Тренер «Стрелы» ДжейПи Нил: Когда увидел российских игроков был в шоке

Спортивный обозреватель KazanFirst Артур Еникеев обстоятельно поговорил с брутальным специалистом. В первой части интервью читайте, как он испытал культурный шок, увидев команду и том, почему в ЮАР регби - это национальная идея.

Казань всегда славилась сильными тренерами. В разные годы здесь работали натуральные глыбы – Курбан Бердыев, Зинэтула Билялетдинов и Владимир Алекно. А пару лет назад новую жизнь получила регбийная «Стрела». Всего за полтора года она прошла путь от середняка второй Лиги до четвертьфиналиста элиты. Новый поворот в истории этой хулиганской игры для джентльменов случился с приглашением в Татарстан южноафриканского тренера ДжейПи Нила. Иностранец из далекой страны моментально обучил казанских парней премудростям овального мяча и сколотил очень приличную банду, с которой скоро будут считаться все киты российского регби. В этом сезоне «Стрела» вышла в полуфинал Кубка России и все еще борется за медали чемпионата.

- Вспомните этот день. Вы сидите у себя дома, и тут вам приходит сообщение из России. О чем вы подумали в этот момент?

- Отлично помню то утро. Я находился в этот момент в Испании, мы собирались лететь со сборной Намибии на матчи в Португалию. В первые минуты я сразу загуглил что такое Казань, почитал о городе и начал думать.

- Какой проект вам тогда предложили? О чем шла речь?

- Это было очень тяжелое решение. Впереди был Кубок мира, но я понимал, что после него уже закончу отношения с Намибией. Решение нужно было принимать быстро. Я посоветовался с семьей, и мы поняли, что Казань – это очень хорошее продолжение карьеры – следующий шаг. Поэтому уже к вечеру понял, что нужно принять это предложение. 

- До вас в Казани был всего один известный южноафриканец Макбет Сибайя, который восемь сезонов играл за «Рубин». Может быть вы спросили совета у него о городе, обстановке и быте?

- Да, слышал о нем. Как только приехал сюда у меня все начали спрашивать, знаю ли я Макбета Сибайю? Но нет, я с ним не знаком и советов не спрашивал. Вообще, я очень люблю футбол, у нас его называют соккер.

- Тогда еще одна история. Другой бывший игрок «Рубина», эквадорец Кристиан Нобоа, в первый раз попавший в Казань в 21 год, первым делом по прилету увидел снег и решил его съесть после чего заболел пневмонией.

- (Смеется). Да, у меня была похожая ситуация. Люди, которые прилетают в Россию из теплых стран и в первый раз видят снег, испытывают огромное удивление. Моя дочка тоже сразу же попробовала его на вкус.

- Сколько времени вам потребовалось на адаптацию в новой среде, чтобы привыкнуть к городу, языку, новой кухне?

- Все случилось чуть раньше. Приезжая в Казань, я уже имел некий опыт. Я 10 лет отыграл в своем родном клубе «Буллс» в ЮАР и находился в зоне комфорта, а после этого уехал в Японию на четыре года. Вот там я испытал настоящий культурный шок - новая среда, новый язык, новые люди. Это было гораздо тяжелее в плане адаптации. Поэтому этот путь меня очень здорово подготовил. Все-таки у Японии и России намного больше общего, чем у Намибии и Японии.

- Получается, что были «Американские горки». ЮАР - Япония - Россия.

- Нет, первый шок - это Намибия после ЮАР (смеется). Очень маленькая африканская страна. В России же куда проще - это очень хорошая страна, здесь все отлажено. Единственное - языковой барьер, ну, еще и погода непривычная.

- Весь российский регби смотрит на иностранцев снизу вверх. Расскажите, что значит регби для ЮАР. Почему эта страна - законодатель моды?

- Регби в ЮАР - это национальный спорт. Все равно, что хоккей в России. Первая детская игрушка у наших детей - это регбийный мяч. Я начал играть в регби в 3 года - бегал, толкался, захватывал, пинал мяч, а уже в пять провел свою первую игру. И так абсолютно все дети. Это очень демократичный вид спорта. Там нужно минимум затрат. Каким бы мальчишка не рос - он растет с регби. Игра в его ДНК. Просто нет других вариантов. Уже с 13 лет дети начинают играть за свои провинции. Огромные чемпионаты между школами, очень много различных лиг. Ребенок всегда вовлечен в соревновательный процесс. 

Те, кто прогрессирует и показывает результаты - идут дальше, но и все остальные не бросают, а продолжают играть на социальном уровне. В каждом университете есть 10 команд по регби, проводятся постоянные чемпионаты. И так уже больше ста лет. Все это дает плоды.  

- В этом и кроется основная разница с регби в России?

- Да, изначально разница в этом. В России очень жесткие игроки. Они очень хорошо готовы физически. Они хорошо бегут, хорошо бьются. Но им очень не хватает скиллов. Если посмотреть игры чемпионата России, то можно заметить, насколько медленная здесь игра. Мяч находится в игре - 20-25 минут, тут очень много остановок, в то время как в Африке – это 35-45 минут. Поэтому и у сборной России возникают проблемы на мировом уровне. Сложно конкурировать даже с топовыми европейскими сборными. Еще раз - российские игроки очень большие и сильные, но уступают, в том числе, и по скорости мысли. 

- Исходя из этого, вспомните свою первую тренировку в Казани. Вот вы приезжаете и видите игроков «Стрелы». Ваши первые эмоции?!

- (Закрывает лицо рукой). О, господи! Сложно подобрать слова. Это был культурный шок для меня, если выразиться мягко. Я очень сильно удивился, учитывая, что до этого работал с людьми, которые играют в настоящий регби с 13 лет. Дело было даже не в отсутствии скиллов, о чем я говорил в прошлом вопросе. Тут было просто полное отсутствие понимания игры. На первых порах игроки просто не понимали, зачем мы делаем какие-то вещи на тренировках и как их потом применять в игре. Очень много времени ушло именно на это.

- Но ведь были и плюсы. Вы, можно сказать, стояли у своего рода истоков. 

- Да, есть одна вещь, за которую я готов аплодировать стоя. Российские игроки хотят учиться и любят это делать. Когда ты работаешь с теми, кто играет с детства, то они все понимают и считают, что знают все об игре. Если сравнивать с ЮАР, то каждый игрок, учитывая пройденный путь, думает, что знает все о регби. В этой связи их очень тяжело тренировать. В России же, если ты даешь игроку задание, то он его выполняет сразу, понимая, что это сделает его лучше.

- То есть можно сказать, что в Казани некоторых вы начали тренировать с нуля?

- В первый сезон - да. Если оглядываться назад, то мы сделали просто не реальный прыжок в развитии. Это был прогресс для Книги рекордов Гиннесса. 


Во второй части большого интервью южноафриканский тренер регбийного клуба «Стрела» рассказывает, какие наши города приходят ему в страшных снах, почему дети адаптируются быстрее взрослых, и сколько зарабатывают иностранные регбисты.


Понравился материал? Поделись в соцсетях
8 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Антон
Что? Регби? У нас в Татарстане?
3
0
Ответить

«Стрела» Казань
@Антон Прикиньте!
0
0
Ответить

Яна
У нас слабая команда, мы никогда не выйдем на один уровень с Америкой той же самой. Так уж чисто для себя играют
0
1
Ответить

Дмитрий
@Яна Как дворовый футбол?
0
0
Ответить

Enfant terrible
@Яна Не путайте с американским футболом,это совершенно другой вид спорта. А лучше приходите и посмотрите на эту супер игру.
0
0
Ответить

Владимир
@Enfant terrible Американцы и регби подняли на уровень выше российского.
0
0
Ответить

Артём
А кто его спонсирует?
0
0
Ответить

Бая
@Артём Надеюсь не правительство
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite