Джанни Россо: «Исторический центр Казани морфологически построен так, чтобы разместить в себе пешеходную зону, которая и может быть центром притяжения для поиска социальности и общественного сознания»

Известный итальянский архитектор в интервью KazanFirst – о своём видении центра Казани, плюсах и минусах  городского пространства столицы Татарстана и участии горожан в формировании архитектурно-общественной среды

Итальянский архитектор Джанни Россо

Елена Орешина — Казань

В Год парков и скверов в Татарстане остро встал вопрос формирования активных, живых и общественно-полезных городских пространств. Для того, чтобы сделать городские площадки наиболее привлекательными, власти приглашают самых разных специалистов – от студентов до архитекторов с мировым именем. Итальянский архитектор  Джанни Россо в интервью KazanFirst – о своём видении центра Казани, плюсах и минусах городского пространства столицы Татарстана и участии горожан в формировании архитектурно-общественной среды

— Казань – замечательный город, в котором приятно работать. У нас была встреча с главным архитектором Казани Татьяной Прокофьевой, она очень компетентный и любезный человек. Также помощник президента Татарстана Наталия Фишман оказалась очень компетентной в плане проектирования, архитектуры. Но пока мое сотрудничество с городом в зачаточном состоянии. Мы будем надеяться, что все получится в ближайшие месяцы, потому что во всех работах нужно время – необходимо понять, каким образом действовать.

Здесь мы имеем возможность привнести вкус и стиль Италии. И мне приятно, что в Казани есть интерес ко мне и, наверное, немного к другой архитектуре.
Джанни Россо: «Исторический центр Казани морфологически построен так, чтобы разместить в себе пешеходную зону,  которая и может быть центром притяжения для поиска социальности и общественного сознания»
— Другой в каком плане – отличной от казанской, российской?

— Архитектура России, конечно, очень разнообразна, чтобы можно было дать ей четкое определение (смеется). Просто, наверное, как и во всем, когда есть соединение различных культур, можно добиться чего-то интересного. С одной стороны интересно изучить архитектуру, которая уже есть в Казани, а с другой – может быть получится внести свой вклад, так как у меня за плечами двадцатилетний опыт в сфере архитектуры.

— Можно ли все же подробнее,  о чем именно вы говорили на встрече с Фишман, о каких объектах шла речь?

— Это была, скорее, встреча-знакомство. Но в целом речь шла про улицу Баумана.

— Можете ли рассказать своё видение центральной улицы Казани – чего не хватает, что хотелось бы добавить, а что, наоборот, убрать?

— Хотелось бы уточнить, что речь шла не о проектировании как таковом, а о возможных идеях.

Мое личное видение улицы Баумана связано с идеей, в последнее время мало распространенной, – поиска контакта с человеком и совместного восприятия, разделения ощущений, чувств.

Попытаюсь точнее выразить свою мысль: уже много лет в западном мире начинают сходить на нет межличностные отношения по разным причинам – из-за стиля жизни, информатизации и так далее.
Дизайн интерьера частных апартаментов в городе Ницца, Франция
Я убежден, что архитектура и дизайн должны способствовать
улучшению общественных отношений и соответственно содействовать объединению и социализации. Что может быть лучше пешеходной зоны в большом городе? Наверное, ничего! Исторический центр Казани морфологически построен так, чтобы разместить в себе пешеходную зону, которая и может быть центром притяжения для поиска социальности и общественного сознания.

— Где вы бывали в Казани, что понравилось, что нет?

— В вашем городе очень интересен контраст между старым городом и новым – по сути Казанка делит столицу на две совершенно разные части. Буду искренним, это не критика, но есть один момент. Я заметил, что если речь идет о новой части города, все постройки технически примерно одинаковы. Есть незначительные изменения в высоте, цвете, но в основном всё достаточно типичное. А поскольку речь не идет о центре города, где есть ограничения, а о новых районах – возможно, здесь стоило бы быть более разнообразными и смелыми.

— Центр города у нас действительно достаточно ограничен в плане, что и как здесь можно строить. Но у нас собираются строить крупный автосалон на одной из центральных улиц исторического центра. Как обстоит за рубежом, возможна ли там подобная ситуация?

— Мне тяжело прокомментировать именно этот случай, потому что необходимо рассматривать архитектуру здания и квартал, где его собираются строить.

 Могу привести несколько примеров. Москва, Берлин, Париж, Лондон – это города, где именно в исторических центрах построили очень современные здания. Эта попытка удалась потому, что эти новые постройки, несмотря на то, что они очень современные, были настолько легки, что они успешно вписались в окружающее пространство и не испортили вид. Потому что не столько важно, что ты проектируешь, сколько то, как ты проектируешь. В проектировании нет только собственного вкуса, должно быть и уважение к тому, что будет находиться вокруг.
Джанни Россо: «Исторический центр Казани морфологически построен так, чтобы разместить в себе пешеходную зону,  которая и может быть центром притяжения для поиска социальности и общественного сознания»
Такое здание, как собираются строить у вас, очень типичное для Mercedes. Если вы поездите по Европе, многие здания Mercedes, Audi, BMW похожи на этот. Мне тяжело сказать, насколько данная архитектура приемлема для центра Казани, потому что мне надо посмотреть, что там вокруг – вписывается оно или нет.

Если старинное здание стóит того, чтобы его сохранить, это обязательно надо сделать. И в этом случае все, что строится рядом, должно строиться с уважением к этому наследию. Необходимо придерживаться этого принципа.

— Возможно, стоило бы оградить центр города от активного трафика и сделать его «центром для пешеходов»? Это помогло бы решить вопрос с движением.  Насколько вообще реальна концепция «город для пешеходов» в современном мегаполисе?

— Ограждение центра города от трафика не всегда является правильным решением, так как иногда создает различные проблемы.

Думаю, что если хочется создать центр «для людей», необходимо урегулировать поток машин в интересуемой зоне и ограничить движение только в определенные часы, либо в случаях необходимости.
Отель Rosewood Hotel Abu Dhabi на берегу моря на острове Аль-Марьян
Естественно, работая над вопросом изменения сети дорог, нужно будет рассматривать более обширную часть центра и ни в коем случае не ограничиваться только одной маленькой частью, иначе есть риск создать еще бóльшие проблемы.

Что касается возможности создания центра города для пешеходов, вернемся к концепции ранее заданного вопроса. В городах как Казань — с определенной историчностью, безусловно, необходима пешеходная зона для поиска и ведения деятельности, направленной на социализацию и развитие туризма.

— Есть ли в Казани какие-то интересные архитектурные решения, которые вы открыли для себя?

— Мне очень понравилось, что у вас стараются реставрировать центр города, стараются содержать его в достойном виде – и с архитектурной, и с функциональной точки зрения. Исторический центр должен быть функциональным, чтобы привлекать сюда и жителей города, то есть центр не должен быть только для туристов, иначе он недолго проживет.

— Значит ли это, что помимо офисных и развлекательных центров, пусть и упакованных в историческую обертку, в историческом центре города должны быть и жилые дома?

— Теоретически да. Но построить жилые дома в таком месте крайне сложно. Такая проблема существует во всех исторических центрах – здесь оживленное движение, необходимы парковки. Поэтому, повторюсь – недостаточно просто реставрировать здание. Необходимо пытаться решить эти проблемы с точки зрения функциональности, чтобы привлекать сюда людей.
Частная вилла в Пекине, Китай Beijing Century
— Кто этим должен заниматься, помимо архитекторов?

— В принципе, в основном этим занимаются архитекторы и инженеры. Но, конечно, не последнюю роль в этом процессе должны играть и политики, потому что спроектировать можно все, что угодно, а проект еще надо осуществить. Для этого нужны средства и желание что-то сделать, работать определенным образом. Но все это – вечные проблемы, они стары как мир.

Мне показалось, что главный архитектор Казани как раз чувствительна к этим вопросам. В разговоре с ней я понял, что у нее есть желание что-то изменить именно в этом направлении.

— Должны ли принимать участие в этом процессе жители города? Если да, то в каком формате?

— Это очень сложный вопрос. Начнем с того, что, например, моя идея архитектуры будет отличаться от вашей, от еще чьей-либо. Поэтому устраивать референдум и спрашивать – нравится жителям то или иное здание не имело бы особого смысла.

Саму концепцию – должно здание существовать в этом месте или нет – многие на референдуме спутали бы с другим вопросом – нравится оно тебе лично или нет. А вкусы у всех разные. Поэтому мы вряд ли смогли бы узнать настоящее мнение жителей по этому поводу.

Это очень тяжелый вопрос. Поэтому есть комиссии, которые оценивают, насколько какое действие реально и необходимо. Будем надеяться, что эти комиссии есть и будут правильно выполнять свою работу.

— Вы сказали, что принимали участие в разработке мастер-планов. Расскажите подробнее об этой работе – кто еще должен принимать в ней участие, что должен учитывать документ и насколько гибким он должен быть?

— Создание мастер-плана – это очень интересный процесс, потому что заставляет тебя войти в гармонию с тем местом, где должен будет разместиться проект. Для качественного проектирования необходимо несколько фигур, несколько профессионалов. Невозможно знать всё, поэтому нужно уметь сотрудничать и уметь вычленить самое лучшее из каждой идеи и объединить их в одну большую, главную идею. Так что для меня сотрудничество и обмен идеями являются фундаментальными в этом виде работы. Не будем забывать, что если у двух человек есть по идее, обменявшись, у каждого из них уже по две идеи. Вот это и есть наша работа – объединять идеи в единый проект.Что касается гибкости, она лежит в основе. Мир меняется, даже слишком быстро, соответственно меняются и люди, которые в нем живут. Поэтому в мастер-плане нужно учитывать, что он составляется на много лет – 15-20, поэтому проектировщик должен попытаться представить ближайшее будущее. Работа нелегкая, но замечательная.

— Бывали ли вы в других городах России? Если да, то что вам там запомнилось и можно ли их сравнить с Казанью?

— Я был в Москве, очень красивый город. Наверное, для России это как Нью-Йорк для Соединенных Штатов. 

— Вы сказали, что уже 20 лет работаете в архитектуре – какими объектами вы занимаетесь?

— Я проектирую разные объекты – начиная с дизайна интерьеров домов, квартир, вилл и гостиниц, заканчивая многоэтажными домами и торгово-промышленными объектами. Участвовал в проектировании мастер-планов. Кроме этого, занимался дизайном мебели. Возможно, производитель этой мебели приедет сюда, чтобы понять, есть ли в Казани спрос на подобные вещи.
Частная вилла в Пекине, Китай Beijing Century
Естественно, в основном я работал в Италии. Также у меня есть небольшое бюро в Софии (Болгария) и небольшой офис в Пекине (Китай). В Китае в основном мы занимаемся дизайном интерьера.

Вообще за 20 лет практики мне удалось поработать в разных уголках мира – в Тунисе, Франции, Англии, США. Казань мне очень понравилась, потому что я считаю Казань очень динамичным и молодежным городом. Как раз это совмещение молодости и динамизма и дают возможность для роста. Поэтому мне хотелось бы оставить в этом городе что-то от себя.

 

 

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite