«За что бы мы ни брались, оказывалось, что до нас никто этим не занимался»

Создатели проекта Tat Cult об итогах лабораторий и обещании Минниханова.

Во второй половине 2018 года произошло немало заметных событий в жизни татарской музыки, театра и даже медиа. Все благодаря стараниям ребят из нового проекта Tat Cult. О первом выстрелившем концерте на день города, шоукейсах, новейших постановках и экспозициях рассказали в интервью KazanFirst основатель музыкального лейбла Yummy Music Ильяс Гафаров и основатель продюсерской компании Creeptone media Адель Таккезе.

- Что было сложнее организовать? Фестиваль или творческие лаборатории? 

Ильяс: По мне, все было достаточно сложно, потому что все это делалось впервые. За что бы мы ни брались, оказывалось, что до нас никто этим не занимался и приходилось все изобретать заново. И это все, несмотря на то, что у нас в Казани проходит множество и других фестивалей, и другие лаборатории, но так как мы работаем в области татарской культуры, это все было впервые. Это и плюс и минус одновременно, потому что когда ты начинаешь с чистого листа, перед тобой полная свобода творчества, но в то же время нет никаких наработок, непонятны правила игры, по которым нужно все делать. 

Адель: Фестиваль, несмотря на свой масштаб, был проще в реализации, поскольку у него яснее механика. А лаборатории, благодаря своей экспериментальной форме, требовали большего внимания к деталям. К тому же участников лабораторий мы отбирали из поданных заявок, а состав фестиваля подбирался целенаправленно. Там мы могли прогнозировать результат, в отличие от лабораторий, финал которых был нам неизвестным. Но в этом то и суть лабораторий - создавать что-то совершенно новое. 

- Сразу после фестиваля начались лаборатории (музыкальная, театральная и медиаарт. - Ред.). Они уже закончили свои работы? 

Адель: На фестивале мы увидели, что имеем на сегодня, поняли, какое к этому у людей отношение и что нам нужно делать дальше. В лабораториях мы и перешли к практической части по созданию нового контента и его продвижению.

Ильяс: Все проекты, которые были созданы во время лабораторий, уже закончены. В этом году мы подвели их итоги, в следующем году представим их на суд широкой публике. Сейчас уже нет смысла пересказывать то, что было и как это проходило. Вся информация есть на нашем сайте. 

- Давайте разберем работу каждой площадки подробнее. Начнем с первой - с театральной. 

Ильяс: У нас родилось пять эскизов, из них около трех уже можно назвать   полноценными спектаклями, а один уже ставится на сцене татарского ТЮЗа им. Кариева. Остальные эскизы к концу срока оказались на разных этапах готовности. Одни на начальных, другие создавались уже на имеющихся партитурах, поэтому уже тогда выглядели как законченные проекты. Все спектакли мы хотим показать еще раз, уже на подготовленных для этого местах, поэтому в следующем году нас ждёт большой фронт работы по демонстрации работ этой лаборатории. Сейчас мы ищем площадки, которые наилучшим образом подойдут для наших премьер. 

- То есть разные спектакли можно будет увидеть в разных театрах?

- Мы надеемся, что каждый из них найдет свою сцену. Просто эскиз - это подготовительный этап к премьере, а полноценную премьеру мы хотим показать на реально существующей сцене. Может быть, и не на сцене театра, может быть, это будет специально освоенное для спектакля пространство. 

- Далее прошла лаборатория по медиаарту. Адель, расскажи об этом ты. 

Адель: Это была лаборатория мультимедийного и научно-технологического искусства, конкурс технологических проектов в направлениях медиаархеология, net.art, science art, робототехника и других. Почему выбрали такой формат? Тому есть предпосылки, о которых многие не знают. Ещё в советские годы Казань была признана столицей меадиаарта, благодаря научным и художественным работам СКБ (НИИ) «Прометей», которые создавались под руководством Булата Галеева. Это потрясающая история, которой мировые искусствоведы интересуются по сей день. Мы считаем, что этот статус городу необходимо возвращать. Это престиж всей республики. Будем считать, что лаборатория стала шагом в этом направлении.

- Механизм работы театральной лаборатории стал понятен, а как работали вы? 

- Как и на остальные лаборатории, мы принимали заявки на участие и предлагали разным людям и институциям презентовать проект, связанный с современными мультимедийными искусствами. Всего пришло более 40 заявок, что, на наш взгляд, очень хороший результат. Причем география их была международная. Были из Казахстана, Украины, стран СНГ, со всей России. Отобрали 11 проектов, которые мы совместно с авторами в течение двух недель воплотили в жизнь. На самом деле это  очень короткий срок, потому что есть технические, инженерные аспекты, которые трудно предугадать, но как бы то ни было, все успели. Далее целую неделю шла экспозиция, на которой были представлены различные инсталляции и арт-объекты. Параллельно проходили непростые лекции, которые на удивление привлекли много людей. Это все было прямо на стадионе «Казань Арена». 

- Почему на стадионе? 

- Мы тогда рискнули, потому что стадион никак не связан с культурной деятельностью, это новая технологическая конструкция. Еще в Казани не принято ходить на мероприятия, которые проходят не в центре города. Надо менять правила. Есть очень много мест на периферии, которые тоже надо раскручивать. Как выяснилось потом, провести экспозицию не в стенах музея, а на стадионе было очень удачное и правильное решение. 

- Ильяс, что с последней, музыкальной лабораторией? Уже есть результаты? 

Ильяс: На музыкальной лаборатории сейчас компилируются финальные работы, чтобы выложить их в социальные сети на онлайн-голосование. Мы уже провели офлайн-голосование на шоукейсе, когда каждая команда показала лайф. Исходя из результатов двух голосований будут определены две группы победителей. Первые, которых выбрали мы во время живого выступления, получат возможность принять участие в ближайшем Tallinn Music Week 2019 (фестиваль музыки в Таллинне, - Ред.). А вторым, которых слушатели выберут в онлайн-режиме, мы поможем выпустить собственный индиплей. Так они смогут показать свое творчество в полноценном мини-альбоме. 

- Много ли было новичков в группах среди уже прославленных исполнителей и авторов? 

- Конечно. Вообще, в каждой команде были люди, которых впервые задействовали в полноценном процессе создания музыкального материала с нуля и под ключ. В этом и прелесть, что учувствовали люди, имеющие нулевой опыт, и люди, которые выступают с оркестрами, хорами, сессионными музыкантами, люди с разным опытом. Судя по тому, что мы услышали на шоукейсе, получилось так, что каждая команда - это уже какой-то сформировавшийся коллектив со своим жанром, со своим со своим взглядом на тексты, на музыку, аранжировку, на то, как должна звучать современная музыка. 

- Ты как основатель лейбла для себя кого-нибудь приметил? 

- На самом деле в выступлении каждой группы был как минимум один трек, который понравился кому-то из организаторов. Я, например, из пяти выступлений, то есть в сумме из 15 треков, могу выделить пять сильных. Для этого и создается такое большое количество материала, чтобы на выходе в любом случае нашелся бы хотя бы один трек, который лучше всего охарактеризует группу. Тогда эта группа поймет, в каком направлении им стоит развиваться. 

- Все, что создали ребята, - на татарском языке? 

- Да. Конечно, были треки комбинированные, в которых использовился одновременно татарский и английский. На самом деле все зависело от фантазии команды. Язык ведь, как и музыкальные инструменты, можно использовать в разных интерпретациях и сочетаниях. Но татарский есть у всех, это было обязательное условие.

- Что, по-вашему мнению, в вашей работе получилось лучше и хуже всего? 

Ильяс: Нельзя сказать, что что-то хуже получилось, в какой-то области мы достигли больше успехов, в какой-то меньше. Для полугодовой работы все прошло успешно, судя хотя бы по тому, что было много заявок со стороны на участие в творческих лабораториях. Никогда не возникало вопроса «А кто все это будет сочинять, придумывать?» и «Что из этого получится?». Поэтому далее нам нужно получить обратную связь от аудитории, которая сможет решить, какой из этих проектов получился более или менее удачным. Допустим, в театральной области это можно будет увидеть, когда пройдет премьера всех проектов на собственных сценах, по музыкальным - когда мы запустим голосование студийных треков между всеми пятью кураторами. Результаты всех трех арт-лабораторий мы с удовольствием хотим взять в состав дальнейших фестивалей. Это все готовый контент, новый материал для наших фестивалей и для других татарстанских. К нам уже поступали предложения от сторонних фестивалей показать какие-то результаты лабораторий. Для нас это все уже успех. 

Адель: На мой взгляд, первое, что нам удалось сполна, - это подогреть активность, которая проявлялась вокруг всех лабораторий как со стороны общественности, так и со стороны совершенно не имеющих отношения к этим видам искусства людей. Все они хотели стать участниками творческого и организационного процессов. А был риск того, что новые вещи могут не зайти и вызвать обратную реакцию. Но нам стало понятно, что люди не то что не боятся экспериментов, они с радостью за этим наблюдают и с большим удовольствием сами предлагают что-то новое, готовы творить, создавать. Единственная наша проблема - это сроки. Они очень короткие и время неуправляемо. Пока удача, которая нам улыбается, подсказывает, что мы все делаем правильно.

- Думаю, уже можно говорить о планах на 2019-й?

Адель: Есть планы, работа продолжается. Много еще всего выйдет. Бренд Tat Cult должен жить.

Ильяс: Вообще, под этим брендом можно сделать еще много чего нового и интересного. Будем надеяться, что все будет в следующем году. Мы пока не будем анонсировать ничего. В 2018-м экспериментальным образом мы постарались дать импульс для создания новых продуктов в тех направлениях, которые больше всего в этом нуждаются, а в 2019-м мы продемонстрируем на фестивалях самые лучшие достижения, которые были рождены с помощью наших лабораторий. Что касается фестиваля музыки, всем понравилось, что он был в центре города, в день города, даже самому Кремлю это понравилось. Мы уже обсуждали дальнейшие перспективы расширения этого фестиваля. Тоже есть уже кое-какие планы на следующий год, но их мы озвучим где-то весной. Мы определённо знаем, какие направления развивать и в какую сторону расширяться. 

- Проекты ведь начинались с президентского гранта. Рустаму Минниханову понравилась ваша работа?  

Ильяс: Да, в день фестиваля мы провели ему небольшую экскурсию, а в конце кто-то из гостей спросил: «Как вам фестиваль? Будет ли продолжение в следующем году?». Он еще тогда сказал: «Да, обязательно будем делать продолжение».

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.

Кирилл Толмацкий: Мне не нужно подстраиваться под форматы, я остаюсь в топе

Памяти Децла. Большое интервью музыканта. Он дал его KF год назад.

В ночь со 2 на 3 февраля скончался, пожалуй, самый известный рэп-исполнитель России Кирилл Толмацкий, больше известный под псевдонимом Децл. На стыке двух веков он стал символом перемен, олицетворением свободы и нового слова в российском шоу-бизнесе. Так получилось, что одно из своих последних больших интервью Кирилл дал изданию KazanFirst во время приезда в Казань год назад. Этот материал актуален и сейчас. В память о Децле мы приводим его вновь. Впервые опубликовано 19 февраля 2018-го. За год до гибели музыканта.  


В Казань приехал Кирилл Толмацкий, известный широкой аудитории под именем Децл. Впрочем, у кумира тинейджеров 90-х есть и другие псевдонимы - Le Truk и Juzeppe Jostko. Под ними Толмацкий читает рэп на остросоциальные проблемы, в том числе и на английском.

Выступление артиста закончилось уже под утро, однако это не помешало ему ответить на вопросы KazanFirst. Интервью прошло в не совсем обычном месте. В гримерке, расположенной рядом со сценой, было шумно, поэтому разговор состоялся в соседней душевой комнате.

- Ты сегодня выступил в Казани, вчера в Питере. Какие эмоции?

- Что в Казани, что в Питере лично мне было немного тяжеловато работать. Сегодня перед выступлением еле проснулся. Проснулся, одел майку, джинсы, собрал все сумки и опять заснул. Я с 14-го числа работаю, до этого выступал в Таиланде, потом полетел в Москву, оттуда в Питер, потом в Казань. Но концерты проходят прикольно.

- Ты много путешествуешь по стране. Скажи, что в России изменилось, если изменилось, за последние 10-15 лет в музыке и культуре?

- Все меняется под политику. Был такой момент, когда ушел Ельцин и пришел Путин и все уже менялось в музыкальном плане. Начало во все стороны развиваться, все стало интересным, качал MTV, Муз ТВ, были федеральные музыкальные каналы, которых сейчас нет в эфирной сетке. Была какая-то альтернатива для молодежи, но все ушло в интернет.

- Децл поменялся вместе со страной или поменялись только его имена?

- Много чего нового появилось. Я остался, но, безусловно, поменялся под обстоятельства. У меня уже ребенку почти 13 лет, другие интересы, нежели чем когда я был совсем свободным в семейном плане. По сути дела, идет духовное развитие, прокачка разной литературой в основном для того, чтобы нести в массы темы, волнующие всех здесь и сейчас. Некоторые волновали тогда и волнуют всегда - типа ты меня любишь, я тебя не люблю. Эта ерунда всегда будет продаваться. Не это, а что-то другое необычное.

- Для тех, кто последние лет 10 не следил за твоей работой, как коротко можно охарактеризовать твои проекты Le Truk и Juzeppe Jostko?

- С 2009 года я начал реже общаться с теми, с кем общался раньше, по определенным обстоятельствам. Последние девять лет - это серьезная работа над собой. Это ежедневный внутренний конфликт, борьба с внутренними предрассудками. При этом все проходит без сильных напрягов. 

Я все-таки до сих пор пытаюсь немного подстроиться, потому что я начинал, когда были пейджеры и у нас все было по-другому. Все быстро меняется, появились новые технологии, в которые нужно вникать.

- При этом ты резко реагируешь на своих более молодых коллег по цеху. В частности, в "Твиттере" ты упоминаешь рэперов из Газголдера. Это уже личное из-за конфликта с Бастой?

- Там все вместе. На самом деле Баста - это просто такой персонаж, который прикрывает серьезную схему бандитско-ментовскую, поэтому он сильно взъерошился, когда я вдруг начал публично говорить в "Твиттере", как они себя ведут.

Изначально мы перестали туда ходить (на Газголдер. - Ред.) за четыре-пять лет до конфликта. Когда только построился Газголдер, там одного моего друга попросили организовать некий клуб. Тот сказал, что клуб не надо, лучше организуем общество творческих людей. В то время, когда там не было никакого Васи, собирались творческие люди - художники, музыканты, чайные мастера, интересные персонажи. Но в какой-то момент приехал Богдан Титомир и сказал, что нашел крутого рэпера, и после того, как этого рэпера привезли в Москву, всех начали потихоньку сливать. В итоге мы одни из последних, кто оттуда слился, и туда набрали на контрактной основе кучу рэперов. В том числе туда Смоки Мо попал в какой-то момент, после чего я перестал с ним общаться. В общем, много других людей попали в эту клоаку, а, по сути, они работают на одного человека.

- И кто этот человек?

- Это тот человек, кто больше всех выкатывает яйца.

- Почему рэп стал настолько актуальным? Рэперы говорят на близкие молодежи темы и на близком языке?

- Нет, просто он стал настолько неприятным, насколько это неприятно взрослым людям. Я в свое время поставил цель делать рэп таким, чтобы родители могли ставить его своим детям, а дети ставить своим родителям. Чтобы исчерпать конфликт поколений. Мне это удалось - мои треки родители не стесняются слушать при детях, а дети - при родителях. А то, что происходит сейчас, - это очередная попытка разделить, создать некий конфликт между поколениями, чтобы старшие не понимали младших и наоборот. Кто-то эту херню мутит специально, это такой заговор. Если раньше не хотели, чтобы к нам ходили фанаты, определенные политические организации привозили скинхедов. Это сейчас они ведут гибридную войну - войну в интернете. Соответственно, влияют на массы двойными стандартами и количеством спама в онлайн-пространстве. Меняется мир и меняются способы ведения войны.

- Ты сказал, что сегодня ты не просто музыкант, но еще и отец. Скажи, как выглядит собирательный образ современного российского мужчины - о чем он думает, чем он зарабатывает на жизнь, чего он хочет?

- Как оно и есть или как оно бы мне хотелось?

- Как ты это видишь сейчас.

- Я затрудняюсь ответить. Наверное… барыга?!

- А как бы ты хотел?

- А хотел, чтобы был философ, мудрый, интересный, правильный во всех смыслах этого слова. Сейчас миром правят двойные стандарты, мы живем в мире иллюзий, где все самое низменное, некрасивое и плохое вылезает наружу. Поэтому еще какое-то время нам придется с этим свыкаться, а в какой-то момент, уверен, это все изменится и энергии начнут работать в другую сторону. Пока мы работаем в подполье и ждем рассвета солнца, когда всех вампиров сожгут теплые солнечные лучи и снова все станут счастливы на планете Земля. С одной стороны, новые технологии нам мешают, с другой - искусственное сознание пробудится и мы посмотрим, что будет дальше.


Редакция KazanFirst выражает соболезнования родным и близким Кирилла Толмацкого. 


Понравился материал? Поделись в соцсетях
7 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
До слез
Покойся с миром... RIP. Будем помить всегда.
22
0
Ответить

Евгений
REST in PEACE
1
0
Ответить

Миша Видяев
У каждого свои плюсы и минусы. Децл, спасибо за песни в 90-х!!! Скорбим.
10
0
Ответить

Имя
Подтверждение того,что это настоящий артист
9
0
Ответить

День
Он жизнь постиг
9
0
Ответить

Катерина
Неожиданно умно. Пусть хорошим растет сын.
1
0
Ответить

Оксана
ЧЕЛОВЕК с принципами и своей философией! Слушаю новые альбомы — это бомба, это творчество. Кирилл живёт в своей музыке! Спасибо, что был!
3
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite