Чем сегодня живут бюджетные библиотеки Казани и что ждет их в будущем

В том виде, в котором мы к ним привыкли, они будут все более невостребованными. Им предстоит адаптироваться к новым запросам общества и стать не просто читальными залами

Артем Малютин — Казань

По официальным данным, в прошлом году публичные библиотеки Казани посетили 193 948 человек. Это около 16% жителей города или каждый шестой. Тех, кто не просто по случайности там оказался, но еще и записан в одной из 49 муниципальных библиотек, примерно 6% — 74 000.

По республике статистика посещений совершенно другая: в 2015 году татарстанцы ходили в библиотеки 15 млн раз. Если придерживаться этих цифр, то в пересчете на 1 жителя выходит примерно по 4 посещения в год. Такой расклад даже на первый взгляд кажется подозрительным, особенно если учесть, что большинство моих знакомых не помнит, когда в последний раз брали книги в библиотеке. Сам я до прошлой недели не был там с лета 2008 года.

Может быть, огромное число посещений связано с тем, что основная часть республиканских библиотек (86%) расположена в сельской местности, где плохо с интернетом и не встретишь книжных магазинов. Другого объяснения у меня просто нет.

Но как бы там ни было, одно дело — статистика и совсем другое — то, как на самом деле сегодня живется библиотекам. Если вкратце, у них много мелких проблем (с финансированием, с обновлением книжных фондов, с поиском персонала) и одна большая — они превращаются в анахронизм.

И это не заявление из числа алармистских, вроде того, что бумажные книги умирают, это — обычная неизбежность. Нет ничьей вины в том, что с каждым годом библиотеки в том виде, в котором мы к ним привыкли, будут все более невостребованными.

Реалии

Полдень. Городская библиотека №5 на улице Павлюхина. Уже на пороге тебя обдает застарелым запахом слежавшейся пыльной бумаги. Его ни с чем нельзя перепутать — казенный запах советского книгохранилища; он существует в единственном виде, только в библиотеках, и если исчезнут они, и он исчезнет. В передней на столике разложены тома разных цветов и размеров. «Буккроссинг, — объясняет сотрудница Вера Гришина. — Знаете, да, что такое?».

Вплотную к ее столу приставлен другой, с горкой заваленный ширпотребом. Стоит он на самом виду, наверное, для того, чтобы было несложно искать. «Приходят и спрашивают: мне бы чего попроще».

Теперь мы это (указывает на стол с книгами) так и зовем — попроще», — рассказывает Гришина. Как раз в это время из зала выходит женщина.

Выбрали? — говорит библиотекарь. Женщина кладет перед ней три маленьких книжки. Читаю обложку: Владимир Колычев, «Крючок, или Шумный балаган», «Брат-3. Мужские разборки». (Дома я набрал его в «Википедии». Там сказано: «Российский писатель-графоман. Открытый гей». По данным Книжной палаты, в прошлом году его сочинения издали тиражом 374 000 экземпляров. Достоевского — 340 000).

Чем сегодня живут бюджетные библиотеки Казани и что ждет их в будущем

Но берут не только такое — разное, говорит Гришина. Библиотекари составляют списки того, что нужно приобрести. «Есть такое понятие — неудовлетворенный спрос. Вы приходите к нам и просите книгу. Если ее нет в наличии, значит, мы стараемся, чтобы она появилась», — объясняет собеседница. Надо отдать должное: почти все, что нужно, в библиотеке есть, во всяком случае гипотетическая потребность в основных произведениях основных авторов удовлетворяется. По возможности приобретаются книги-лауреаты литературных премий. По словам Гришиной, женщины часто спрашивают нашумевшую «Зулейху» Гузель Яхиной («Большая книга-2015», «Ясная поляна-2015»).

Но это библиотека в центральной части города, и даже здесь, не говоря уже о ситуации в целом, есть проблема с обновлением книжного фонда.

Общий фонд татарстанских библиотек на начало года составлял 23,5 млн экземпляров книг (в Казани — 2,4 млн экземпляров). Ежегодно он обновляется лишь на 2-3% и потому постепенно устаревает. Сейчас около 30% библиотечного фонда в Татарстане — это ветхая литература

Труднее всего с новыми изданиями. Например, в прошлом году в библиотеки республики поступило всего 114 новых наименований книг. Во времена Госплана было понятие «обязательный экземпляр» — копия каждой только что изданной книги отправлялась в библиотеку. Сейчас тиражи маленькие, а издательства частные, и они сами решают, отдавать книгу или нет, объясняет Гришина. По ее тону понятно: решают не отдавать. К примеру, «Щегла» Донны Тартт (Пулитцеровская премия-2014, в России входит в десятку самых продаваемых книг прошлого года) в библиотеке до сих пор нет.

Еще не в «цифре»

В этом году Нью-Йоркская публичная библиотека выложила в свободный доступ более 670 000 изображений из архива — сканы обложек древних книг, рукописей, нотных записей и исторических фотографий.

Наши библиотеки тоже начинают осваивать цифровой формат и открывают доступ к книгам в электронном виде. На сайте национальной электронной библиотеки Татарстана действительно можно найти много оцифрованных документов, но не так много, как бы хотелось. Загрузить интересующую книжку в большинстве случаев не получается. Искал Джека Лондона — нет, Гёте — нет, Фолкнера — нет, Хемингуэя — нет, Сэлинджера — нет; еще там нет Чехова, Толстого, Трифонова, Довлатова и многих других. Зато нашел Пушкина и Шекспира — «Короля лир» издания 1833 года с дореформенными «ятями» и «фитами». 

На своем месте Вера Гришина работает уже 20 лет. Кроме нее библиотеку обслуживают еще два человека. Гришина одна из 369 казанских библиотечных работников, большую часть которых, по ее словам, составляют пенсионеры.

В республике большая нехватка этих специалистов: библиотеки обеспечены персоналом только на 53%. Профильные кадры готовит казанский институт культуры, но работать в библиотеки никто из выпускников не идет — там мало платят. «Их не устраивает зарплата, нас не устраивает уровень их подготовки», — признается Гришина.

В прошлом году в Татарстане средняя зарплата работников культуры составляла 19 800 рублей, библиотекарям платят и того меньше. Вот и получается: кадровый состав библиотек стареет, и если ничего не изменится, с каждым годом это будет все больше заметно.

Чем сегодня живут бюджетные библиотеки Казани и что ждет их в будущемНо главная проблема даже не в этом, а в том, что библиотека в традиционном понимании себя изживает — быстрее загрузить книгу в телефон, чем дойти до читального зала. Большая часть библиотек, как уже было сказано, находится в селах, и там они до сих пор выполняют понятную социальную функцию. В городе, где есть интернет и книжные сети, все по-другому.

По словам Гришиной, каждый год в ее библиотеку приходит около 1000 человек, в основном пенсионеры с высшим образованием. Многие из них не могут позволить себе купить книгу в магазине — та же «Зулейха» в рознице стоит больше 400 рублей. Но со временем посетителей становится меньше, говорит собеседница. Раньше в залах было много студентов, сейчас они сюда ходят редко, а если приходят, только фотографируют книжные страницы.

Некоторые библиотеки закрываются — в прошлом году в республике стало на 14 отделений меньше. Отчасти по причине, о которой сказано до этого, отчасти — из-за того, что какие-то жилые массивы исчезают, люди переезжают в другие места и становится некого обслуживать.

Будущее

Нынешнее положение библиотек — не следствие неграмотного руководства. Примерно те же проблемы они переживают во всем мире, но где-то им удалось адаптироваться к новым запросам общества. 

В 2014 году американские СМИ в очередной раз были взволнованны судьбой публичных библиотек: сервис онлайн-продаж Amazon объявил безлимитную подписку на электронные книги за $9,99 в месяц. Пользователям открылось 600 000 наименований книг, в том числе таких, на которые распространяются жесткие ограничения авторского права, вроде «Гарри Поттера» или трилогии «Властелин Колец».

«Те, кто мог позволить себе тратить на книги $10 ежемесячно, получили, по сути, безграничную библиотеку в своих гаджетах», — писало издание Vox.com, прогнозируя, что это «уничтожит» традиционные библиотеки. Но пока они работают, как и раньше

В США и Европе библиотеки давно превратились в своего рода клубы по интересам: при них работают пен-центры, там устраиваются камерные встречи с авторами, там по вечерам заседают «Анонимные алкоголики».

Наши библиотеки тоже пытаются сделать «социокультурными центрами»: были эксперименты с форматом литературных кафе, союз писателей Татарстана в 2014 году запускал проект о поэтах-передвижниках, было много других событий, но пока сказать, что это заметно повлияло на ситуацию, не получается.

Профессор Высшей школы экономики и сотрудник Центра фундаментальных исследований Руслан Хестанов считает, что дело опять же в кадрах: персонал библиотек, принадлежащий к советской эпохе, не может перестроиться и работать по-новому, а молодые специалисты туда не приходят.

Чем сегодня живут бюджетные библиотеки Казани и что ждет их в будущемТем не менее, перспектива у библиотек только одна, говорит он, — из обычного читального зала превратиться в популярное место проведения досуга. Несколько успешных примеров есть в Москве: там люди приходят в библиотеку с компьютером, чтобы работать. 

Есть и кое-что, о чем могли бы подумать власти на местах, продолжает собеседник. Для начала можно оптимизировать саму сеть библиотек: многие из них сейчас находятся в районах, где в библиотеках нет потребности. Скажем, раньше в районе было несколько школ и детских садов, а потом их не стало, но библиотека все равно осталась, объясняет Хестанов. При этом филиал может оказаться полезнее в другом районе — наблюдения показывают, что большая потребность в библиотеках есть в местах, неподалеку от которых находятся больницы и санатории.

Читайте также: «Чтение вытеснено на обочину серьезной жизни»
Понравился материал? Поделись в соцсетях
4 КОММЕНТАРИЯ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
оалао
В библиотеках должны читаться популярные лекции, вот какая у них перспектива
0
0
Ответить

йцукен
Многабукаф ниасилил
0
0
Ответить

Алина
Не надо говорить, что в селах нет интернета — он есть даже в самых маленьких деревнях. И книжные магазины в селах тоже точно есть (а в деревнях поменьше уже, возможно, нет). И еще непонятно, что такое пен-центры. А вообще — библиотеки в России будут просто продолжать кормить, НО они не изменятся. И даже мбель будет старая, и сотрудники все старые. Кто туда работать пойдет за 15 000 рублей?? В тюрьмах гособеспечение такое же.
0
0
Ответить

Анонимно
я в библиотеку не ходил со школы
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite