«Банковская система, наименее подверженная колебаниям»: для чего Татарстану исламские финансы?

Госдума приняла закон о пилотировании исламского банкинга в Татарстане
Госдума приняла закон о пилотировании исламского банкинга в Татарстане,
Башкортостане, Чечне и Дагестане. Опрошенные KazanFirst эксперты уверены, что
инструмент будет востребован, причем не только среди мусульман.

Эксперимент рассчитан на два года и стартует 1 сентября 2023 года. Депутат нижней палаты парламента от Татарстана Айрат Фаррахов отметил, что принятый закон принесет удовлетворение 20-миллионной умме мусульман России, так как принципы партнерского финансирования основаны на честности, этике, материальности и разделении рисков финансистов и клиентов. 

Партнерские, или исламские, финансы пытаются запустить в России не первый год. После событий 2022 года, когда стране ограничили доступ к зарубежным финансовым инструментам, наметился разворот на Восток – в Госдуме подготовили законопроект, регулирующий операции, не противоречащие законам шариата. Первоначально в эксперименте должны были принять участие два российских региона — Дагестан и Чечня, но позже к их числу присоединились Башкортостан и Татарстан. 

В чем суть законопроекта?

Согласно сайту нижней палаты парламента, участвовать в эксперименте смогут кредитные и некредитные финансовые организации, а также юрлица, зарегистрированные в форме потребительского, хозяйственного общества или товарищества, фонда или автономной некоммерческой организации. Для участников эксперимента, которые не относятся к кредитным или некредитным финансовым организациям, установлен порог для вхождения в эксперимент: с 1 сентября 2023 года – 10 миллионов рублей, с 1 января 2024 года – 15 миллионов рублей.

Участники эксперимента при совершении сделок не смогут устанавливать вознаграждение в виде процентной ставки. Выплаты в виде переменной величины, значение которой изменяется в зависимости от результатов совершения операций, допускаются. 

«Банковская система, наименее подверженная колебаниям»: Для чего Татарстану исламские финансы?

Также участники не имеют права финансировать деятельность, связанную с производством табачной и алкогольной продукции, оружия, боеприпасов, торговлей ими, а также с игорным бизнесом. Запрещено отказывать физическим или юридическим лицам в оказании финансовых услуг исламского банкинга по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. 

Закон предоставляет возможность оформлять «исламскую ипотеку», используя материнский капитал. Особенности ведения бухгалтерского учета для кредитных и некредитных финансовых организаций установит Банк России, для других участников эксперимента – Минфин. При эксперименте на территории Татарстана контроль должно осуществлять Духовное управление мусульман республики.

Наработки на будущее

На форуме «Россия — Исламский мир: KazanForum» раис Татарстана Рустам Минниханов заметил, что исламские страны с каждым годом становятся все более надежными и востребованными партнерами для России и Татарстана. Он заявил, что видит большие перспективы в области развития исламской экономики в нашей стране. Активно развивается индустрия халяль – еда, туризм, медицина и другие направления, а также IT-технологии, которые ориентированы не только на мусульман, но и на более широкую аудиторию. 

Исламские финансы в Татарстане начали осваивать еще до старта эксперимента: финансовый дом «Амаль» оказывает услуги по законам шариата, «Ак Барс» банк выдает халяльную ипотеку и халяльные дебетовые карты, а Сбербанк в декабре прошлого года открыл первое отделение в Казани, которое специализируется на предоставлении услуг по принципам исламского финансирования.

– У нас достаточно много наработок в части исламского банкинга, есть партнеры за пределами [страны]. Я уверен, что Татарстан апробирует многие решения исламского банкинга, которые можно будет применять в других регионах, – сказал Минниханов.

Финансовые операции станут доступнее 

Во время пресс-подхода на Kazan Forum первый зампредседателя правления Сбербанка Александр Ведяхин сообщил журналистам, что, по предварительным оценкам Сбера, объем исламского финансирования в России в ближайшие три года составит порядка 20 млрд рублей. А вице-президент Сбербанка Олег Ганеев рассказал, что с начала года в первом отделении Сбера, предоставляющем услуги партнерского банкинга, открыли более 800 счетов «Амана», соответствующих канонам шариата, на сумму свыше 73 миллионов рублей, из них несколько десятков – в юанях и дирхамах. 

«Банковская система, наименее подверженная колебаниям»: Для чего Татарстану исламские финансы?

KazanFirst направил запросы банкам, чтобы узнать, какие возможности откроет финансовым организациям участие в эксперименте. В пресс-службе «Ак Барс» банка нам сообщили, что законопроект позволит банкам самостоятельно, без участия дополнительных структур, проводить финансовые операции по нормам исламского банкинга. Это позволит снизить себестоимость исламских финансовых продуктов и сделать их доступнее для конечного покупателя.

– Спрос на банковские продукты, соответствующие нормам шариата, ежегодно растет. Также расширяется продуктовая линейка финансовых учреждений, работающих по канонам ислама. На сегодняшний день наиболее востребованы среди клиентов финансирование покупки жилья, дебетовые карты, а также инвестиционные продукты, – сообщили в пресс-службе «Ак Барс» банка. 

Также специалисты банка сообщили, что подавляющее количество клиентов — мусульмане, но есть и представители других религий.

Рост востребованности и проблемы адаптации

Директор исламской финансовой компании «Ля Риба Финанс» Мурад Аликсеров заметил, что интерес россиян на продукты партнерского финансирования фиксируется с 2007 года, причем говорить о нем чаще начинали, как правило, в моменты геополитического кризиса.  

– Как только возникает какой-то экономический коллапс, сразу начинают говорить об исламском банкинге как о направлении в мировой банковской системе, которое наименее подвержено колебаниям. Россия – не исключение, – сказал он. 

«Банковская система, наименее подверженная колебаниям»: Для чего Татарстану исламские финансы?

Эксперт подчеркнул, что в России проживает 25 миллионов мусульман – цифра серьезная, учитывая, что клиентами исламского банкинга могут быть и люди, исповедующие другие религии. По словам Аликсерова, в «Ля Риба Финанс» около 15% клиентов – люди, которые не исповедуют ислам, но ценят прозрачность взаимоотношений с финансовой организацией, оказывающей услуги по законам шариата.

–  В этой связи развитие продуктовой линейки решило бы ряд проблем, связанных с доверием населения, сокращением теневого рынка, увеличением лояльности, активизацией экономической деятельности и повышением инвестиций. Пока от этих заявлений с трибун ничего не менялось. К сожалению, это направление так и остается хромающим на обе ноги, – посетовал эксперт.

Аликсеров пояснил, что в масштабах страны финансовые организации, оказывающие услуги мусульманам, представляют собой «нано-бизнес» – настолько они маленькие по сравнению даже с региональными банками. Но с повышением финансовой грамотности мусульман растет и востребованность подобных услуг.  

Он обратил внимание, что многие компании стараются прилепить слово «халяль» к этикетке своего товара, – проводились исследования, согласно которым продажи колбасы, на которой была такая пометка, увеличивались на 10-15%. Это говорит о доверии населения к понятию халяль. Но когда дело касается банковских продуктов, очень важно не допустить, чтобы понятие халяль использовалось как маркетинговый ход.

«Банковская система, наименее подверженная колебаниям»: Для чего Татарстану исламские финансы?

– Есть проблема адаптации. Проблема состоит в том, что даже открытый в Казани офис исламского финансирования Сбербанка исламским не является. Ряд продуктов, которые позиционируются как мусульманские, не соответствуют нормам религии. В подтверждение этого муфтият Казани не ставил визу на эти продукты. Их визировал и сертифицировал южно-африканский муфтий Исмаил Десаи. Я считаю, что нужно понимать специфику нашей страны, экономику и особенности законодательных актов, чтобы сертифицировать российские продукты, – поделился Аликсеров и выразил надежду, что деформированный кейс не распространят по всем четырем регионам, участвующим в эксперименте.

Он также выразил беспокойство по поводу злоупотребления привилегиями, которые получат банки-участники. 

– Завтра пол-России проснется с диким желанием развивать исламский банкинг, но для них это будет способом уйти от налогов, а мы этого очень боимся. Поэтому наш главный принцип – никаких преимуществ и никаких ограничений. Мы хотим, чтобы нам дали одинаковый доступ на рынок капитала. Чтобы мы, оказывая некоторый аналог финансовых услуг, предоставляя рассрочку, автокредит или ипотеку по исламу, были избавлены от уплаты НДС. Очень хочется верить, что люди, которые будут разрабатывать законопроект, действительно обеспокоены соответствием принимаемого законопроекта нормам религии, – подчеркнул Аликсеров.

«Интерес лежит в плоскости привлечения арабского капитала на российский рынок»

Директор Департамента инвестиционно-корпоративного бизнеса «Цифра брокер» Александр Цыганов уверен, что банки поддержат тренд исламского банкинга, так как это расширяет возможности их деятельности. 

Эксперт заметил, что в последнее время происходит сближение России с арабским миром, что дает определенные надежды на то, что экономическая сфера, в частности банковская сфера, и инвестиционный рынок так же могут быть взаимно интегрированы между странами.

– В основном, конечно, интерес лежит в плоскости привлечения арабского капитала на российский рынок и в российские инфраструктурные проекты, что позитивным образом отразится на банковском и фондовом рынках. Пока исламские инструменты неизвестны российскому рынку и оценить их привлекательность в сравнении с традиционными сложно. Можно сказать только то, что раз они существуют, значит, на них есть определенный спрос, – сказал Цыганов.

«Банковская система, наименее подверженная колебаниям»: Для чего Татарстану исламские финансы?

Собеседник напомнил, что исламский банкинг имеет определенную религиозную специфику. Там запрещен ссудный процент (ростовщичество), срочные сделки, инвестиции в предприятия, которые предоставляют товары или услуги, противоречащие исламским принципам. Исламский банкинг близок к проектному финансированию. Однако основной интерес представляет привлечение арабского капитала на российский рынок.

– Наиболее вероятное применение арабского капитала видится в инфраструктурных проектах. В финансировании строительства дорог, железных дорог, крупных предприятий, заводов. В этой связи присутствие республики Татарстан в числе регионов, участвующих в пилотном проекте по развитию исламского банкинга, выглядит абсолютно логичным. Кроме того, привлечение арабского капитала может оказать позитивное влияние и на банковский, и на фондовый рынки с точки зрения новой, дополнительной ликвидности, – поделился мнением Цыганов. 

Исламский банкинг откроет возможности для инвестиций российским мусульманам

Аналитик «БКС Мир инвестиций» Игорь Герасимов заметил, что отдельные компании на российском рынке действительно уже предоставляют некоторые решения в сфере исламских финансов. Так, компания БКС еще в 2022 году запустила на платформе Fintarget первую в стране стратегию автоследования по стандартам ислама, ориентированную на американский фондовый рынок. Она называется «Халяльный портфель US» и за прошедший год динамика стратегии не отставала от индекса S&P 500.

Халяльные инструменты инвестирования востребованы клиентами: по словам эксперта, объем средств под управлением в тех нескольких фондах и стратегиях, которые уже есть на российском рынке, показывал кратный рост в последние несколько лет, но рост этот обеспечен крайне низкой базой – средства инвесторов приходят в эти инструменты натурально с нуля. Пока объем рынка существующих халяльных инвестиций можно оценить в всего несколько сотен миллионов рублей, добавил собеседник.

– В целом, перспективы у данного рода инструментов определенно есть, учитывая высокую долю мусульманского населения в стране, а также постоянно растущее количество инвесторов в стране. Однако сейчас рынок халяльных инвестиций в России можно охарактеризовать как зарождающийся и пока неразвитый, – заметил Герасимов.

«Банковская система, наименее подверженная колебаниям»: для чего Татарстану исламские финансы?

По мнению эксперта, появление исламских финансовых инструментов может в первую очередь открыть новые возможности для инвестиций и сбережения своего капитала от инфляции для российских мусульман. 

– Иногда от мусульман можно услышать, что они с опасением относятся к инвестициям в фондовый рынок, боясь нарушить нормы шариата, которые запрещают спекулятивную активность и определенные типы инвестиций, например, в долговые бумаги. Однако на мировом рынке существуют развитые исламские стандарты, которые определяют допустимые виды инвестиций. Есть и специальные финансовые приложения, через которые можно проверить, являются ли акции определенной компании допустимыми для инвестиций, – рассказал аналитик.

Герасимов разделяет взгляд на то, что халяльными финансовыми продуктами могут пользоваться не только мусульмане. Так, стратегия инвестиционной компании «Халяльный портфель US» показывает долгосрочное опережение по доходности индекса S&P 500, в том числе за счет соответствия акций в нем исламским критериям: согласно им стратегия, например, не может включать акции компаний с высокой долговой нагрузкой – это означает, что аналитики выбирают фундаментально сильные бизнесы для инвестиций. 

– Исходя из этого, такое халяльное финансовое решение может подходить и для клиентов без конфессиональных потребностей – по такой же логике потребители могут выбирать халяльное мясо или полуфабрикаты в продуктовых магазинах, просто исходя из того, что они более качественны и в них меньше вредных добавок, – пояснил эксперт.

Альтернатива западной банковской системе

Член фракции КПРФ в Госсовете Татарстана Николай Атласов назвал появление исламского банкинга в России попыткой нивелировать западные санкции в сфере банковских услуг. Сейчас российские банки не могут кредитоваться на Западе, поэтому банковская система богатых мусульманских стран – Саудовской Аравии, ОАЭ, Кувейта, Катара — становится вполне приемлемой альтернативой западной.

– Да, в исламском банкинге формально есть определенные отличия, обусловленные отсутствием в классическом виде ссудного процента, на основе которого привыкли работать российские банки. Но наши банки, уверен, адаптируются к новой системе и вполне смогут существовать и развиваться. При этом неважно, является ли тот же Сбербанк или Ак Барс банк «халяльным» или нет. Деньги, как известно, не пахнут. Банкирам без разницы, по какой схеме они будут зарабатывать свои деньги, главное, чтобы зарабатывать. Ведь исламский банкинг давно практикуется в той же Великобритании, где все нормально, – рассуждал политик.

Атласов считает, что перспективы развития исламского банкинга в России есть, особенно на фоне западных санкций. Он также уверен, что инструменты будут востребованы, причем не только мусульманами. 

«Банковская система, наименее подверженная колебаниям»: Для чего Татарстану исламские финансы?

– Правда, если представить обратную ситуацию, например, западные санкции с российского банковского сектора сняли, то продвигать исламский банкинг в нашей стране будет значительно сложнее, – обратил внимание политик.

Он добавил, что работать в рамках ссудного процента нашим банкирам и понятнее, и привычнее. Исламский же банкинг требует соблюдения определенных этических норм, которые банкирам, как правило, не очень нравятся.


Читайте также: Рустам Минниханов: Между нашими странами важно встраивать новые логистические маршруты, наращивать товарооборот и взаимные инвестиции


Comment section

Добавить комментарий