весь этот год. Начиная с отзыва лицензии банка «Камский горизонт» 3 ноября и заканчивая 21 июля, когда Центробанк прекратил существование Спурт Банка, татарстанская экономика лишилась шести кредитных организаций. Помимо двух уже упомянутых в список также входят Татфондбанк, ИнтехБанк, Татагропромбанк и Анкор Банк.

Согласно данным портала Banki.ru, сегодня региональная система Татарстана состоит из 13 финансовых учреждений и номинально отнесенной к банкам «Сетевой расчетной палаты». Список возглавляет «АК БАРС» Банк, за ним следует «Аверс», «Девон-кредит», Банк Казани, Акибанк, Энергобанк, Автоградбанк, Татсоцбанк, Камкомбанк, Автокредитбанк, «ИК Банк» и Алтынбанк. Татарстанский Тимер Банк с 20 февраля находится под контролем временной администрации в лице Агентства страхования вкладов и временно выбыл из когорты республиканских банков.

По показателю «Вклады физических лиц» за июль 2017 года доминирует «АК БАРС», а в аутсайдерах — Алтынбанк с оттоком в 2,4 млн рублей. А по показателю «Активы нетто» за июль в первую тройку банков входят «АК БАРС» (15,2 млрд рублей), «Девон-кредит» (222,9 млн рублей) и Автокредитбанк (178 млн рублей). Среди отстающих, чей показатель в красной зоне, — Акибанк (150 млн рублей), Татсоцбанк (1,4 млрд рублей) и «Аверс» (12,4 млрд рублей).

Несмотря на потери, сегодня в Татарстане сохраняется столько банков, сколько нет ни в одном другом субъекте России, кроме Москвы и Санкт-Петербурга. Ближайшие к нам по численности кредитных организаций регионы — Свердловская область с 12 банками, Краснодарский край, Самарская и Ростовская области — по 11 банков. А в соседней Татарстану Чувашии — три банка, столько же в Кировской области, в Башкирии — четыре, а в Удмуртии — два.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

— Критерия оптимальности числа банков не существует. Не важно, идет ли речь о стране или о регионах. Их количество на местах исторически определяется степенью развитости экономик регионов. Как правило, чем более развитой является экономическая система, тем больше банков работает на данной территории, — утверждает замначальника аналитического департамента Ассоциации российских банков Сергей Пенкин.

По его словам, второй аспект в этом вопросе связан с формой государственного устройства страны. Чем более федеративно государство, тем больше в нем банков.

— Средние и малые банки, особенно в регионах, играют очень большую роль в обеспечении экономической безопасности, — уверен собеседник.

Эксперт отмечает, что крупные банки, контролирующие большой объем активов, несут на себе повышенные риски (что логично, так как чем больше активов на балансе, тем больше объем рисков). Когда в силу неблагоприятной экономической конъюнктуры эти риски реализуются, активность крупных банков на некоторое время резко замедляется.

— И в этот момент зачастую только малые и средние банки в состоянии кредитовать экономику регионов, препятствуя дальнейшему ее ухудшению. Ну а в период экономического роста деятельность некрупных банков позволяет обеспечить качественную конкурентную среду, — рассуждает Сергей Пенкин.

Собеседник уверен, что средние и малые кредитные организации должны оставаться на рынке. Это нужно не столько самим банкирам, сколько их многочисленным клиентам, а также экономике страны в целом. Сергей Пенкин напоминает, что в своё время Ассоциация российских банков боролась за снятие избыточных ограничений в деятельности финансовых учреждений с базовой лицензией.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

— Есть регионы, где нет вообще местных банков, есть только филиалы федеральных. И таких субъектов очень много. Такая ситуация, на мой взгляд, — плохая история для региона, — говорит вице-президент Ассоциации региональных банков России Ян Арт.

Собеседник отмечает, что Татарстан за последние годы продемонстрировал одну из самых эффективных и развитых банковских систем в стране.

— Хотя я в декабре 2016 года сказал, что Татарстан ещё лицензий шесть потеряет. Для меня было бы очень печально, если число банков в Татарстане перестало бы быть двузначным, — говорит Ян Арт.

Со слов эксперта, местный банкир, как правило, вживлен в жизнь региона, общается с бизнесменами, у него возникают взаимосвязи в деловой среде.

— Чем отличается управляющий филиалом федерального банка от местного банкира? — задается вопросом Ян Арт. По его словам, управляющий всё равно скован в принятии решений, он работает в рамках каких-то шаблонов, спущенных головным отделом. Он не может быть гибким. А у местного банкира такая возможность есть. Он видит и может пощупать весь тот бизнес, который просит кредиты или предлагает инвестировать.

Собеседник рассказывает, что в таких странах, как Южная Корея, Канада, Казахстан, банковская система — укрупненная. Там считанное количество кредитных организаций. А в США около 7 000 банков.

—  И это та страна, которая является примером для всего мира с точки зрения доли малого бизнеса в ВВП — более 50%. Если мы в регионах хотим видеть сильный малый и средний бизнес, то нужно больше региональных банков. Я не верю в сильную Россию без сильных регионов. Если экономическая сила страны будет сосредотачиваться только в Москве, то исторически это сработает против России, — рассуждает Ян Арт.

В то же время эксперт отмечает слабую сторону региональных игроков рынка — тяга к кредитованию кэптивного бизнеса. По его словам, это увеличивает риски и банки попадают под зачистку Центробанка.


Наша справка

Кэптивный бизнес — это кредитование бизнеса конечных бенефициаров банка. Например, по оценке ЦБ, 65% кредитного портфеля Татфондбанка приходилось на займы, связанные с бизнесом собственника. Такая модель предполагает, что кредитоваться будут предприятия без учета рисков, обусловленных рыночными процессами. Кредитование достигается через личные связи и знакомства, договорные отношения с руководством банка.


— На самом деле истина лежит посередине. Региональные банки нужны, но, с другой стороны, Банк России должен жестко контролировать кэптивность. Но это же можно делать в рабочем режиме, а не доводить до того, чтобы банк нарастил кэптивность настолько, что риски стали зашкаливать. И дальше остается только отзывать лицензию или санировать. Даже американская система надзора за банками работает в режиме: «Постучали по плечу и указали, что риски растут, того и гляди за нормативы выйдут, так что уменьшай кэптивность». Центральный банк можно понять — его напрягает кэптивная модель бизнеса региональных банков. Но чтобы вылечиться от этой болезни, их же необязательно отправлять в морг, — считает Ян Арт.

Новая банковская система России под управлением ЦБ подразумевает существование целого кластера финансовых учреждений с базовыми лицензиями. Это те кредитные организации, которые не могут работать на фондовом или международном рынке, но они оснащены всеми возможностями, чтобы сотрудничать с малым и средним бизнесом в регионах.

— Точной формулы подсчета, сколько нужно региональной экономике банков с местной пропиской, нет. Кроме того, в текущей концепции развития банковской системы страны, диктуемой ЦБ, мне кажется, можно начинать отвыкать от термина «региональные банки». Регулятор видит деление кредитных организаций на уровни в зависимости от степени принимаемых на себя рисков — «чем меньше риски, тем проще регулирование», — утверждает Анастасия Потёкина, руководитель портала «Финансист».

Тот же погоревший ТФБ (с бизнесовыми объемами более 100 млрд рублей) и гигант «АК БАРС» Банк можно скромно именовать «региональными», но один играл, а другой и сейчас играет вполне по-взрослому в масштабах федерации.

— Однако если пытаться рассуждать, как принято у ЦБ выражаться, домохозяйством Татарстана, то можно ответить: да, 13 достаточно. И 10, наверное, было бы достаточно. А то и пять. Но с учетом ряда условий, разумеется, — рассуждает собеседница.

Эксперт отмечает, что банк со статусом «региональный» должен реально обслуживать экономику и население, а не группу компаний, принадлежащую тому же собственнику, что и сама организация. Финансовое учреждение должно быть «белым и пушистым» с точки зрения надзорного органа.

— Чертова дюжина таких банков в Татарстане — уже очень солидная банковская система для региона, способная аккумулировать весомую ликвидность и качественно перераспределять деньги внутри региона, — утверждает Анастасия Потёкина.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Даже после локального банковского кризиса декабря 2016-го — первой половины 2017-го Татарстан всё равно остается чемпионом по этому показателю. Эксперт не видит ничего плохого в том, что банк входит в какую-либо группу компаний или принадлежит крупному бизнесмену, если таковой, конечно, рассматривает его как отдельный вид бизнеса. Есть рынок, есть устанавливаемые им рыночные ставки — что по пассивам, что по активам, есть рыночные тарифы — и, условно говоря, мой банк оказывает моей компании, холдингу, лично мне банковские услуги на общих, рыночных условиях. И при этом банк, как мой бизнес, должен приносить прибыль и расти. Но как только бизнесмен начинает воспринимать кредитную организацию как личный кошелек или делает из нее прачечную — крах становится только вопросом времени.

— Будущее разделение банков на банки с универсальной и базовой лицензией больших проблем региональным игрокам не создадут, а у тех, кто в результате окажется обладателем базовой лицензии, в некоторой степени проблем с регулятором будет меньше — нормативы окажутся не такими жесткими. И наоборот — к самым крупным банкам из первой десятки уже будут применяться базовые стандарты регулирования, — объясняет новую систему работы регулятора замдиректора аналитического департамента компании «Альпари» Наталья Мильчакова.

Эксперт рассказывает, что сейчас есть показатель объема ВВП страны на один банк. Если объем ВВП страны в долларах поделить на количество банков, и итоговая цифра составит от $3 до $10 млрд, то количество банков в стране оптимально.

Если итоговая цифра превышает $10 млрд, то банковский рынок монополизирован, большое количество операций сосредоточено у сравнительно небольшого количества финансовых учреждений.

— А если наоборот – результат не дотягивает до $3 млрд. Это значит, что банков в стране при таком уровне ВВП слишком много. В России в среднем показатель ВВП на банк, рассчитанный в долларах, составляет чуть более $2,05 млрд на банк. То есть даже при нынешнем рекордном сокращении числа банков, произошедшем за последние годы, количество банков в России все равно слишком велико при нашем объеме ВВП, — резюмирует Наталья Мильчакова.

Со слов эксперта, оптимального значения мы достигнем, когда на российском рынке останется примерно 500 банков, в том числе «дочки» иностранных организаций, зарегистрированные в РФ и имеющие лицензию ЦБ (в настоящее время количество банков в России превышает 600).


Читайте также: «Эффект домино, созданный крахом ТФБ, еще не исчерпан»


 

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite