«Национальный университет поможет существованию высшего образования на татарском языке»

Как молодежь республики реализует проект «Открытый татарский университет».

Идея создания Национального татарского университета отметила своё 24-летие, как впервые её концепция была озвучена в Госсовете Татарстана. Вот уже почти четверть века татарская интеллигенция время от времени возвращается к обсуждению этого вопроса, но пока дальше разговоров дело не идет. 

В какой-то момент, с созданием в Казани Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета (ТГГПУ), реализация проекта вроде бы нашла воплощение в реальной жизни. Однако в 2011 году последовало присоединение ТГГПУ к Казанскому федеральному университету и значительная реструктуризация вузов. После этого с еще большей силой заговорили о необходимости создания национального университета. 

Зампред Всемирного форума татарской молодежи Айрат Файзрахманов в интервью KazanFirst рассказал о новой концепции вуза, автором которой выступила команда единомышленников татарского форума. 

— Зачем татарам свой национальный университет? 

— Сначала давайте разберемся. Есть идея национального университета — Милли университета — с начала 90-х годов прошлого века. Предыстория у этого вопроса большая, вплоть до истории образования союзных республик СССР. В советское время союзные республики имели право на свой национальный университет, а у автономных, в частности у ТАССР, не было такого права. Когда Татарстан начал бороться за повышение своего статуса в рамках СССР, возникла идея создания национального университета. Тогда появилась необходимость в подготовке специалистов на татарском языке. В 90-е годы этот вопрос постоянно поднимался, концепции же были уже написаны, приняты документы, даже постепенно начала складываться инфраструктура. Но в силу разных обстоятельств, возможно, из-за позиции людей, которые продвигали эту идею или недопонимания со стороны государства, университет никак не открывался. 

Если мы посмотрим резолюции за последние 10-15 лет, обсуждения со стороны национальной интеллигенции, то идея университета постоянно фигурирует. 

В прошлом году в послании президента Татарстана Рустама Минниханова прозвучало, что необходимо создать Национально-педагогический университет. Это немного другая уже идея, не совсем Милли университет. Идея президента говорит о необходимости подготовки учителей, которые могут преподавать в татарских школах, которые пока ещё у нас есть. Если мы этим не будем заниматься в ближайшее время, то в татарских школах просто не останется кадров, готовых работать. 

В то же время Национально-педагогический университет — это решение части вопросов по созданию Милли университета. Передать вопрос по созданию Национально-педагогического университета в руки КФУ кажется неким логичным шагом. В стенах нашего Казанского университета появится ещё одна структура, которая готовит учителей по татарскому языку обучения, то есть по географии, по химии, по физике и так далее. 

Таким образом, на сегодня есть идея о национальном университете, есть идея о Национально-педагогическом университете. Но опять же большой вопрос: насколько КФУ, который после присоединения ТГГПУ сам же постепенно убирал подготовку педагогов на татарском языке и ликвидировал татарские группы на своих родных факультетах, будет эффективно выполнять эту задачу.

И есть третья идея Всемирного форума татарской молодежи. За этой идеей стоим я, Табрис Яруллин, Альфрид Бустанов, Ильшат Саетов и представитель КХТИ Исмагил абый Хуснутдинов. С ним у нас давнее знакомство, он профессор, член-корреспондент Академии наук РТ. Мы неоднократно устраивали вместе брейн-штурм, у нас сформировалась общая концепция и понимание нашего национального университета. Мы его называем Открытый татарский университет (ОТУ).

Наше предложение никак не посягает на то, что в целом должен делать национальный университет, с другой стороны, частично решает его задачи. В то же время наша концепция поможет существованию высшего образования на татарском языке. Сегодня пока ещё сохранились группы на татарском языке в некоторых высших учебных заведениях Татарстана.

— Где именно? 

— В КГАСУ, там идет подготовка по конкретным специальностям на татарском языке. Есть частично направление на татарском языке в сельскохозяйственном университете. Раньше было в Ветеринарном институте, как там сейчас обстоят дела — не знаю. Нужно всё перепроверять. Два года назад там точно была подготовка на татарском языке, я как раз в это время там преподавал на курсах по повышению квалификации. В Ветеринарном есть методическая база для этих курсов. Примерно пять лет назад подготовка на татарском языке была в КХТИ. В Казанском университете около пяти лет назад так же была подготовка специалистов на татарском языке. Я сам преподавал татарским академическим группам Казанского университета, когда был в аспирантуре. 

У всех этих направлений, академических групп есть одна большая проблема — нехватка или отсутствие методических и дидактических материалов. 

Поэтому первая идея нашего предложения национального университета заключается в создании методического центра, который будет помогать этим академическим татарским группам и расширять аудиторию таких татарских групп. То есть подготовка или перевод методических и дидактических материалов, подготовка преподавателей. Если у человека татарский язык родной, то уровень владения им нужно поднимать. В то же время это курсы для педагогов, которые хотят преподавать свой предмет на татарском языке. В принципе такие курсы можно прочитать в течение полугода.

То есть мы видим функцию нашего университета в решении этих двух задач: подготовка материалов и переподготовка преподавателей. 

Мы также можем восполнить языковой пробел, который существует в среднем образовании. Школьник, который учится в районе, например, в Нурлате или в селе Барда Пермского края, прекрасно знает свой родной язык. Но он не освоил литературный язык, почти не умеет писать и читать на своем родном языке.

— Получается, ваш университет не будет давать никакого образования? Он будет заниматься только прикладными вещами, необходимыми среде функционирования татарского языка? 

