«Путин в нынешнем состоянии опережает свой политический отряд»

Вовлечь людей в политическую жизнь поможет реформа системы регистрации кандидатов.

На заседании дискуссионного клуба «Волга» президент Российской Ассоциации по связям с общественностью Станислав Наумов подверг критике нынешнюю процедуру сбора подписей в поддержку регистрации кандидатов на выборах. По его словам, в современных условиях мало кто согласится раскрыть свои персональные данные сборщикам подписей, чтобы поддержать того или иного претендента. Сегодня есть цифровые технологии, которые позволяют собрать верифицируемое мнение граждан, при этом их личные данные будут защищены.

В интервью KazanFirst Станислав Наумов продолжает рассуждать, что ещё можно было бы изменить в избирательном законодательстве, чтобы повысить вовлеченность людей в политическую жизнь страны. Также он рассказывает о современных тенденциях развития торговых сетей в регионе и о роли Татарстана в евразийском экономическом пространстве. 

- С какими инициативами по изменению избирательного законодательства выступает РАСО? 

- Если кому-то хочется собирать подписи в свою поддержку теми способами, которые существуют десятилетиями, то пусть собирают. Но наряду с этим способом регистрации кандидата должны быть и другие. Самый простой - денежный залог. Вносишь сумму, равную трём своим месячным заработкам, и если ты набрал на выборах больше 3% голосов, то залог тебе возвращается. 

- Каким образом эта идея реализуема в наших реалиях? 

- Эта система вполне применяемая по аналогии со штрафами ГИБДД, когда ты нарушил правила, и если заплатил в первые две недели, то оплачиваешь штраф с большой скидкой. Люди уже привыкли к таким историям в своей обычной неполитической жизни. 

- Но ведь с помощью подписей можно отследить, действительно ли работал кандидат с электоратом, потому что есть процедура выявления брака. 

- Даже если ты набрал какое-то количество подписей и среди них обнаружился какой-то процент брака, то не надо за это наказывать, отменять регистрацию. Не надо идеализировать и абсолютизировать эти процедуры. Просто проинформируйте об этом браке подписей избирателя, как уже его информируют о машине, какая есть у кандидата, о наличии у него судимости и так далее. 

- Для чего нужны эти изменения? 

- Мы хотим внести изменения, чтобы обратить внимание на необходимость множества допустимых регулятивных решений для политической конкуренции. 

- Чем плоха нынешняя система регистрации? 

- Из-за старой процедуры произошли известные события в Москве, когда не зарегистрировали некоторых кандидатов и из-за них начались протесты. Это произошло не только в Москве. Просто столица всегда на виду и громче резонирует. 

- Какой вывод вы для себя делаете после московских событий с разгоном митингов? 

- Всё случившееся в Москве не соответствует стратегическим целям, которые ставит перед управленческим классом президент страны Владимир Путин. Он избрался в 2018 году, предложил нацпроекты, чтобы к 2024 году, к моменту завершения его срока, проекты эти были выполнены. В этих нацпроектах ведь и истории государственно-частного партнёрства, и вовлеченность компаний, разных профессиональных сообществ. У меня вопрос: а при такой низкой политической вовлеченности населения можно реализовать эти проекты? Их замминистры, что ли, только должны реализовывать?

В этом противоречие нашего политического класса. Путин опережает в своём состоянии свой собственный политический отряд. Этот отряд отстаёт, что-то там копошится в ситуации, мышкует, когда, наоборот, надо всё открывать и идти вперед.

А делать это можно, если разрешается в управлении страной, регионом, городом, муниципалитетом участвовать всем, кто этого хочет. Ведь таких, как Яшин, Соболь, кандидатов на самом деле мало. Проблема ведь в этом. Если бы таких было много, то и качество их оппозиционности было бы на ином уровне. Ну сколько сейчас у нас таких? Уехавшие из России Илья Пономарев, Михаил Ходорковский? Вот и вся оппозиция! 

- Что позволит ситуацию изменить? 

- Давайте сделаем рациональные политические процедуры, соответствующие современным ожиданиям людей услуги, которые оказывает им государство. Регистрация кандидатов - это государственная услуга. Она организована плохо. Если мы изменения будем откладывать на потом, то это неправильно.  

Единственная возможная реакция в Москве, которая не была осуществлена, к сожалению, это регистрация этих кандидатов, поскольку, выведя на согласованные митинги количество людей больше, чем требовалось при сборе подписей, они доказали, что у них есть право на регистрацию. 

- Переключимся с темы политики на бизнес. Вы на протяжении четырех лет, начиная с 2015 года, входили в состав правления X5 Retail Group (магазины «Пятёрочка», «Перекрёсток»). Отмечали ли вы в Татарстане какие-то особенности развития торговой сети? Всё-таки в республике есть своя торговая сеть и принято защищать местных производителей. 

- Поддерживайте вашу сеть. Я в Москве ходил в магазин «Бахетле», где я покупал эчпочмаки и беляши.

Я ушёл из X5, у меня закончился четырёхлетний контракт. Я старался, чтобы в регионах нас воспринимали не как чужаков. Считаю, что мои коллеги продолжают эту линию. Они городятся тем, что у них очень большое число местных поставщиков, хотя понятно, что в любом регионе 200-300 магазинов. А в Татарстане до 100 местных поставщиков. Всё равно есть конкурентный отбор. Нельзя сделать отдельный стенд «Сделано в Татарстане». Люди приходят каждый вечер купить курицу, яйца, сосиски, а не продемонстрировать акт гастрономического патриотизма.

Например, если вы приедете в солнечную Грузию, то всё равно вам на третий день захочется борща, ухи. Так устроен человек, ему нужно разнообразие по доступным ценам.

Сегодня происходит цифровизация торговли, сейчас хорошо развивается «Онлайн-Перекрёсток», все больше людей используют эту цифровую платформу. Это не мешает местным производителям внедрять свои какие-то платформы. 

- Какие изменения за последние годы, связанные с торговлей, вы могли бы выделить? 

- Сегодня далеко не всё упирается в место на полке, как это казалось ещё в 2009 году, когда я был замминистра промышленности и торговли. В первый раз мы тогда с депутатами обсуждали законопроект о торговле. Тогда требования депутатов были обоснованными. Нужно было выравнивать рыночную силу только не сетей и производителей, а крупных транснациональных производителей и своих локальных. Вот это противостояние до сих пор остаётся.

Сейчас накал противостояния между сетями и производителями ослаб, потому что законодательно все-таки найден взаимоприемлемый компромисс с точки зрения регулирования. 

- Вы являетесь руководителем Евразийского центра интеграционных исследований и коммуникаций. В одном из своих интервью вы рассказывали об интеграционном проекте трёх российских регионов, граничащих с Казахстаном, и трёх регионов Казахстана, граничащих с Россией. Сделали предположение, что было бы интересно связать шесть городов этих регионов высокоскоростной магистралью. Какое место вы видите у Татарстана на пространстве евразийского сотрудничества? 

- Во-первых, Татарстан очень удобный региональный партнёр для Казахстана. Мы видим, что недавно на WorldSkills в Казани прилетал премьер-министр Казахстана Аскар Мамин. Влияние Татарстана - это, в том числе, возможное проведение одного из следующих чемпионатов WorldSkills в Казахстане.

Во-вторых, продукция татарстанских предприятий имеет не просто экспортный потенциал. В Казахстане, например, есть предприятия, где проводится сборка тех же «КАМАЗов».

У Татарстана возможны какие-то проекты, связанные с кооперацией с белорусскими автомобилестроителями.

Думаю, что неслучайно несколько заседаний межпромсовета, евразийской экономической комиссии проходят в Казахстане. Нужно создавать евразийские компании, наднациональную юрисдикцию.

Сложный опыт работы Татарстана в составе Российской Федерации как сильного региона поможет вашей республике интегрироваться в новую макрорегионалистику, связанную с тем, чтобы компании республик  становились партнёрами с компаниями Белорусии и Казахстана и чтобы это были первые евразийские компании, какие сегодня есть в Евросоюзе.


Читайте также: Российские политтехнологи и полит-консультанты обсудили итоги выборов-2019


Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.

«Эпоха Путина не заканчивается»

Обсуждаем, как власти и народу найти общий язык, чтобы не потерять страну. 

В преддверии единого дня голосования редакция KazanFirst обсудила предстоящие выборы, Путина, положение в стране и конфессиональные конфликты в интервью с российским политтехнологом Маратом Башировым.

- Год назад я увлекся историей Казани. Начал снимать локации со старинных фото в современном виде. Наблюдал, как менялся город. Но в 90-х-2000-х было снесено много памятников культуры. Раньше людей это не волновало. Но сейчас, когда сносят объекты наследия, мы звереем, особенно молодежь. Почему это происходит?

- Если в 90-х у людей спрашивали, что они считают своей родиной, а люди отвечали, что Россию или свой город, то в конце 90-х пропорция изменилась - люди начали говорить, что просто живут в России. Татарстан тогда получил культурные преференции, собственности, налогообложения, внешнеполитические и внешнеторговые контакты. Сейчас, когда угроза распада страны исчезла, жители начинают идентифицировать себя с малой родиной. Отсюда запрос в отношении именно этого места.

- Это повсеместно происходит?

- Да.

- Возможно, причина в том, что произошел сдвиг в городской среде? Например, в 2014 году в Татарстане была запущена программа парков и скверов.

- Это сработало наверняка.

- В конце мая прошлого года снесли Артиллерийское училище. Это были военные городки царской армии. В той же Финляндии их превратили в национальную культурную среду, а у нас все снесли. Возмущение людей было очень сильным. При этом, снеси их 10 лет назад, мы и не заметили бы.

- Есть некие архитектурные решения с точки зрения фасада, которые принципиально отличаются от безликих зданий, окружающих нас. Я живу в Старо-Даниловской мануфактуре в Москве. Это бывшая ткацкая фабрика. Когда я покупал там квартиру, это был огромный цех. И я помню, что был район со скотобойнями в Лондоне, где сделали нормальный жилой квартал. Зачем ломать здание, если через километр пустырь? Поставьте бездушное здание там.

- В нашем случае всё решили деньги.

- Власть должна понять, что имеет несколько функций. Например, исполняет роль регулятора. Она должна регулировать взаимоотношения социальных групп по тому или иному вопросу. Есть у них и надзорная функция - контроль решений. Ещё есть карательная функция, которая возлагает на госслужащих очень важную задачу - быть справедливыми. Когда общественный запрос начинают игнорировать, происходят протесты. А все протесты от того, что с людьми просто не разговаривают.

- Да, мне кажется, что в последнее время люди помешались на старине. Вспомните хотя бы обнажившуюся старую мощёную дорогу - её разбирали на сувениры. А Мергасовский дом? Людей из него выселили, сейчас к нему чуть ли не паломничество. Для меня этот феномен непонятен.

- Это более заметно в молодежной среде. Власть должна искать сегментированное решение. Если молодые люди решат, что их малая родина Казань, а не Татарстан, то начнут искать привязки к этой своей малой родине, а к бездушным зданиям никак нельзя привязаться.

- Эта точка зрения российского общества, в котором мы находимся. А возможно ли провести какие-то аналогии с тем, что уже было, - с 80-ми, 90-ми?

- Нельзя. Другое инфополе, другой формат общения.

- Просто хочется понять, куда мы идем, движемся ли к чему-то конструктивному?

- Мы движемся к обществу, которое будет управляться в некоем автоматическом, цифровом режиме. Государство туда ещё только направилось, а мы уже там. Например, через какое-то время у нас будет один счет в Центробанке, к которому будет все привязано. Это принципиально изменит взаимоотношение между людьми и госуправлением. Невозможно будет сопротивляться мнению большинства. Ни одна представительная демократия в виде парламента не нужна будет, она станет реализовываться напрямую.

- Есть ли опасность фальсификации в таком случае?

- Конечно, это неизбежно.

- Вот для Татарстана последние 30 лет был важен вопрос федерализма, но, по сути, федерализм здесь номинальный. С точки зрения будущего он имеет какое-то значение?

- Поменять сложившуюся негативную тенденцию в том, что ничего не меняется, можно возвращением полномочий и права принятия решений в регионы. Федеральная власть «зажала» решения, которые можно отпустить, - например, о госзакупках.

- На ваш взгляд, в России федерализм органичен или нет?

- Органичен, если дать свободу местным органам.

- А у нас есть понимание, что им нужно давать свободу?

- Я не знаю. Если останется усталость, что нет перемен, если изменится пропорция населения и станет больше молодых людей, то технологическая трансформация в итоге изменит социальные отношения. Ведь ключевое отличие молодежи, вне зависимости от национальности и статуса, - самостоятельность. У них нет четкого понятия, для чего им нужно государство. Они не смотрят телевизор.

- У нас в сентябре выборы в Госсовет. И произошел интересный случай. Большинство мест контролирует «Единая Россия», и при проведении праймериз одержали победу люди старше 50 лет. Мне показалось это конфликтом поколений.

- Это общемировой тренд - взять хотя бы сенатора США. Люди стали жить дольше, поэтому у них богаче опыт. И пока им хватает здоровья удерживать власть, «старение власти» будет происходить. Никаким законом это не изменить. В государстве главная движущая сила не политика, а аппарат, чиновники. Во Франции есть административные суды, защищающие права граждан. А мы двинулись в сторону цифровизации власти. Мы придем к тому, что часть госфункций можно будет переложить на машину, написав программу, введя критерии, себе оставить лишь верификацию, условно говоря.

- Эпоха Путина заканчивается?

- Нет. Но будет важно, какое количество людей останется возле него. Они - группа миссионеров, не владеющих ничем, кроме процесса. Миссия - сохранение страны, встраивание её в мировую торговую политику.

- Есть сейчас опасность потерять страну, которая была в конце 90-х?

- Сейчас нет. Но если бы мы потеряли Кавказ, мы бы потеряли Воронеж, Ростовскую область и т. д. - там были бы равнины.

- Хочу вернуться к федерализму. У нас в прошлом году шли споры по поводу обязательного изучения татарского языка. Вопрос: если Татарстан захочет вернуться к латинице - это угроза будет или нет?

- С точки зрения пересмотра культурного наследия - да. Американцы очень предприимчивы. Они разрушители, как и все предприимчивые люди. Американцы нашли, что в многонациональном государстве надо пересматривать (язык. - Ред.), - почему русский не дерется с татарином? Если будете пересматривать, то добьетесь, что они будут драться друг с другом.

- Технологически это возможно?

- На мой взгляд, нет. Потому что скоро будут универсальные переводчики со всех языков и станет не важно, на чем ты пишешь.

- Нацвопрос нас всегда будет преследовать или когда-нибудь это прекратится?

- У любой нации есть фантомные боли.

- Как считаете, российская нация вообще существует?

- Да. Сложилась через культурные коды. Эти межнациональные отношения присутствовали ещё при царе и коммунистах, они перетранслировались в сегодняшнюю Россию.

- А в жизни этого поколения нам удастся восстановить отношения с Украиной?

- Думаю, что между народами нет проблем. Эта ситуация на Украине была на 90% связана с рынком газа.

- Как относитесь к Горбачеву?

- С уважением. Он пронес большой крест.


Читайте также: «Если есть запрос на перемены, нужно дать их людям»


Понравился материал? Поделись в соцсетях
17 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Марк
Зачем ломать здание, если через километр пустырь? Золотые слова! Каждому бы застройщику вытутаировать на спине
2
0
Ответить

Моника
@Марк И не только на спине
1
0
Ответить

Марат
да она никогда не закончится. как будто непонятно
0
0
Ответить

Строитель
В этом году в Казани впервые в истории предложение неджвижки превысило спрос. Квартиры не сдаются. Летом почти что остановились продажи. Плюс наглость риэлторов решает. Они хотят ни за что поднять высокий процент. Просто рынок в Казани никак не вылезет из 90-х
0
0
Ответить

Зиятдинов
@Строитель Нужно снижать цены на соципотеку и заставить застройщиков отказаться от сверхприбыли.
0
0
Ответить

Глеб
у нас милиократия. власть имеют солдафоны и другие силовики. с такой моделью далеко не уедем
0
0
Ответить

Дауншифтер
зачем Ян втирает ему про мергасовский дом и мощенную дорогу на Казанке Баширов че с Казани разве? он с Ижевска он не в курсе таких тонкостей и поэтому отвечает рядовыми фразами потому что не в теме. В Ижевске между прочим полно чего тоже снесли. Тот же драмтеатр чуть не снесли или снесли я не знаю уже не следил
0
0
Ответить

Андрей
Горбачев предатель! развалил Великий и могучий Советский Союз! как его можно уважать Ирода????
0
0
Ответить

Леонид
@Андрей Вы не думали, что если бы СССР был великий и могучий как вы сказали его бы никакой Горбачев не смог развалить, не думали об этом?
1
0
Ответить

Марат
А почему автор в майке с бухлом? Это реклама иностранного пойла?
0
0
Ответить

Старик
А я тоже к Горбачеву хорошо отношусь. У человека были здравые идеи по сохранению Союза и экономическим преобразованиям, которые должны были обязательно произойти. Старые номенклатурщики просто не хотели потерять свои госдачи...
0
0
Ответить

Вотблин
А получается этот Баширов в Казани выступал? эх, было бы интересно его вживую послушать и может даже подискутировать...
0
0
Ответить

Злой
Эпоха Путина еще долго не закончится. Это и не плохо и не хорошо. Это просто так есть. А вообще это все еще остатки эпохи СССР
0
0
Ответить

Наблюдатель
У нас нормальное общество будет начинаться только тогда, когда люди станут активнее, станут понимать, что они граждане, а не население
0
0
Ответить

Долгожитель
Российская нация существует. Она очень схожа с американской - в глобальном обществе существуют свои более мелкие со своими национальными оттенками
0
0
Ответить

Корректор с дубиной
Переход на латиницу станет началом конца...
0
0
Ответить

ВЯЧЕСЛАВ
Автор к Горбачеву с уважением, значит я к автору без всякого уважения.
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite