«Рано или поздно ваххабиты и безмазхабники исчезнут»

Автор фото: KazanFirst и dumrt.ru
Общество 09:57 / 9 февраля
6
«Рано или поздно ваххабиты и безмазхабники исчезнут»

Мусульмане Казани обсудили историю происхождения ханафитского мазхаба.

Уже традиционными становятся собрания в небольшом кругу в Галеевской мечети, проводимые молодежным крылом муфтията. Ведущая клуба Лиля Ильясова представила на этот раз советника муфтия Татарстана по шариату Булата хазрата Мубаракова. Также был и преподаватель Российского исламского института Ахмад хазрат Аль-Ханафи.

На очередной встрече клуба, как и в прошлый раз, поднималась тема, посвященная проблеме передачи исламских знаний, разъяснения, почему современные мусульмане должны обязательно следовать одной из четырех правовых школ, и критиковались крайние взгляды ваххабитов, салафитов, игиловцев и так далее. 

Булат хазрат Мубараков начал свои рассуждения с рассказа об идеологе ваххабизма и салафизма XX века из Саудовской Аравии Насер ад-Дина Абу Абдуррахмана аль-Албани. По словам советника муфтия, именно с этим именем можно связать практику призыва к отказу от следования мазхабам в исламе. 


Наша справка 

Насер ад-Дин Абу Абдуррахман аль-Албани родился в 1914 году в городе Шкодер, что на северо-западе Албании. Умер в 1999 году в Аммане, Иордания. Большую часть религиозных знаний шейх аль-Албани получил самостоятельно. Он претендовал на звание богослова и хадисоведа, то есть знатока корпуса источников Сунны. При жизни аль-Албани работал плотником и торговцем часов. В 1930-х мигрировал в Дамаск. 

В 1950 году он начал давать еженедельные уроки, вокруг него стали собираться единомышленники. К 1960 году популярность проповедника заметили в правительстве Сирии и стали к нему относиться с подозрением. 

В 1961 году аль-Албани приглашает в Саудовскую Аравию другой популярный идеолог салафизма и ваххабизма Абдул-Азиз ибн Баз. Аль-Албани делают предложение преподавать хадисоведение, он соглашается. За два-три года деятельность аль-Албани набирает обороты, теперь он уже начинает критиковать салафитов Саудовской Аравии. В 1963 году он возвращается в Сирию, несколько раз там арестовывается. В целом до конца жизни он продолжает писать книги и вести проповеди. 


- К сожалению, сегодня есть люди, которые считают, что им достаточно уметь читать на русском языке исламские источники, например, сборник хадисов аль-Бухари. Из перевода этой книги принимать самостоятельные решения. Например, есть шейх аль-Албани. Он в своих текстах сформулировал правило отрицания мазхаба, - рассказывает Булат хазрат Мубараков. 

Под мазхабами имеется в виду правовая школа и традиция интерпретации исламских источников (Коран и Сунна). На сегодня в исламе есть четыре мазхаба - ханафитский, маликитский, шафиитский и ханбалитский. Мусульмане Поволжья России, как правило, следуют ханафитскому мазхабу. Булат Мубараков вспоминает, что, ещё учась в медресе «Мухаммадия», он наткнулся на сборник хадисов (предания о словах и делах пророка Мухаммада) аль-Бухари, который был снабжен комментариями и подстрочниками от аль-Албани.

- Я, будучи первокурсником, находил смешным, что современный мусульманин заявляет чуть ли не о том, что может оспорить верность хадисов, передаваемых от аль-Бухари. В этой книги были самостоятельные суждения о религии аль-Албани, на которые он явно не имел права. После каждого хадиса шли слова аль-Албани, что хадис проверен, - говорил советник муфтия. 

Ахмад хазрат аль-Ханафи заявил, что критики аль-Албани внимательно изучают его интеллектуальное наследие и уже есть ряд фактов, которые отбрасывают тень сомнения на идеолога салафизма. 

- Если взять то количество времени, которое он посвятил на изучение сборников хадисов, и разделить на само количество хадисов, по которым он вынес своё решение, то получается, что в среднем шейх проверял один хадис несколько минут, - говорил Ахмад хазрат аль-Ханафи. Таким образом, продолжал рассуждать спикер, можно с уверенностью говорить о поверхностном взгляде аль-Албани на Сунну. 

- Рано или поздно всё равно ваххабиты и безмазхабники исчезнут. То, что они делают, вся их религиозная практика - это установление анархии в религии, - резюмировал Булат Мубараков. 

Далее богословы рассказали историю происхождения ханафитского мазхаба, за который должны обязательно держаться современные татары. Из четырех мазхабов в исламе две правовые школы стоят особняком - это ханафитская и маликитская. Дело в том, что они продолжают традиции исламской практики ещё раньше сформировавшихся территориальных школ. Ханафитская корнями уходит в куфийскую школу, а маликитская - в мединскую. 

Например, связь с маликитской школой объясняется следующим образом. Основатель мазхаба Абу Ханифа (699-767 гг.) жил в городе Куфа, где поселился один из главных сподвижников пророка Мухаммада, то есть Абдулла ибн Масгут. Поэтому все обитатели Куфы и ближайших окрестностей практиковали именно то понимание ислама, которого придерживался Абдулла ибн Масгут. В свою очередь Абу Ханифа собирал различные хадисы и систематизировал их, проверял их достоверность, исходя из практики куфийцев. Этим же делом в Медине занимался и имам Малик (713-795 гг.). 

Если то или иное предание о пророке Мухаммаде достигало Абу Ханифу или имама Малика, а они в свою очередь видели, что жители Куфы или Медины это не практикуют, то хадис приобретал статус отмененного. 

В свою же очередь правовые школы авторитетов имама аш-Шафии (767-820) и Ахмада ибн Ханбаля (780-855) имели другую подоплеку. Их основатели лишь работали с корпусом дошедших до них источников, верифицировали цепочки передатчиков хадисов. Они были лишены возможности сверять те или иные предания о пророке Мухаммаде с исламскими практиками, которые совершали либо сподвижники пророка, либо сподвижники сподвижников пророка. 

Среди богословов мазхабов и ханафитов чаще всего критикуют за одно из положений касательно обряда проведения никаха. Чье слово (произнесение согласия) при заключении брака должно быть последним: опекуна девушки или её самой. Жена пророка Мухаммада Айша передает хадис, в котором говорится, что последнее слово должно быть за опекуном. Однако Абу Ханифа указывает на то, что жена пророка Айша в свое время сама выдавала замуж другую девушку, а по исламским традициям опекуном может быть только мужчина. Таким образом, заключает Абу Ханифа, религиозная практика от Айшы предписывает, что последнее слово при проведении никаха должно быть за девушкой. Все три других мазхаба считают иначе. 

Участники заседания клуба попросили к следующему разу спикеров привести больше конкретных примеров расхождения между мазхабами в целом, а также рассказать, почему критикуются сторонники отказа следовать четырем мазхабам ислама.     

КОММЕНТАРИИ (0)
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ

Депутаты и Общественная палата поставили барьер проекту «зеленый щит»

Автор фото: KazanFirst и соцсети
Общество 20:11 / 12 февраля
6
Депутаты и Общественная палата поставили барьер проекту «зеленый щит»

Реализации идеи ОНФ в Татарстане мешает бюрократия. 

Во время визита в Казань президенту России Владимиру Путину задали вопрос о реализации проекта «зеленый щит». У жителей есть опасения, что бизнес не станет соблюдать условия, по которым нужно вести строительство в рекреационных зонах. Глава государства высказал мнение, что компаниями, которые работают в сфере строительства, руководят уважаемые и небедные люди, они не должны забывать, что потеря уважения со стороны жителей в конечном итоге может привести к утрате капитала. 

Редакция KazanFirst вспоминает, как обстоят дела с принятием закона о «зеленом щите» в Татарстане. Впервые материал был опубликован в ноябре прошлого года.


Инициатива создать «зеленый щит» вокруг крупных городов страны принадлежит Общероссийскому народному фронту (ОНФ). Ещё в 2016 году президент России Владимир Путин подписал закон, который позволяет ограничивать вырубку деревьев. С энтузиазмом появление, в том числе и вокруг Казани, «зеленого щита» восприняли экологи республики. В апреле Общественная палата Татарстана провела публичные слушания, где все участники единогласно поддержали идею создания лесопаркового зеленого пояса (ЛЗП). 


Читайте также: «Застройщикам надо умерить аппетиты, чтобы Казань не теряла леса»


Казалось, что после этого наконец решится вечный спор чиновников и активистов-экологов, где и какие деревья вырубать можно, а где нет. Однако прошло уже полгода, но о проекте ни слуху ни духу. 

Урбанист Юлия Файзрахманова поддерживает этот проект. Она считает, что в «зеленый щит» нужно включить все участки, которые представлены лесными массивами. Например, рощи на Гаврилова и лес на Дубравной.

- Проблема в том, что в Татарстане нет закона, по которому лесопарки в городах должны быть поставлены на муниципальный учет. В Казани все леса, кроме официальных парков, статуса леса не имеют. А раз так, они рубятся и застраиваются по любому поводу. За границей города большинство лесов - это гослесфонд. Менять их статус, включая в «зеленый щит», смысла нет. В «зеленый щит» нужно включить леса Казани, не имеющие на сегодня никакого статуса. Это значит охранять их, заниматься лесовосстановлением, ухаживать. В Татарстане 17% лесов, а это на 7% ниже уровня, необходимого для комфорта жителей, - рассказывает Юлия Файзрахманова.

Активистка выступала с предложениями на слушаниях, но учтены ли они, она не знает. К слову, как и вся общественность не знает, что же происходит с проектом, который все яро поддержали. Редакция KazanFirst решила выяснить, на какой стадии реализации он находится сейчас.

Итак, для начала разберемся в процедуре создания «щита». По закону инициатор - в нашем случае ОНФ - подает мотивированное ходатайство в Общественную палату (ОП). Она в свою очередь проводит слушания. Поскольку их участники одобрили проект единогласно, ОП направила протокол в законодательный орган - Комитет по экологии, природопользованию, агропромышленной и продовольственной политике Госсовета Татарстана. Республиканский парламент в течение 40 дней с момента получения документов должен решить вопрос о создании или несоздании ЛЗП. При принятии закона уполномоченные органы субъекта в течение 180 дней устанавливают границы щита, которые впоследствии включают в Единый государственный реестр недвижимости. Все эти сроки вышли, а «зеленый щит» по-прежнему не вырос в некий официальный документ, который необходимо исполнять. 

В беседе с журналистом KazanFirst эксперт от Общественной палаты республики Александр Никитин, который является одним из разработчиков проекта, рассказал, что не знает, на какой стадии находится претворение в жизнь «зеленого щита», но исследовательскую работу он и его коллеги продолжают.

- Меня пригласили для того, чтобы я предложил концепцию. Ее обсудили. О дальнейших действиях не в курсе, - говорит эколог. - Мы со студентами проводили исследования. В 25 городах утвердили проект. Мы проанализировали, на каких стадиях они находятся, какие площади у них и многое другое. Работу в этом плане мы ведем. 

В свою очередь инициатор появления «щита» - Общероссийский народный фронт - так же уверяет, что с их стороны все необходимые работы были проведены. По словам эксперта по экологии Зуфара Юнусова, необходимые материалы давно направлены в Госсовет. Протокол ОП зарегистрирован в Совете ещё 3 мая, а обращение о поддержании инициативы ОНФ - 30 мая. Также Зуфаров подчеркнул, что в настоящее время Татарстан - это один из немногих регионов России, в котором отсутствует законодательно созданный лесопарковый зеленый пояс столицы субъекта федерации. Собеседник говорит, что проект затянулся из-за ответа парламента.

- В письме от имени Госсовета Республики Татарстан содержится неоднозначный ответ на внесенное мотивированное ходатайство о создании лесопаркового зеленого пояса, что в свою очередь привело к затягиванию принятия окончательного решения, - говорит эксперт.

Со слов инициаторов, депутаты Татарстана попросили согласовать земельные участки, которые были предложены для включения в «зеленый щит», но по закону границы определяют органы исполнительной власти после принятия закона «О создании зеленого щита». Вот такой замкнутый круг бюрократии получается. 

Представители Комитета по экологии, природопользованию, агропромышленной и продовольственной политике Госсовета уверяют, что вопрос создания «зеленого щита» держат на контроле. 4 июня материалы о появлении лесопаркового пояса были возвращены Общественной палате в связи с отсутствием мотивированного ходатайства. После рабочего совещания 18 июня парламентский Комитет рекомендовал ОНФ совместно с исполкомами районов, чьи участки предложены для включения в «зеленый щит», и различными министерствами «согласованно доработать необходимые документы».

Активисты Народного фронта попытались было решить эту задачу, однако ответ районных исполкомов был примерно такой: в соответствии с Земельным кодексом управляет земельными участками Россия, поскольку они находятся в ее собственности. В итоге повторный запрос ОНФ отправил в Госсовет 24 октября. На него ответа пока не получено. 

Отметим, что Законодательные собрания 32 регионов России уже приняли нормативно-правовые акты о создании лесопаркового зеленого пояса. Ну а общественники и депутаты Татарстана пока «играют» в бюрократический футбол.

КОММЕНТАРИИ (2)
Неколя
никогда в Казани не примут таких решений, так как пилить это такая форма организации жизни мэрии
6
ОТВЕТИТЬ
Анонимно
Создавать "Зелёный щит" - отодвинуть все заводы и промзоны подальше от города минимум на 25 километров
2
ОТВЕТИТЬ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ
видео
наверх