— Мы будем проводить курсы на татарском языке: курсы повышения квалификации и программы переподготовки. Для этого нам не нужна какая-то особенная аккредитация как у высших учебных заведений. Когда-нибудь в будущем мы можем к этому вернуться и сделать. Повышение квалификации и допобразование требуют от учебного заведения только наличие образовательной лицензии. Это актуальные курсы, которые могут быть краткосрочными или долгосрочными. Это могут быть просто мастер-классы, языковые интенсивы. В том числе возможны IT-курсы на татарском языке. 

У человека полученный диплом о переподготовке (512 часов) практически приравнивается к диплому о втором высшем образовании. То есть ты можешь закончить вуз, получить переподготовку и стать школьным педагогом. 

Мы также можем готовить экскурсоводов на татарском языке, татароязычных журналистов, разработчиков мобильных приложений на татарском языке, специалистов по прикладной урбанистике. Тех специалистов, которых у нас в Казани даже на русском языке не готовят ещё. Возможно совмещение обучения на татарском и английском языках с приглашением авторитетных людей, например, в области урбанистики. 

Мы рассматриваем создание двух-трех магистерских программ, готовим ограниченное число специалистов с татарским языком обучения — 10-15 человек. У них преимущественно татарский и английский язык обучения. У магистров может быть исламоведческое образование. У татар огромное количество сводов источников, которые написаны на старотатарском языке. У нас специалисты из университета работают со старотатарским языком, но не могут изъясняться на нем. Получается своеобразная работа с мертвым языком. 

Также это может быть этнокультурный менеджмент. Мы эту специальность начинаем с системы переподготовки и её выводим на магистерскую программу. Эта специальность очень востребована в Татарстане. Даже сегодняшний праздник Сабантуй в районах требует своей реконцепции. Люди становятся более щепетильными и требовательными по культурным мероприятиям, для них нужно повышать уровень проведения праздника. И здесь не имеется в виду увеличение бюджета или приглашение каких-нибудь суперзвезд. Нужно перенимать опыт у Октоберфеста и других подобных этнических праздников. У нас в сфере туризма не хватает интересных проектов, которые бы выражали татарскую идентичность нашего Татарстана. 

В Высшей школе экономики появилась магистерская программа по языковому многообразию. Эта программа тоже нужна нашему университету. 

— Есть общее мнение, что национальный университет — это обычно большое здание с колоннами, ректорами и проректорами. Что вам нужно для национального университета? 

— Если говорить о методическом центре, то это небольшое научно-образовательное учреждение, где работает не более 8-10 научных сотрудников. Для этого достаточно будет небольшого офиса. 

А если мы говорим о восстановлении высшего образования на татарском языке, то это уже отдельная целевая программа, которая организуется на базе вузов и где финансирование идет именно вузам. Мы лишь выступаем как методический центр. 

Например, нам нужно подготовить 100 ветеринаров на татарском языке обучения. Один студент будет стоить условно 1 млн рублей. 

А для Открытого университета нужно открытое образовательное пространство, похожее на креативное. Здесь может быть несколько аудиторий и приглашенные преподаватели. Здесь также можно заложить принципы самоокупаемости, взять целевой грант. У людей есть запрос на повышение собственной квалификации за счет своих средств или средств организаций, которые представляют. 


Наша справка

Авторы проекта надеются начать реализацию Открытого татарского университета в 2018 году. По плану, развитие должно проходить постепенно. Сначала — чтения лекций и реализация внутренних проектов Открытого татарского университета. В 2019 году появятся курсы, дополнительное образование, научные центры. В 2020 году ожидается запуск первой магистерской программы и курсы повышения квалификации. К 2021 году должна быть готова онлайн-платформа. В 2022 и 2023 годах будет введено ещё по одной магистерской программе. 

В целом на реализацию потребуется от 7 млн рублей в 2018 году до 30 млн рублей к 2023 году. Доля платного обучения должна достигнуть 30%. 


— Рассматриваете ли возможность встраивания вашего университета в структуры уже существующих казанских вузов?

— На сегодня не реально работать ни с одним из наших вузов. У них очень громоздкие бюрократические структуры. 

— А попытки выйти на контакт и предложить концепцию были?

— Нет. То есть работать под крылом какого-то вуза — это означает встраивание в его бюрократическую систему, в систему регулярных отчетностей, бумажной волокиты и так далее. Это сегодня не нравится даже самим ученым и преподавательскому составу. Мы просто можем в этом погрязнуть. 

Поэтому мы и предлагаем нашу идею, чтобы избавиться от этой волокиты. Мы хотим четкие критерии KPI, которые мы выполняем. Мы не хотим отвлекаться сейчас на KPI по Scopus и другим подобным индикаторам. Это все у нас будет потом. И ученые с высокой цитируемостью у нас будут в будущем. Но не сейчас. Ведь это не самоцель. 

Мы рассматриваем возможность встраивания в структуру Академии наук РТ со статусом автономности нашего учреждения. У них там более свободная структура. Даже при российской Академии наук есть высшие учебные заведения. Академия наук может выступить учредителем нашего малого университета. 

— И все-таки, в чем смысл татарам иметь такой университет?

— Дело в том, что татары ещё со времен Российской империи имели свою «параллельную» систему образования на татарском языке. Тогда она была действительно законченной альтернативной системой просвещения, связанной с восточным миром. Наша система была достаточно автономной от российской системы просвещения.   

А когда случилась революция в России, эта система быстро переросла в советскую систему образования. Поэтому у нас в 20-х годах была масштабная сеть татарских школ, сразу появилось высшее образование, как только с татар сняли все ограничения по обучению в вузах. Все наши писатели, поэты и ученые XX века прошли как раз через эту систему.

Всё самое интересное в наших группах Tелеграм и ВКонтакте.

Comment section

Добавить комментарий

Войти: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *