На что уходит коммуналка за отопление и почему тарифы растут

Объясняем на примере «Казэнерго», как устроен рынок теплоснабжения столицы.

В 2019 году жителей России ожидает двухэтапное повышение тарифов на жилищно-коммунальные услуги. Раньше индексация тарифов происходила, как правило, 1 июля и в среднем не более чем на 4%. В следующем году все будет иначе: в соответствии с решением правительства России предельная величина роста тарифа на тепловую энергию с 1 января составит 1,7% - вслед за выросшим с 18 до 20% НДС; с 1 июля произойдет увеличение на 2,4% по сравнению с январским показателем.

Отопление является самой внушительной статьей в коммунальных платежках, а вопросы к тому, как формируется данный тариф, возникают не только у жителей, но и у компаний, конкурирующих между собой на рынке, что показало состоявшееся недавно заседание экспертного совета при Госкомитете РТ по тарифам по рассмотрению инвестиционной программы АО «Татэнерго».


Читайте также: «ТГК-16» устроила «Татэнерго» сцену ревности


Чтобы разобраться, куда тратятся деньги казанцев, оплачивающих теплоснабжение, KazanFirst обратился к эксперту - заместителю главного инженера по энергосбережению и новым технологиям АО «Казэнерго» Тимуру Ахметову. «Казэнерго» вместе с «Татэнерго» и «ТГК-16» являются крупнейшими поставщиками тепла в столице республики.  «Казэнерго» обеспечивает отоплением 25% казанцев - 1 970 многоквартирных домов, 327 социальных объектов и более тысячи прочих потребителей. Тариф компании на теплоснабжение для населения в настоящее время установлен на отметке 1737,53 рубля за гигакалорию (включая НДС).

- Много это или мало: одна гигакалория тепла в час - это тепловая нагрузка трех стандартных четырехподъездных девятиэтажек на нужды отопления и горячего водоснабжения, - объясняет Тимур Ахметов. - Но опять же все зависит от того, какая температура на улице. Чем на улице холоднее, тем больше потребление. Названные показатели актуальны для температуры -31 градус. Если на улице теплее, то потребление тепловой энергии меньше.

Теперь непосредственно к структуре тарифа на теплоснабжение у «Казэнерго». 59% в нем - затраты на покупку природного газа. То есть с каждого полученного рубля за тепло 59 копеек у «Казэнерго» уходит на топливо, поскольку котельные вырабатывают тепло путем сжигания газа. 10% себестоимости составляют затраты на электроэнергию, на воду уходит менее 0,5%. Еще 1,5% от себестоимости идет на уплату земельного и имущественного налогов. Фонд оплаты труда с учетом всех налогов и отчислений забирает 19% себестоимости.

- Численность работников определяется технической необходимостью выполнения задачи качественного и надежного теплоснабжения, - говорит Ахметов. - У нас основная масса сотрудников из полутора тысяч работают, что называется, в поле - в котельных, обслуживают тепловые сети. С каждого полученного рубля мы платим 19 копеек на зарплату, при этом средняя заработная плата составляет 28,5 тысячи рублей. 

Важнейшая составляющая тарифа - амортизация. На нее уходит примерно 8% от себестоимости. Это тот самый источник финансирования, за счет которого восстанавливается износ основных фондов. Таким образом, с каждого рубля, заплаченного жителями Казани, восемь копеек направляются на реконструкцию и модернизацию оборудования котельных и тепловых сетей.

- Основной источник нашей инвестиционной программы, к сожалению, -амортизация. Почему к сожалению? Потому что когда говорят про инвестпрограмму, подразумевают, что есть какие-то дополнительные источники финансирования: прибыль на развитие, внешние инвестиции. У нас это амортизация, в рамках которой мы пытаемся решать вопросы с большим уровнем износа, - рассказывает представитель «Казэнерго».

Величина амортизационных отчислений зависит от срока службы и стоимости оборудования. К примеру, у тепловых сетей срок службы 25 лет, соответственно, если участок тепловой сети, условно говоря, стоит миллион, то 4% от стоимости на протяжении этого времени будут идти в амортизационную копилку. Подразумевается, что так наберется полная стоимость сети и ее смогут заменить. Вот только при расчете амортизации не учитывается инфляция, что значительно обесценивает накопления, в связи с чем проведение всего цикла восстановительных работ требует дополнительных инвестиций.

Еще 1,1% тарифа уходит на ремонт - работы, которые не несут характер реконструкции, но позволяют поддержать оборудование в рабочем состоянии. Около 1% составляют прочие расходы, куда входят затраты на страховку опасных производственных объектов, получение лицензий, обучение и проведение аттестации персонала, экологические платежи и прочие расходы.

Зачем повышать тариф?

Говорить о точном размере тарифов для клиентов «Казэнерго» на 2019 год пока рано - окончательную цифру назовут в конце декабря. Предельный рост тарифов, как уже было сказано, задан правительством страны. 

- 1 737 рублей, которые я называл, - это сумма с 18% НДС. С 1 января НДС возрастает на 2% и получается, что индексация в 1,7% фактически не приходит предприятиям - она компенсирует увеличение налога, - рассказывает Тимур Ахметов. - Если нам не компенсировать 2% НДС в тарифе, то эту величину пришлось бы выплачивать за счет каких-то статей затрат себестоимости тепловой энергии. За топливо, за газ и воду мы обязаны заплатить в объеме фактического потребления и установленных тарифов. У нас остается зарплата, амортизация и ремонт. Налоги и прочие обязательные платежи не обсуждаются. Но амортизация и ремонт - это надежность, а зарплата - уровень жизни почти 1,5 тысячи работников предприятия. Реальное повышение, которое мы увидим в своих затратах, будет только с 1 июля на величину, установленную Государственным комитетом по тарифам, и с учетом уровня предельного роста тарифа не превысит две дополнительные копейки на рубль.

По словам представителя «Казэнерго», львиная доля полученных средств уйдет на компенсацию роста стоимости энергоносителей.

- Фактически увеличение в 3-4%, проходившее в последние годы, не позволяло нам увеличивать физический объем работ по реконструкции и ремонту, заработную плату. Оно лишь компенсировало инфляцию, - отмечает эксперт.

Другая проблема - износ основных фондов: данный показатель у «Казэнерго» достигает 58%. В утвержденной Госкомитетом РТ по тарифам инвестиционной программе до 2022 года на реконструкцию и обновление ресурсов компании отведено 189 млн рублей в год. По словам Ахметова, этих денег хватит лишь на поддержание имеющегося уровня износа, при этом на ремонт «Казэнерго» не хватает около 80 млн рублей:

- Объемы выполняемых работ по реконструкции ограничены объемом амортизационных отчислений, учтенных в тарифе. Распределение объемов финансирования, определение объектов реконструкции направлены на безаварийное прохождение отопительного сезона. Меняется не то, что требует замены по срокам, а то, что в своем физическом состоянии уже не может работать. В год мы должны менять не менее 4% тепловых сетей, чтобы просто сохранять износ на одном уровне, но для того, чтобы снижать износ, желательно менять 5-6%. В связи с ограниченным объемом финансирования фактические объемы реконструкции тепловых сетей составляют около 3,7%, чего явно недостаточно. Решением вопроса может быть увеличение объема затрат на капитальный ремонт в тарифе с сегодняшних 30 до 80 млн рублей, - отмечает Тимур Ахметов.

По мнению эксперта, 25 лет в качестве срока службы сетей теплоснабжения - очень оптимистический прогноз.

- Электрохимическая коррозия, образующаяся в результате воздействия коммуникаций, дорожного движения трамваев в городе, а также грунтовых вод, практически съедает трубопроводы. В результате негативного воздействия небольшое количество сетей реально выдерживает срок эксплуатации в 25 лет, - заявил Ахметов.

Недобросовестные застройщики бросают сети

Говоря о ситуации на рынке теплоснабжения Казани, Тимур Ахметов упомянул о проблеме, связанной с бесхозными объектами теплоснабжения.

- Суть проблемы вот в чем. Собственником тепловых сетей является тот, кто их построил в соответствии с законом. У нас много застройщиков, которые возводят жилые кварталы, в том числе внутриплощадочные инженерные сети, или самостоятельно строят сети от существующих коммуникаций. В этом случае эти участки остаются в собственности застройщика. Встречается большое количество случаев, когда застройщики забывают про эти участки и они остаются бесхозными. По решению суда их передают в эксплуатацию соответствующим теплоснабжающим организациям, но они передаются в таком состоянии, что их нужно полностью менять. При этом амортизацию с этих сетей мы не собрали. У нас, по сути, нет источника финансирования. В итоге вместо того, чтобы менять те сети, которые наши и по которым собраны амортизационные отчисления, мы вынуждены менять сети, которые мы не эксплуатировали, но нам их передали, - отметил представитель «Казэнерго».

По мнению эксперта, подобная практика в Казани встречается не только с тепловыми сетями, но и котельными, которые эксплуатируют до прихода в негодность, а потом пытаются передать ресурсоснабжающим организациям.

- Когда-то в городе было установлено достаточно большое количество крышных котельных, которые эксплуатировались самими жильцами, как правило, через ТСЖ. ТСЖ не собирали деньги на восстановление ресурсов, а когда источники пришли в негодность, они на уровне города и республики говорят о том, что им не на что реконструировать котельные, и просят переключить их к централизованным сетям - либо за счет бюджетных средств, либо за счет тарифа, - рассказал Тимур Ахметов.

Спор за выгоду

В Казани функционируют две системы теплоснабжения. Первая - с комбинированной выработкой тепла, основанная на мощностях теплоэлектроцентралей «Татэнерго» и «ТГК-16». От ТЭЦ-3, принадлежащей «ТГК-16», тепло идет в сторону ТЭЦ-2, в систему теплоснабжения «Татэнерго». Противостояние компаний касается объемов поставляемых ресурсов: чем больше тепла отпускает ТЭЦ-3, тем ниже себестоимость электроэнергии для нее. «Татэнерго» же хочет покупать ровно столько тепла, сколько в компании считают нужным. 

Вторая система теплоснабжения - «Казэнерго». Она включает в себя 138 котельных, которые производят только тепловую энергию. Выработка тепла на котельных всегда менее эффективна, чем на теплоэлектроцентралях, при условии, если ТЭЦ работает в паспортном режиме, стоимость сжигаемого ТЭЦ топлива распределяется в себестоимости как электроэнергии, так и тепла. Поэтому затраты на топливо для выработки тепловой энергии у ТЭЦ существенно ниже, чем у котельных. В этом и преимущество ТЭЦ, которые старались строить во всех крупных городах в СССР: тепло дешевле, чем у водогрейных котельных, плюс выработка электроэнергии по конкурентным ценам. Но применять их выгодно только в крупных городах, где есть постоянный большой спрос на тепловую энергию. Уменьшение отпуска тепла от ТЭЦ приводит к увеличению себестоимости как тепловой, так и электрической энергии.

Сказывается все это на тарифах. У «Казэнерго», как уже было сказано, одна гигакалория оценивается в 1 737 рублей, у «Татэнерго» - в 1 670 рублей, «ТГК-16» греет «Салават Купере» по тарифу около 1 485 рублей за гигакалорию.

- Нельзя апеллировать тарифами, просто сравнивая станции, - говорит Тимур Ахметов. - Между источниками тепла и потребителями есть тепловые сети. Если говорить о «Татэнерго», то у них кроме пяти источников еще порядка 1 400 км сетей. И вот эту сетевую составляющую, когда мы сравниваем тарифы, нельзя сбрасывать со счетов.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
3 КОММЕНТАРИЯ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Online
Хорошая статья!
0
0
Ответить

Федор Моисеев
Нет, ну как врет и даже не поморщится, ну просто сказки рассказывает. Тариф на тепло завышен почти в 2 раза и он плачется. Готов в любое время доказать свои претензии. Звоните 8 917 2633955 ..
0
0
Ответить

Online
Так вы сами обоснуйте свою претензию в Гос Комитете РТ по тарифам. Ведь именно они устанавливают тариф. Справки по телефону 221-82-06
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite