«Чтобы стать блогером, нужно пройти через школу жизни»

«Чтобы стать блогером
Самый крупный татароязычный блогер на YouTube делится своим опытом работы с
аудиторией.

О проблеме продвижения татароязычного контента в соцсетях и, в частности, на YouTube заговорили, когда президент Татарстана Рустам Минниханов встречался с блогерами республики. 

Молодые лидеры общественного мнения тогда пожаловались, что видеохостинг не даёт возможности для таргета и монетизации тем, кто занимается татароязычным контентом. Минниханов поручил главе Минцифры РТ Айрату Хайруллину попробовать разобраться с этой проблемой. Подробнее об этом читайте здесь.

На этом фоне татароязычный блогер Фагиля Шакирова стремительными темпами набирает свою аудиторию на YouTube

«Чтобы стать блогером, нужно пройти через школу жизни»

Ещё при подготовке материала у неё было 19,3 тысячи подписчиков, а за неделю прибавилось уже более 200. Её видео о татарах, деревенских традициях, быте и укладе стабильно набирают по 10-15 тысяч просмотров. В интервью KazanFirst Фагиля рассказывает, как ей удалось собрать в одном месте такую значительную татарскую аудиторию без явных продвижений через другие соцсети, без таргета и монетизации.  

— Как-то вас увидел на YouTube, у вас очень красиво сделанный канал. На сегодня там более 19 тысяч подписчиков. 

— Более 19 тысяч и 300 человек. 

— Первый мой вопрос: откуда вы? Где вы родились? Где работали? 

— Я не человек, который откуда-то внезапно появился. Я сама профессиональный журналист. Отучилась в Казанском государственном университете на факультете журналистики. У меня диплом назывался «Особенности интервьюирования на телевидении».

У меня большая журналистская практика. На третьем курсе работала в газете «Татарстан хәбәрләре», которая располагалась на Баумана. С третьего курса у меня уже идёт трудовой стаж. Потом работала на «Татарстан радиосы» на передаче «Ваши письма». Была там редактором. 

После этого перешла на телевидение в музыкально-информационную передачу «Чулпан» — была ее ведущей и редактором. В общем, хорошо поработали на передаче «Чулпан». Мне в это время старший редактор говорит, что меня ищут люди из банка . А я спрашиваю: зачем меня ищут? У меня же нет никаких связей с банком. «Ищут, ищут тебя», — твердит он мне. Несколько раз позвонили. В общем, меня позвали в отдел кадров банка. Ну я пошла, не зная, что им нужно. Они мне говорят, что я им понравилась, что у меня очень красивый татарский язык. Пригласили на работу в пресс-центр банка. Им нужен был человек, который отлично владеет татарским. А в то время татарский язык был на подъёме. 

— Это какие годы?

— 1997-1998 годы. Да, я настолько аксакал. После этого я на 23 года полностью ушла в работу в «Ак Барс» Банке. Да, но я умудрялась работать в двух местах. С утра вела передачу «Чулпан». 5-7 лет так было, пока не вышла замуж и не родила ребёнка. Так вот работала в двух местах. Вставала в три часа утра. В семь утра у нас был уже прямой эфир. Я ехала на работу на автобусе из микрорайона Азино на улицу Шамиля Усманова. В пять утра нам уже прическу, макияж делали. С 7:30 до 8:00 вела прямой эфир. И к 8:30 мне уже нужно было ехать в банк на работу. А где я там работала до этого времени, в банке уже никому не было интересно. В общем, работала до 17:30. Потом обратно ехала на телевидение на монтаж. И на съёмки выходила в субботу-воскресенье. 

Период кризиса 2008 года я проработала в банке. Слава богу, что в это время у нас проблем с деньгами не было. Деньги всегда были у тех, кто работал. А в это время журналисты, блогеров ещё тогда не было, трудные времена, конечно, переживали. 

Ну вот работала я в банке, в пресс-центре. Потом ещё в отделе претензий я проработала. Всегда работала с клиентами. 

— Претензионный отдел — это…? 

— Скажем, люди жалобы же пишут. И мы эти жалобы проверяли. В день по пять-шесть человек звонили, в трубку кричали, в прокуратуру писали. В общем, это было тем ещё фронтом работы с людьми. Я уж устала от этого. 

После этого как-то так получилось, может, время своё настало, но татароязычные структуры в банке стали не нужны. Я это прямо говорю, потому что когда мы работали, татарский язык был очень нужен. Я ещё когда работала в банке, провела первую передачу, посвящённую финансам. 

Банк каждый месяц платил телевидению деньги. Была такая продвинутость банка в нашей республике. Мы сделали на красивом татарском языке передачу, посвященную финансам. Так что каждый человек, каждая семья в каждой деревни могли научиться работе с банковскими системами. Тогда люди про карточки и банкоматы ничего не знали. 

«Чтобы стать блогером, нужно пройти через школу жизни»

Люди не знали, как вообще банк свою работу осуществляет. А ведь это уже новое явление было, другой уровень работы. И вот мы потихоньку такую финансовую передачу на татарском делали. Какое-то понимание у них в общем-то было. Сейчас наступили другие времена. Мне надоело работать в банке. Я захотела вернуться в своё любимое направление — в журналистику. 

На телевидение я уже не могу вернуться. Меня, наверно, уже забыли. Я же там всё-таки давно работала. Начну возвращаться, скажут ещё, зачем вернулась, что мне в банке не понравилось? В общем, так стала блогером. Кстати, в том, что стала именно блогером, есть интересная причина. У меня есть дочь Мадина. Ей уже 16 лет. Она сама с 3-го класса была блогером. 

— А в какой соцсети? 

— У неё был YouTube-канал. Но сейчас она этим каналом всерьёз уже не занимается. Она его закрыла, удалила. А я уж смотрю, у неё даже своя система. Она смотрит, какие блогеры со всей России чем занимаются. Она и сейчас такие видео смотрит, меня зовёт к себе. Я уж их имена и не помню. И вот она мне предлагает того блогера посмотреть, этого посмотреть. Вот так я с ней о блогерах и стала смотреть видео. Ты же знаешь, наверное, у нас в Москве один блогер есть. Он во Франции, в Италии ночует во всяких заброшенных местах. Он даже в Казань приезжал. Он всё это показывает и по 3 миллиона просмотров набирает. 

— Как вы созрели для того, чтобы впервые зарегистрироваться? Сказали себе, что я начинаю свой канал?

— Ну как созрела? Мне дочь канал завела. Я как-то отдыхала в Турции и вижу, такие интересные люди есть, такие интересные беседы ведутся, такая природа красивая. И вот во мне пробудилось желание. Захотелось это всё показать, обо всём этом рассказать. У меня тогда простенький телефон был. В общем, я снимала на него. Хотя сама толком в монтаже не разбиралась. В общем, снимаю и выкладываю без монтажа. Потом дочку попросила показать, как видео монтировать. Она мне отвечает, мол, зачем мне это? А я её убеждаю, чтоб она меня научила. Она мне всё объяснила несколько раз. Я всё поняла. 

Первое время у меня и просмотров не было. Где по 50-100 просмотров, и всё. В общем, потихоньку-потихоньку по этому направлению пошла. Так во мне спящий журналист вновь проснулся. В одно время у меня начали выходить сюжеты. Смотрю — просмотры растут. Одно видео как-то набрало 2 тысячи просмотров. И я вдруг замечаю, у меня количество подписчиков стало расти. В течение двух-трех месяцев у меня количество подписчиков выросло до 5 тысяч.

Так у меня чувство ответственности стало проявляться. Раз на меня такое количество людей подписалось, они смотрят за мной, значит, я уже не могу делать некачественный видеоконтент. В общем, я стала думать над этим. Так я ушла с головой в это дело. 

— Вы через какие соцсети продвигаете ваши видео на YouTube? 

— Я таким продвижением своего канала не занимаюсь, потому что мне это особо и не нужно. Я стараюсь делать качественные видео. 

— А что вы имеете в виду под понятием «качественное видео»? Какая главная мысль у такого видео? Какие критерии? 

— Я очень открытый человек. Не боюсь оставить свой номер телефона. Всегда прописываю в комментариях под видео свой WhatsApp-номер. Прошу подписчиков сообщать мне, что им интересно. Если у них есть интересные вопросы или темы, то пусть выходят со мной на связь. И вы знаете? Мне из Казахстана, Узбекистана звонят. 

«Чтобы стать блогером, нужно пройти через школу жизни»

— Да-да, как раз вижу такие у вас комментарии — на узбекском, на казахском пишут. 

— Они же мне звонят и со мной разговаривать начинают. Я, конечно, немного казахский язык понимаю, всё-таки это тюркский язык. 

Из Башкирии звонят, спрашивают, башкирский ли я блогер, не из Башкирии ли случаем. А татарский и башкирский языки очень похожи же. Почему меня так понимают? Ведь я же из Казани. В общем, я поняла, что YouTube как соцсеть вбирает в себя целую планету. Ты ведёшь свой канал, а тебя в это же время и Казахстан смотрит, и Узбекистан, и Турция. 

В пределах небольшой области я не работаю, не только ради Татарстана тружусь. У меня есть зрители на 40% — это башкиры, казахи, узбеки. 

— А из Татарстана есть? 

— Знаете, что меня особо радует? Я смогла внедрить в простых татарских деревнях интерес к YouTube-каналу. Потому что интересный сюжет делаешь. И мне говорят, что меня по интернету смотрели. Звонят и спрашивают у меня, как на меня подписаться можно на YouTube. Знаешь, мне ведь самой канал завела моя дочь. Я им говорю, чтобы они обращались к своим внукам и детям. Пусть они им что надо откроют. 

— Сегодня же есть такое мнение, что в деревне интернета нет и что они ничего про соцсети не знают.

— Знают они всё сегодня. 

— У вас ведь основной контент посвящен деревне, деревенскому быту. 

— Вы знаете, вот возьмем город. Сколько много в городе есть СМИ: телевидение, радио, газеты. Они все словно муравьи возятся. Вот я Казань покажу, найду какого-нибудь героя. Его ведь все журналисты уже показали, о нём всё рассказали, у него интервью брали. Ведь если он интересная личность, то обязательно кому-то он уже дал интервью.

Артисты меня вовсе не интересуют. С татарскими артистами и так много интервью записывают люди в погоне за большим числом просмотров.

У меня как-то получается, что я по республике разъезжаю. Всё-таки в наших деревнях остались наши обычаи и традиции. Все-таки основа нашего татарства (татарлык), её корней сохранилась в деревнях. Может, она даже немного первобытна. Возможно, они как раз подкупают нас своей простотой, искренностью. Я их люблю за это. Люблю разговорить их. Потому что они не притворяются.

— Получается, что простой человек смотрит телевизор и не видит в нём такого же простого человека? Именно поэтому люди вместо телевизора выбирают ваш канал? 

— Я так сказать не могу. Всё-таки для телевидения необходимы технические возможности. Вот представьте, в деревне есть интересная тема. Для того, чтобы снять об этом репортаж для телевидения, нужно заказать съемочную группу. Операторы нужны, звукооператоры нужны — так было в наше время. Бензин для автобуса нужен. Туда надо ехать. Потому ещё председатель колхоза должен вам стол накрыть. Настроение вам поднять должен. Пока журналист дойдёт до героя своего сюжета, у журналиста вся потенция иссякнет. 

А я потихоньку еду в деревню, меня и саму зовут. Я с ними по-простому общаюсь. Они для меня вкусные беляши готовят и угощают. Пока мы пьём чай, я разговариваю с ними и вникаю в их жизнь. И так я получаю нужную для себя информацию. Они словно игристая речка мне всё рассказывают. Так полностью раскрываются передо мной. Некоторые потом, правда, раскаиваются. 

Вот их я собираю и простенькие видео делаю. Всё-таки не нужны какие-то красивые монтажи. Не нужны какие-то красивые титры. Можно делать простенькие народные репортажи. 

— У вас среди самых просматриваемых видео есть репортаж про татарский баурсак. 

— Я сама не поняла, почему это видео столько просмотров собрало. Может, потому, что я его сделала как небольшой фильм. Вот если посмотреть других блогеров, то они в первую очередь показывают процесс приготовления. 

Меня встречают, как только люди видят подъезжающую меня в автобусе. Меня встречают на старых «девятках». Я в такой автомобиль сажусь. Я не из брезгливых. Человек простой. И вот весь этот процесс снимаю. 

Когда ездила в Рыбно-Слободский район, у кого есть желание, может заценить видео на канале. Вот это видео как раз начинается с того, что мы в дом заходим. Я снимаю, какой чистый, аккуратный у них дом, их баурсаки показываю. Гостей их показываю. И так мы плавно переходим к самому процессу приготовления баурсака. Мне красиво говорят, улыбаются. Вот такой простотой, как мне кажется, и спокойствием мы завлекаем к просмотру наших зрителей. 

— По возрастам вас какая аудитория смотрит? Вас смотрит молодежь? 

— Знаешь, меня смотрят люди из разных возрастных категорий. Не скажу, что меня смотрят в основном те, кому за 50 или 60 лет. Основная масса — это 35-60 лет. Молодежь меня уж не смотрит. Мне для молодых видео делать не нужно. Сейчас молодежь ведь совсем другая. Я делаю видео для своих ровесников, потому что я знаю своё поколение, их темы я вижу. Знаю, что нравится моим ровесникам. Я могу себя на их место поставить. 

— Кого среди ваших зрителей больше — женщин или мужчин?

— Мне кажется, меня в основном женщины смотрят, потому что… как-то так. Я же ещё смотрю, кто мне пишет. Вы и сами можете это посмотреть. Мужчины у меня тоже есть.

«Чтобы стать блогером, нужно пройти через школу жизни»

— Я заметил, что у вас на канале есть видео про татарскую свадьбу. Оно собрало более 50 тысяч просмотров. 

— Там совсем другие люди, они улыбаются, смеются. Там есть позитив. Они понимают, что в этом видео может быть какая-то интересная информация. Поэтому я для своего канала стараюсь искать новых героев, ведь их пока ещё никто не знает. Они могут рассказать о чем-то интересном. 

— Татары сейчас все глубже и глубже входят в соцсети, осваивают их. В то же время телевидение говорит о своём кризисе, бумажные издания тоже говорят о падении к ним внимания. Вот 4 июля татары могли посмотреть по интернету онлайн-сабантуй. Я был очень впечатлен, например, тем, что в «Одноклассниках» «Вечерний Сабантуй» в татарском сообществе просмотрели более 100 тысяч человек. При этом это татароязычный контент, то есть как у вас. По-вашему, татары чего ждут от соцсетей? Что им там нужно?

— Люди в соцсети идут за интересным информативным контентом. 

— Но у нас для этого же есть телевидение, другие СМИ. 

— У нас телевидение потихоньку уходит в прошлое. Всё-таки ради телевидения нужно бросить все дела, включить телевизор, сесть за него. Сейчас человек мобильный же. Ему нужно бежать туда-сюда. Вот мы сейчас сидим, а у вас есть возможность включить YouTube и быстренько зайти туда или на какие-то другие сайты. 

Поэтому тут главное — это простота, удобство. По-моему, много людей в интернете на что-то подписываются, но не все они там что-то ищут. Просто у человека есть свободное время. Человек может кого-то ждать и в это время может что-то смотреть. Вот как ты в такой ситуации должен привлечь к себе своих зрителей? Темой ты должен привлечь людей. Заголовком видео ты должен привлечь человека. Если ты выбрал удачный заголовок, то ты с вероятностью в 60-70-80% сможешь привлечь людей. Человек на твоё видео заходит. Ставит лайк, смотрит. Если не нравится, то отплёвывается и уходит. Если нравится, то смотрит до конца. 

— Вам, кстати, деньги приходят за блогерство? Может, скажем, вы съездили в деревню, а там предприниматель, например, мясо продаёт. И вы его рекламируете. 

— Вы знаете, пока ещё никакую рекламу в своих видео не выставляла. Не знаю я, почему нет рекламы. Быть может, если поставлю рекламу, кто продаёт мёд, кто калоши продаёт, если я их всех начну показывать, то от меня же зрители уйдут. Я ведь не голодаю, чтобы такое делать. Если я стану рекламу размещать на YouTube-канале, стану ли я миллионером? Но если скажут мне: «Фагиля, давай уж покажи наш продукт, мы тебе за это 2 000 рублей заплатим, то я в принципе не против». Хотя за 2 000 рублей мне не хотелось бы его замусорить. Однако моя главная задача — это собрать в одном месте татар, которые разговаривают на татарском языке, понимают татарский язык. 

У кого-то не получилось на YouTube. А я попробую потихоньку. У меня диплом есть, я журналист, у меня есть опыт работы журналистом. Я знаю, что нужно людям. Почему бы не попробовать поработать? Не всё же продаётся за деньги. Даст бог, моё благое дело будет отмечено. Кто знает, может, и деньги начнут приходить. 

— Какой бы могли дать совет татарам по части блогерства? 

— Совет народу или тем татарам, которые собираются стать блогерами? 

— Тем, кто может завтра выйти в соцсети и стать блогером.

— Тем, кто хочет стать блогером, либо пожилым, либо молодым, какой бы я могла дать совет? Пусть сначала подумают. Быть блогером — это же не значит, что раз у тебя всё получается, то ты ждешь какое-то вознаграждение. Чтобы прийти к блогерству, ты должен пройти через школу жизни. Ты должен преодолеть то, что тебя обманывают, что у тебя есть какое-то разочарование, и прийти в итоге к чему-то верному, к истине. Ты должен прочувствовать, что готов к этой ответственной деятельности. Ты должен любить своё дело. И ты должен верить всему тому, что ты сам говоришь. Ты не сможешь сделать так, чтобы зритель тебе поверил только потому, что ты красиво говоришь.

Всё самое интересное в наших группах Tелеграм и ВКонтакте.

Comment section

Добавить комментарий

Войти: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *