Как шьется современная татарская тюбетейка. Рассказывает мастерица Таисия Усманова

KazanFirst продолжает публиковать материалы о людях, которые занимаются национальным ремеслом
Регионы 16:01 / 13 февраля
3

Таисия Усманова ( MaçəT ) участвует в выставке международного фестиваля дизайнеров мусульманской одежды Татарстана

Беседовала Дария Ярхамова

В Казани много мастеров по пошиву тюбетеек, но не все хотят или готовы общаться с журналистами. Одни боятся рассказывать о масштабах своего ремесла, другие отказались говорить об относительно небольшом месячном доходе. Третьи посчитали, что не нуждаются в лишней рекламе и упоминании в СМИ. Мол, кому надо, они и так известны.

Однако национальные ремёсла, изготовление национальной одежды, обуви, музыкальных инструментов и кукол, тем более, если все это успешно развивается, является важным критерием для самочувствия народа. Это также придает уверенности его представителям. Поэтому говорить и писать о национальных ремёслах, об идейных мастерах надо, и как можно подробнее.

⇒ «У каждой нации должны быть свои говорящие и поющие народные песни куклы». Что такое татарские куклы и для чего они нужны»

Таисия Усманова — мастер пошива тюбетеек вручную. По образованию она ветеринар. Что же потянуло ее шить именно татарские тюбетейки? Об этом и самом ремесле Таисия рассказала в интервью KazanFirst.

— Как вам пришла идея изготавливать тюбетейки? 

— Я с детства очень любила шить, со швейной машинкой всегда на «ты». В свободное от работы время всегда что-нибудь делала руками, так как это очень хороший отдых и помощь при стрессах.

Мы с мужем после свадьбы переехали в Казань, а до этого оба работали в Москве. Муж работал, я сидела дома, было много свободного времени, чтобы что-то творить. Мы купили швейную машинку, и я шила в своё удовольствие. Муж, заметив мой талант, предложил сшить ему тюбетейку на никах. Он у меня татарин.

— Как долго вы ее шили?

— Эта тюбетейка создавалась целый год! По хорошей традиции тюбетейку жениху шьет невеста или доверенное лицо. Я не знала, как шьется такой головной убор, так как источников в интернете и в книгах нет, ведь производство тюбетеек — это секрет каждого мастера. Поэтому я сама стала разрабатывать способы шитья.

— Какая у вас технология изготовления тюбетеек?

— Тюбетейка состоит из двух основных частей: бортика и верхушки. По форме лекала нарезаем ткани для этих частей, собираем их послойно, простегиваем. Потом делаем вышивку, если это предусмотрено дизайном, пришиваем к заготовке изнаночную ткань. Дальше идет сборка изделия. Верхушка вручную пришивается к бортику, потом тюбетейку выворачиваем на изнаночную сторону, соединяем края изнанки красивым швом-невидимкой, выворачиваем на лицевую сторону, расправляем — готово!

Все ваши работы именные. Вы дали какое-нибудь имя вашей первой тюбетейке?

— Мы дали ей имя «Лето», потому что в этом узоре и солнце, и плодородные пшеничные поля, и вода, и ветер.

Тюбетейка «Лето»

Как раз во время создания этой тюбетейки родилась идея шить их в качестве ремесла.

Хотелось шить вручную. Конечно, вряд ли бы нашлись желающие ждать тюбетейку год, поэтому для помощи в моем труде мы взяли вышивальную машину.

— У вас есть определенный шаблон тюбетеек? 

— Да. Довольно просто сшить тюбетейку с прямыми бортами. Получается такая «таблетка», которая не на каждой голове будет хорошо смотреться. Передо мной стояла задача — сшить такую тюбетейку, чтобы идеально сидела на голове и форма была не прямая, а усечённый конус.

На сегодняшний день у нас есть три типа шаблонов для тюбетеек: усеченный конус, прямая тюбетейка и полупрямая. Какую я буду шить заказчику, зависит от формы его головы и даже от его возраста. Да, у нас есть возможность сшить и молодежную тюбетейку, у неё будет короткий бортик, и тюбетейку для мужчины уважаемого возраста, с более высоким бортиком.

Тюбетейка на какую форму головы чаще всего покупается?

— Головы у всех в основном двух типов: с плоским затылком и с вытянутым затылком.  Не могу сказать, что на какую-то из них спрос больше.

Конус считаю более универсальным вариантом, поэтому именно эту форму делаю для сувенирного магазина «Баракат» при Московской соборной мечети.

— Ваши тюбетейки покупают женщины для своих мужчин?

— К нам обращаются как сами будущие хозяева своих тюбетеек, так и, допустим, невесты, которые хотят подарить своему жениху тюбетейку на Никах.

Самый распространенный размер тюбетейки — 58, если делаю заказ для магазина.

— Как вам больше нравится шить: для магазина или для индивидуального покупателя?

— Я люблю работать с человеком лично: так тюбетейка интереснее получается, более одухотворенной, что ли. Просто хочется убеждаться каждый раз, что изделие попадет в хорошие, заботливые руки.

 — Можно ли у вас самим поучаствовать в создании тюбетейки?

— Можно. Мы даем возможность каждому заказчику поучаствовать в создании их тюбетейки, поэтому каждое изделие отличается от другого.

Абсолютно одинаковых нет. Заказчик сам выбирает цвет ткани, материал, цвет бисера, пайеток и даже собственный дизайн  может предложить. Наша задача — воплотить эти пожелания в жизнь.

— Как происходит пошив индивидуальной тюбетейки?

— Первым этапом мы обговариваем дизайн головного убора с заказчиком, собираем все пожелания, делаем необходимые замеры. Если на изделии присутствует вышивка, то я рисую дизайн в специальной программе для вышивальной машины, подбираю необходимые цвета ниток, потом переношу вышивку на ткань.

После этого, если предусмотрено дизайном, дополняю вышивку бисером и другими украшениями. На этом машинный этап заканчивается. Вся остальная работа выполняется вручную. Соединение всех деталей, потайные швы — только ручная работа дает гарантию износостойкости изделия и идеальную посадку на голове.

Тюбетейка «Ночь»

— Какие вы берете материалы?

— Материалы для наших изделий используются качественные и натуральные. Для нас важно, чтобы тюбетейка приносила комфорт голове, не была тяжелой и давящей. Традиционно берем бархат, изнаночную часть и основу тюбетейки делаем только из натуральных материалов: хлопка и льна. Так как объем производства у нас небольшой, то ткани мы закупаем в розницу в специализированных магазинах Казани.

— В каком количестве и по какой цене закупаете ткани?

— Закупаем их в небольших количествах, потому что производство пока ещё носит характер хобби. В основном у нас по два или три метра бархата разных ходовых цветов. Если какого-то цвета нет, то покупаем непосредственно под заказчика. Сейчас метр бархата в розницу стоит минимум 830 рублей, поэтому закупаться в больших количествах выходит дорого.

Бархат покупаем корейского производства, всегда выбираем хорошего качества.

Для изнанки мы закупаем пару рулонов турецкого штапеля из стопроцентного хлопка. На оптовом складе, ещё до роста курса доллара, цена его была 250 рублей за метр.

Наполнитель тюбетейки состоит изо льна и распушенного хлопка, их мы тоже закупаем рулонами, потому что это основа тюбетейки, в каждом изделии она одинаковая. Лён, который в тюбетейке, стоит 100 рублей за метр, распушенный хлопок — 80 рублей за метр.

Фурнитуру закупаю через интернет, иногда часами ищу подходящего продавца с редкими видами бисера, пайеток, ниток и стразов. Хороший бисер найти довольно непросто, особенно редких цветов: под золото и серебро. Я люблю работать с чешским бисером, его цена начинается от 200 рублей за 50 грамм. Так, на некоторые модели тюбетеек требуется до 30 грамм бисера, а это несколько сотен мелких бусинок, которые надо пришить вручную.

Очень важно найти хорошие нитки для вышивки. Я использую в работе немецкие, цена одной катушки 1 000 метров — от 350 рублей. На некоторые модели уходит вся катушка, как, например, в нашей новинке — тюбетейке «Крымская».

Тюбетейка «Крымская»

— Сколько по времени занимает производство одной тюбетейки?

— В зависимости от сложности изделия на пошив одной тюбетейки требуется от одного до четырех дней. Если тюбетейка простая, без вышивки, для совершения религиозных обязанностей, то шьем такую примерно один день.

— Что отличает ваши тюбетейки от других, изготовленных вручную?

— Тюбетейки каждого производителя по-своему уникальны. Те, кто действительно болеет за свое детище, делают по-настоящему великолепные головные уборы. Мы не считаем их нашими конкурентами, даже сотрудничаем с некоторыми.

Например, иногда совместно с дизайнером Миляушой Мусиной мы создаем образ на Никах. Шьем тюбетейку для жениха, а Миляуша вышивает свой узор, который будет сочетаться с нарядом невесты.

Основное отличие наших тюбетеек от других — это максимум ручной работы, никакого клея и желатина для удержания формы изделия. Если обратить внимание на подавляющее большинство продаваемых в городе тюбетеек, то они достаточно жесткие и не всегда аккуратно пошиты.

Многие производители шьют прямую тюбетейку (таблетку), а для создания конусообразной формы смачивают её в растворе желатина, надевают на болванку нужных формы и размера, высушивают. В итоге получается такая жесткая хрустящая тюбетейка, которая даже сломаться может, если нечаянно её согнуть.

Наши тюбетейки настолько мягкие, что их можно легко вывернуть наизнанку и обратно, форму при этом они не потеряют за счет уникальной стежки аналогом конского волоса.

— Ваш основной способ продажи?

— У нас есть группа «Вконтакте», страница в Facebook и Instagram. Мы принципиально не представлены в местных сувенирных магазинах, потому что предпочитаем индивидуальный подход к заказчику. Когда я как мастер вижу, для кого шью, изделие быстрее обретает душу.

Самое интересное, что каждая тюбетейка ведет себя по-разному при шитье. Если заказчик с интересным характером, то и тюбетейка может капризничать немного. Если человек спокойный, то и тюбетейка шьется даже быстрее.

— Каков ваш средний доход в месяц от бизнеса?

— Наше ремесло пока сложно назвать бизнесом, ведь мастер пока один. Спрос на наши изделия хороший, что очень радует, но возможности всех радовать нашими тюбетейками пока нет. Я мама в декрете, поэтому не успеваю ответить всем желающим.

В мечтах и планах стоит расширение производства: возьму себе в подмастерья человека, который будет так же болеть душой за ремесло, как и я.

Цена наших тюбетеек честная, с минимальной накруткой. Например, стоимость тюбетейки без вышивки — 990 рублей, а её себестоимость — 500 рублей. В месяц я зарабатываю 10 000-15 000 рублей, если это сезон продаж. Зимой, например, тюбетейки почти не продаются, поэтому и заработка нет.

— Какой смысл вы вкладываете в ваши тюбетейки?  Сохранение традиций татарского народа, мода, вдохновляетесь фольклором?

— Вообще мы занялись шитьем тюбетеек ради поддержания ремесла. Мы с мужем часто ходим в казанские музеи, на различные выставки, где часто бывают представлены предметы одежды, национального костюма. Именно оттуда я черпаю вдохновение, приступая к созданию новых тюбетеек.

Меня очень впечатлило, что в некоторых экспозициях были представлены тюбетейки возрастом 150-200 лет, при этом они отлично сохранились. Я мечтаю о том, что когда-нибудь, лет  так через 100, одна из моих тюбетеек тоже бы оказалась в музее и вдохновила мастерицу будущего.

Поэтому можно сказать, что мы больше за идею, бизнес —это уже второе. Для нас важно развивать и поддерживать данное ремесло, чтобы потом можно было передать наши  знания  и мастерство будущим поколениям.

— Если вы русская по национальности, то почему вы начали шить тюбетейки? 

— В моем свидетельстве о рождении мама записана как русская, а папа — как украинец. Но по национальности я не совсем русская. Мой дедушка по материнской линии — татарин, бабушка — турецких кровей. Поэтому, наверное, я с детства любила восточные наряды и украшения и шитье тюбетеек мне очень нравится.

— Почему вы начали шить именно тюбетейки, а не кокошники?

— Живу-то я в Казани, кокошник тут не очень актуален. Хотя я кокошники в детстве делала, и получалось очень симпатично. Тут территориальная привязка. Казань — это тюбетейка и чак-чак, Тула — это самовар и пряник.

— Изготовление тюбетеек ваше основное ремесло?

— Я занимаюсь пока только тюбетейками, и достигла в этой области определенного совершенства. Планирую пройти курсы кройки и шитья, заняться пошивом современной адаптации национального костюма.

— Кто вы по образованию?

— По образованию я ветеринарный врач, закончила Оренбургский государственный аграрный университет. После окончания не оказалось возможности устроиться по специальности.

Оренбург — город небольшой, ветеринарных клиник было несколько, но на всех выпускников не хватило. Устроилась в торговлю, проработала в этой сфере несколько лет и поняла в итоге, что это не мое.

Только сейчас я по-настоящему счастлива, потому что занимаюсь тем, что очень нравится и приносит удовольствие от работы. Я очень радуюсь, когда заказчик доволен, ведь каждая тюбетейка заряжена теплом моих рук.

— Почему вы отошли от работы по специальности?

— Каждый человек обычно всю жизнь находится в поиске себя и своего места в мире. От этого зависит его душевное состояние. Можно сказать, что сейчас я нашла это место. Ремесло делает счастливой меня и окружающих людей, которые приобретают мои работы. Мне нравится созидать, видеть результаты своего труда. Поэтому возвращаться в торговлю нет никакого желания.

КОММЕНТАРИИ (39)
шамиль
боже мой. кзф у вас там практику первокурсники журфака чтоли проходят? я как сочинение семиклассницы прочитал. может такое в блоге надо публиковать?
0
ОТВЕТИТЬ
Шамилю
Ты это читал? Ты что гей? ) или воображаешь себя Ив СенЛораном ?)
0
Эдик
Шамиль хорошо разбирается в семиклассницах?
0
Ахмет
Согласен с Шамилем, если честно, раньше было интересно читать кзф, а сейчас либо сельские вести пишете в статьях либо пресс-релизы с прессух какие-то, очень редко что-то интересное бывает, чем-то татар-информ напоминаете. Ну много же интересных тем, ну кому нужны клубы елабужские, тюбетейки татарские, любительские «Зари» и прочее?
0
ОТВЕТИТЬ
Зарина
Вам может и не интересно, а нам очень даже! Не нравится — идите мимо! Кто заставляет читать?
0
Зарина
Не нравится — не читайте! Очень годная статья, полезная для общего понимания.
0
Читатель
Слабый текст, язык, как школьное сочинение… Автор, может, журналистика это не ваше?..
0
ОТВЕТИТЬ
тутси
троллингом балуетесь? а слабо усечь разницу между интервью и статьёй? и правом интервьюируемого на защиту ПВ?
0
Пумба
не, ребят, вы конечно тут все в комментариях эксперты журналистики, но мне одному кажется странным придираться к тексту и языку автора в интервью? Где основная масса текста — слова спикера?? умники екарный бабай…
0
Мария
Очень талантливо!
0
ОТВЕТИТЬ
гость
Интересная статья, и очень красивые тюбетейки , многим я думаю очень даже интересно будет почитать .
0
ОТВЕТИТЬ
Веселуха
Автор сама себе позитивные комментарии пишет с левых низов? девушка, признайте правду, вы не журналист ни разу. И вряд ли им станете, если не можете воспринимать критику.
0
ОТВЕТИТЬ
Банан
А ты кто, товарищ?
0
Денис
Согласен с Веселухой, печально, что на кзф все меньше талантливых журналистов.
0
ОТВЕТИТЬ
тутси
еще печальнее, что комменты заказные!
0
Яппи
Отличная статья, интересно читать! Вот бы ещё на мастеркласс попасть к тюбетейщикам)
0
ОТВЕТИТЬ
Дина
Лайк автору! Интересно, особенно про технологию шитья. Хочу папе подарить тюбетейку, вот бы научили меня)
0
ОТВЕТИТЬ
Алевтина
А почему крымская?
0
ОТВЕТИТЬ
Таисия
На создание этой тюбетейки нас с мужем вдохновила выставка предметов быта крымских татар. Рисунок взят с орнамента блюда для фруктов.
0
средний брат
Что тут в комментариях устроили, журналисты других изданий так решили покуражиться?) а своими именами тогда слабо?) Даже если автор только учится, то надо сразу так резко критиковать? Сами профи родились? А по факту — статья на легкую тему получилась, не все же про скандалы читать!
0
ОТВЕТИТЬ
Малинка
Класс! Всегда было интересно узнать про тюбетейки? Ещё про калфак.
0
ОТВЕТИТЬ
Пикачу
Жаль картинок мало(((
0
ОТВЕТИТЬ
Ландыш
Дайте ссылку хоть, как искать-то?
0
ОТВЕТИТЬ
Таисия
Почему-то модераторы вредничают и удаляют ссылки. Нас можно найти в соцсетях, набрав в поиске tyubecat. Добро пожаловать!
0
Показать ещё
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ
самое читаемое

В Татарстане откроют не имеющий аналогов в стране детский технопарк с химическим уклоном: в попечительский совет войдет топ-менеджмент крупного бизнеса

В «Кванториуме» намерены выращивать настоящую инженерную элиту, а «фишкой» проекта станет, что дети смогут предлагать стартапы для крупных нефтехимических предприятий
Регионы 07:20 / 13 февраля
7

Беседовала Кристина Иванова

В конце февраля в Нижнекамске откроется не имеющий аналогов в России детский технопарк «Кванториум», в создании которого заинтересованы крупнейшие предприятия отрасли: «Нижнекамскнефтехим», «Танеко», «Нижнекамскшина» и «Аммоний». На его оборудование в здании Инжинирингового центра КНИТУ-КХТИ ушло почти 110 млн рублей (половину суммы выделил по гранту российский Минобр). В технопарке проходимостью около 1 000 человек, создание которого курирует КХТИ, будут работать шесть «квантов». Об этом в преддверии открытия технопарка в интервью KazanFirst рассказывает проректор вуза по непрерывному образованию, бывший замминистра образования РТ Любовь Освиенко. По ее мнению, школьникам, натаскиваемым на ЕГЭ и «ушибленным» такой формой сдачи экзамена, необходимы надпредметные знания, которые школа не дает.

— Готовящийся к открытию технопарк будет из сети «Кванториум», запущенной в Челнах в 2015 году?

— Совершенно верно. В конце февраля параллельно откроются еще два «Кванториума» (в Альметьевске и Нижнекамске), у каждого будет своя специфика. Уникальность нашего проекта заключается в том, что параллельно с технопарком в школах Нижнекамска и района мы создадим целую сеть технических кружков нового типа. В них дети, начиная буквально с первого класса, начнут заниматься техническим творчеством обновленного формата. Кружки будут действовать на базе школ, но под методическим руководством технопарка. Это огромный массив детей, которых мы будем вовлекать в данное движение.

— О каком количестве идет речь?

— 7 000-8 000 детей, начиная с первого класса. Лучшие из них потом смогут прийти в технопарк, пропускная мощность которого составит 1 000 детей в год. В технопарк будут приходить дети, которые в школе уже начали изучать химию и физику, то есть учащиеся, начиная с седьмого класса.

— Какие задачи будете решать с детьми?

— Мы будем пытаться ввести их в мир профессий, связанных с Нижнекамском, развитием нефтехимии и нефтепереработки. Это будут профессиональные пробы, экспедиции на предприятия, участие в движении WorldSkills Junior. Сейчас в нем есть две компетенции, связанные с химтехнологиями: лаборант химического анализа и переработка пластмасс.

Мы также будем давать детям надпредметные знания: не физику и химию в чистом виде, а знания о процессах, явлениях. Образовательный процесс будут вести преподаватели нашего университета и нижнекамского филиала. Мы будем подключать также аспирантов, устраивать студенческие десанты. У нас будет много игроков на этом поле с точки зрения науки. Они станут проводить лекции, мастер-классы, публичные выступления: очень много того, что выходит за рамки школьного курса. Конечно, все обучение будет вестись нескучно: в виде конкурсов, квестов, бесконечных событий, конференций.

Параллельно дети будут заниматься основами наук, делать собственные доклады, готовить научные сообщения. Мы намерены приобщать детей к работе в проектах по проблематике предприятий. То есть проекты, которые мы предложим реализовать детям, будут совершенно точно ориентированы на проблематику наших предприятий.

— Какие-то предварительные договоренности с предприятиями есть?

— Конечно. С «Нижнекамскнефтехимом», «Танеко», «Нижнекамскшиной» и «Аммонием». Есть проблема прочности каучука. У нас будет отдельное направление, чтобы дети попытались по заявкам «Нижнекамскшины» заняться этой проблематикой.

— Неужели великие взрослые умы не могут решить эти вопросы, а дети смогут?

— В таких проблемных вопросах всегда есть масса составляющих. Мы обязательно должны ввести детей в эти процессы и начать работать пошагово, чтобы они понимали, в чем состоит проблема, как она может решаться, и где-то предлагали свои собственные решения. В конечном итоге мы должны сформировать серьезную группу детей, которые будут готовы к проектной инженерной деятельности.

Если у ребенка получится проект на уровне стартапа, в нем будет рациональное звено, он сможет перейти в Инжиниринговый центр в 10-11 классах. Детский технопарк как раз вписан в его структуру. В Инжиниринговом центре, который откроется параллельно с технопарком, создаются две сертификационные лаборатории, которые будут сопровождать основные процессы «Нижнекамскнефтехима» и «Нижнекамскшины». Одна будет заниматься сертификацией пластмасс. Сегодня нижнекамские производители вынуждены отправлять образцы продукции для сертификации за рубеж и платить за это очень большие деньги. С открытием лаборатории в Нижнекамске все издержки станут в десятки раз меньше. Кроме того, появится возможность сделать новые виды продукции и сразу их сертифицировать.

— По каким направлениям будет работать «Кванториум» в Нижнекамске?

— Он включает в свой состав шесть «квантов» — направлений. Самый большой и мощный — это «Наноквантум», в него вписаны университетские направления в области химических технологий. Другие — это «Робоквантум», «Энерджиквантум», «Нейроквантум», «Геоквантум» и «Промышленный дизайн».

В «Нейро» мы будем пытаться заниматься процессами, связанными с биохимией, попытками создать искусственный интеллект, привнести свои наработки. С другой стороны — это улучшение процесса реабилитации организма, например, адресная доставка лекарственного препарата к пораженному органу. Также будет вестись работа с медицинской техникой в плане ее модернизации, улучшения и попыток создать новые образцы. В «Энерджи» мы будем заниматься альтернативными источниками энергии. А это биотопливо, переход на возобновляемые источники, солнечная и ветровая энергии и много чего еще. Квант «Робо» будет ориентирован на возможности внедрения робототехники в химическое производство. На «Нижнекамскшине», к слову, уже есть роботы. Квант «Гео» — тема, связанная с разработками новых шельфов, исследованиями структуры почв, она больше интересна нефтяникам. «Нано» — это полностью химтехнологии, будет вестись очень много работы с наноматериалами. «Промышленный дизайн» — серьезное направление, интересное нам потому, что в составе университета есть «Союзхимпромпроект», который проектирует новые предприятия для химической и нефтехимической промышленности. Так что в технопарке по этому направлению будет вестись работа по проектированию помещений, мебели, приспособлений, целых производств.

— Где размещается «Кванториум»?

— На одном из этажей Инжинирингового центра площадью около 1 000 кв. м. Он размещен в здании бывшего филиала КНИТУ-КАИ, переданного нам год назад мэрией Нижнекамска.

— В нем будет состоять специфика технопарка в Нижнекамске?

— Здесь очень серьезно будет представлено направление, связанное с химическими технологиями и биотехнологиями. Все это перспективно в плане практического спроса. Помимо основных компетенций у детей мы будем формировать softskills — мягкие компетенции. А это умение работать в команде, коммуникативные навыки, хорошее знание технического английского языка, работа с информационными технологиями, повышение самооценки. Мы задумали там одно движение — «скаутинг». Условно говоря, я взялась за тему «критические явления». Скаутинг подразумевает, что мне для начала надо выяснить, кто в мире занимается этой темой и в какой части может появиться наше конкурентное преимущество. Это серьезная аналитическая работа, которую мало кто делает. Многие предприятия заказали бы такой скаутинг, но делать это было некому.

— Вы говорите, что предприятия заказывают проекты. А если они в должной степени будут проработаны, предприятия готовы за них платить?

— Мы договорились с мэром Нижнекамска Айдаром Метшиным, что в технопарке будет серьезный попечительский совет, в который войдут практически все «генералы» — руководители крупнейших предприятий. Он будет принимать соответствующие решения. Кроме того, станет работать и экспертный совет в составе ученых. Если экспертный совет скажет, что это серьезное исследование и имеет практическую ценность, а потом рекомендует его к внедрению, то заинтересованное предприятие будет заниматься этими вещами. Судьба стартапов, возникших в стенах технопарка, будет предопределена. Здесь все четко и завязано в единое кольцо, одну цепь событий. В этом заключается уникальность технопарка. Но все, о чем я говорю, нам предстоит сделать. Мы прошли большую дорогу, но пройти надо не меньшую. Если мы претворим в жизнь все запланированное, а я в этом не сомневаюсь, это будет прецедент для Российской Федерации. Все предыдущие удачные модели технопарков были связаны с робототехникой или IT-технологиями. Но это не российская тема, а переделы. Если же мы реализуем свой проект, то сможем стать центром притяжения сначала для Татарстана, а потом и для всей России.

— А с чего началась реализация проекта?

— С визита в Казань замминистра образования России Вениамина Каганова летом 2016 года. Тогда он сказал, что если в республике есть вуз, который так заинтересован в развитии детского технопарка, то наш проект получит приоритетную поддержку. В итоге Татарстан подал заявку на федеральный грант в Минобрнауки и выиграл его.

— О каком финансировании идет речь при создании технопарка «Кванториум»?

— Минобр выделил 48 млн рублей, 30 млн дала республика, и почти 30 млн дали предприятия Нижнекамска. Мы думаем, что это еще не предел. Если мы будем двигаться дальше, появятся новые запросы.

— На что в основном были направлены эти деньги? На приобретение оборудования?

— На ремонт помещения и на оборудование самих квантов. Небольшая часть была направлена на обучение педагогов (в технопарке есть свой штат из 12 педагогов). Закуплена робототехника, очень много лабораторного оборудования, 3D-принтеры, плоттеры, резаки. В промышленном дизайне будут печатать модели на 3D-принтерах и сканерах. Кванты оборудованы так, что в них можно проводить лабораторные исследования, пробовать реализовать научные идеи.

— Для детей посещение «Кванториума» будет бесплатным?

— Конечно. Все это будет бесплатно. Кроме того, при «Кванториуме» будут работать пять клубов. Один из них — «Самостоятельные дети». Здесь ребенок будет учиться делать все то, что должен уметь делать нормальный человек дома: для мальчиков это починить розетку, вкрутить лампочку, вбить гвоздь, пользоваться шуруповертом; для девочек — шить, вязать, вышивать, поставить заплатку. Кроме того, у нас будут работать родительский клуб, клуб «Ключевые компетенции», «Информационный» для тех, кто хочет делать сайты, работать в соцсетях, пиарить события, и клуб, условно названный «Отложенные инженерные решения», для суперинтеллектуалов.

— Эти клубы будут находиться в здании Инжинирингового центра?

— Да, но открыты они будут не только для резидентов технопарка, а для всех желающих. Мы ожидаем, что каждый клуб станут посещать 100-150 человек. Посетители клубов будут платить условную абонентскую плату.

— В Казани есть «Зарница». В вашем технопарке все будет более углубленно?

— Я была в «Зарнице», и мне очень понравилось. Но там уклон на популяризацию, а в «Кванториуме» созданы условия для проектной работы. У детей будет своя лаборатория, свои пробирки, измерительные приборы, микроскопы, адаптированные под детскую аудиторию.

Я думаю, «Зарница» станет нашим партнером, как и лагерь «Байтик», технопарк «Идея», программа «Лифт в будущее» Роснано, Университет талантов. Наша партнерская сеть будет помогать технологиями, грантами, мастер-классами.

— У детского технопарка должна быть утвержденная образовательная программа. Методически ее разрабатывали специалисты КХТИ?

— Да. У каждого кванта есть программа, состоящая их трех частей: образование, проектная деятельность и конкурсы. Кейсы предприятий есть не везде, так как не все предприятия пока готовы ставить свои задачи перед нами.

— Аналога такому технопарку в России нет. А почему? Руки не доходили?

— Взяться за это очень тяжело. Перехода от советского технического творчества к современному пока не произошло. Мы взялись за этот проект именно поэтому.

— Конечная цель технопарка — воспитать потенциальных абитуриентов КХТИ. Для выпускников технопарка будет предусмотрено какое-то льготное поступление?

— Мы будем предлагать им две вещи: повышенная стипендия ректора и индивидуальная обучающая программа.

— Есть перспективы расширения детского технопарка на республиканский и российский уровни?

— Когда мы переживем период становления (до конца года), мы станем центром притяжения и для Татарстана, и для Российской Федерации. Это будет такая школа для одаренных детей в сфере инженерных компетенций. Мы сможем инициировать конкурсы, проводить профильные смены, устраивать мастер-классы, задумываемся над созданием дистанционного центра. Думаю, в некоторых регионах России, где жива нефтехимия — Уфа, Ульяновск, Нижний Новгород, Пермь, Новосибирск, — нашим проектом заинтересуются. Сейчас у нас период эксперимента, но к 2018 году мы должны выйти на полную мощность и работать на результат.

— Может быть, стоит открывать подобные технопарки в этих регионах?

— Это уже решение федерального центра. Нам пришлось соблюсти много условий, чтобы выиграть грант: только заявку подавали на 400 страницах. Это очень тяжелые деньги — и получить их тяжело, и отработать. Если другие смогут, мы будем за них рады, если нет — пусть приезжают к нам (смеется).

— Почему вообще возникла такая большая потребность в технопарке с техническим уклоном? Насколько я помню, сейчас на химию отводится всего час в неделю в школе? 

Да, если это не профильный химический класс, то один раз в неделю. Из-за маленькой нагрузки обычно учитель химии и биологии представлен в одном лице — они просто выживают. Химия как сложная развивающаяся наука в школе представлена очень скудно — и ситуацию надо менять. Многие разделы химии в школе не изучаются вообще. Школа страдает тем, что не в состоянии воспроизвести надпредметные связи, например, физхимию.

К тому же мышление, которое формируется в результате внедрения ЕГЭ — не критическое. Это зазубривание. Ну что такое тест ЕГЭ? Детинатаскивают не думать, а зазубривать. Дети действительно ушиблены этим ЕГЭ, по-другому просто не скажешь. И когда они приходят в наш университет, то попадают в тяжелые условия. Раньше диплом инженера давали за пять лет обучения, а сегодня бакалавр — это четыре года обучения. Но при этом целый год мы должны заниматься тем, что не додала школа — общеобразовательными предметами. А потом у них начинается практика на предприятиях, полгода они пишут диплом — и все это надо уложить за оставшиеся три года. Их учить то некогда! Получается, что ими надо заниматься до вуза. Если мы хотим настоящую инженерную элиту, мы должны с ними работать очень серьезно. Школу обвинять не в чем — там делают то, к чему вынудили обстоятельства. Но это печальная картина.

— От высокопоставленного в прошлом чиновника минобра слышать такую позицию о ЕГЭ довольно непривычно…

— Я всегда была против ЕГЭ. Я думаю так: чтобы победить коррупцию, надо отменить вступительные испытания в вузах, пусть их не будет. Главный козырь сторонников ЕГЭ состоит в том, что вузы лишились своей кормушки. Так и не надо эту кормушку организовывать! Но нужно вернуть силу аттестату. Ведь он сегодня, по сути, не играет никакой роли. Получается, что 11 лет работы ребенка в школе засовывают в корзину. Как сдал ЕГЭ — так тебя и оценили. Это же невозможно. Кроме того, по существу, ты должен выбрать предметы, которые будешь сдавать по ЕГЭ, уже в 9-м классе. Я просто знаю конкретных людей, которые пришли и сказали: «Мой ребенок хочет сдавать физику». А ему отвечают: «Никакой физики, он не готовился. И не сдаст». Сейчас школа — единственная инстанция, которая решает, сдавать или не сдавать ребенку ЕГЭ по тому или другому предмету. Честно говоря, школе наплевать на судьбу ребенка — ее волнуют результаты. Если ребенок выберет физику и не сдаст ее, директору просто голову сниму. Поэтому они и говорят — никакой физики.

— А с ЕГЭ по химии ситуация получше?

— Получше, да. Процент сдающих химию повысился с 11 до 17%. Химия —третья по предпочтениям среди предметов на выбор.

— Как удалось переломить ситуацию?

— Мы самонадеянно считаем, что не без нашей помощи. Но это в республике так, в России ситуация хуже. Мы пытаемся поддерживать химию, как только можем, — регулярно проводим семинары для учителей химии, ежегодную конференцию учителей химии, а сейчас идет Неделя химии в школах. Во всех школах республики всю неделю дети говорят про химию — старшеклассники готовят презентации кабинетов химии, проходят менделеевские чтения, клуб веселых и находчивых химиков и т.д.

Фото: Василий Иванов

КОММЕНТАРИИ (5)
Шамиль
У российских ученых три пути — зарубеж, военка/атомка или универ. Два последних направления связаны с риском для жизни и низкими зарплатами) так инженерную элиту мы не для себя выращиваем.
0
ОТВЕТИТЬ
Мама
Вот здорово, хоть где то заботятся о будущем поколении!
0
ОТВЕТИТЬ
Валя
Правильное и нужное дело!
0
ОТВЕТИТЬ
Марс
молодцы конечно, но главное чтобы не осталось одной только идеей хорошей. а то все мы знаем чем заканчиваются все российские опыты с детскими роботами и айтишниками — НИЧЕМ увы (( может здесь будет иначе хоть. в добрый путь
0
ОТВЕТИТЬ
Родительница
Детские технические кружки в такой форме просто необходимо возрождать! А то после школы знаний физико-математичесих наук явно недостаточно.
0
ОТВЕТИТЬ
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ
самое читаемое
самое читаемое
самое читаемое
наверх