В условиях СВО экономика выходит на первый план: депутат Атласов о смене министра обороны РФ

Депутат Госсовета Татарстана от КПРФ Николай Атласов в авторской колонке, написанной специально для KazanFirst, рассуждает о причинах назначения нового министра обороны России.

Утверждение в должности министра обороны России Андрея Белоусова вызвало вопросы у многих россиян.

Не все поняли, почему на главу военного ведомства президент России Владимир Путин предложил абсолютно гражданского человека. Хотя предшественник Белоусова Сергей Шойгу тоже не является профессиональным военным, но он имеет звание генерала армии, поэтому воспринимается многими россиянами как военный человек, при том что сами военные его своим никогда не считали.

Вопросы по назначению Белоусова во многом возникают потому, что в общественном сознании министерство обороны РФ воспринимается как орган управления войсками, хотя это не совсем так. Непосредственным управлением Вооруженными силами, в том числе в рамках специальной военной операции (СВО), занимается Генеральный штаб ВС РФ, где верховодят профессиональные военные, в то время как министерство обороны занимается вопросами их обеспечения – комплектованием личным составом, снабжением обмундированием, вооружением и боеприпасами, а также многими другими вопросами, которые затрагивают функционирование всего российского военного механизма. С этой точки зрения министерство обороны в большей степени замыкает на себе экономические функции. А если учесть, что в условиях СВО, которая превратилась в длительную военную кампанию, экономика выходит на первый план, то очевидно, что без рационального использования ресурсов и перестройки экономики под мобилизационные задачи победить врага не получится.

То, что в России необходимо перестроить экономику под военные нужды, было понятно еще в середине 2022 года, когда СВО стала приобретать затяжной характер, а в отношении нашей страны Запад начал применять жесточайшие экономические санкции. В значительной степени процесс перестройки российской экономики на военные рельсы уже идет, и не без успеха. Даже на Западе заметили, насколько быстро по современным меркам российской оборонке удалось многократно увеличить объемы производства и расширить номенклатуру выпускаемых изделий. И именно это достижение позволило нашей армии в прошлом году успешно торпедировать наступление ВСУ, а потом самим перехватить инициативу, начав вытеснение врага с контролируемых им территорий.

Назначение Андрея Белоусова обусловлено не столько тем, что при Шойгу многие расходы на оборонный сектор осуществлялись не очень эффективно – это одна сторона медали (были ли там коррупционные мотивы, пусть выясняют следственные органы). Речь о другом. Это назначение связано прежде всего с необходимостью перестройки экономики России под такую модель, в которой оборонная промышленность становится драйвером экономического роста, запуская вместе с тем мобилизационные механизмы. При этом когда в нашей стране говорят о мобилизационных началах, то многие воспринимают это как возврат к модели нашей экономики эпохи Великой Отечественной войны. Но это не так, потому что исторические условия уже не те. Да и структура современной экономики с ее большим сектором услуг сильно отличается от экономики той эпохи, имевшей мощный индустриальный сектор, более ограниченный по нынешним меркам уровень потребления и административные методы управления.

Белоусову предстоит создать более сложную модель мобилизационной экономики (или, как он выражается, мобилизационного общества), сочетающей в себе как рыночные начала, так и активное государственное вмешательство, которое должно направлять развитие производства прежде всего под решение задач СВО. И здесь нужен не чисто военный ум, для которого характерен профессиональный перекос в сторону сугубо милитарного понимания проблемы, а грамотное гражданское управление, способное обеспечить разумное сочетание интересов гражданского и оборонного секторов при направляющей роли государства. Говоря простым языком, уже не годится старое правило «пушки вместо масла», потому что для выживания России в условиях СВО нужно и то и другое.

В чем конкретно выражается роль Белоусова? Министерство обороны РФ становится главным распределителем государственных инвестиций в экономику страны. Главные получатели господдержки – это прежде всего оборонный сектор, а также связанные с ним производства, от которых зависит работа оборонных предприятий, например, добывающая промышленность, химическое производство, металлургия, транспорт и т.п. Вложение 1 рубля в оборонный сектор при грамотной организации производства дает отдачу в 4-5 рублей в смежных секторах, обеспечивая раскрутку по технологической цепочке многих чисто гражданских отраслей экономики.

При этом распространяемый экономистами из числа критиков милитаризации экономики тезис о том, что военные предприятия работают в минус, так как производят продукцию, которая затем уничтожается на поле боя, а потому они якобы бесполезны, неверен. Потому что военное производство запускает множество гражданских отраслей, которые в рамках кооперационных связей наращивают собственные объемы производства, выводя их на уровень рентабельности и обеспечивая потребление в гражданском секторе. Именно таким образом выросла почти в два раза (в современном долларовом исчислении) экономика США во время Второй мировой войны. Экономика СССР в то же время сократилась, но только потому, что война шла на территории нашей страны, принеся большие разрушительные последствия. Кстати, именно с этим связано появление одной военно-политической мудрости: если война неизбежна, то мудрый правитель начинает первым, чтобы не допустить военные действия на своей территории, избежав тем самым масштабных разрушений (помните известную путинскую фразу: если драка неизбежна, то надо бить первым?).

Еще один момент, почему министром обороны стал абсолютно гражданский человек – Белоусов. Военный человек в силу профессиональных особенностей мышления, как правило, смотрит на экономику как на подчиненную сферу, помогающую в обеспечении решения военных задач. В условиях советской экономики периода ВОВ с ее ограниченным потреблением и административными методами управления такой подход был оправдан и работоспособен прежде всего потому, что экономика СССР того периода была замкнутой и почти самодостаточной, в том числе с точки зрения финансовой системы, не испытывая сильной зависимости от внешних рынков. Сейчас российская экономика, даже несмотря на западные санкции, все равно сохраняется как часть глобальной экономики и не способна полностью стать самодостаточной.

России следует поддерживать активные внешнеэкономические связи, так как мы лишены многих важных компонентов, например, тех же микрочипов, необходимых для производства и гражданской продукции, и вооружений. Кроме того, на нашу финансовую систему до сих пор влияет ситуация на мировых финансовых рынках, учитывая нашу потребность вести внешнюю торговлю. При этом нам необходим постоянный приток валюты, чтобы обеспечивать внутренний рынок нужными товарами и услугами, в том числе товарами народного потребления, позволяющими избежать дефицита и сохранять социально-политическую стабильность. А это означает необходимость сохранения и развития тех секторов гражданской экономики, которые работают на экспорт, зарабатывая стране необходимую валюту (это могут быть и юани, если речь идет о закупке китайских товаров и услуг). Таким образом, существует понимание, что необходимо развивать гражданский сектор экономики, который зарабатывает деньги, в том числе на внешних рынках, которые затем пойдут на обеспечение военных заказов. Не будет развитого и эффективного гражданского сектора – не будет мощной оборонки. Такую взаимозависимость способен адекватно понять только грамотный гражданский специалист типа Андрея Белоусова, понимающий, что в современных экономических условиях невозможно полностью оголять гражданский сектор в интересах только оборонки, так как в противном случае рухнет вся экономика.

Эта взаимозависимость особенно хорошо заметна на рынке труда. Не секрет, что частичная мобилизация осени 2022 года оголила рынок труда в ряде отраслей отечественной экономики, прежде всего в сельском хозяйстве. Затем процесс формирования воинских резервов стал осуществляться полностью на контрактной основе с помощью мощного стимула – высокой зарплаты. Однако решение этой чисто военной задачи обострило проблему на рынке труда, который и до СВО испытывал дефицит квалифицированных специалистов. Причем нехватка кадров стала проявляться не только в гражданском секторе, но и на оборонных предприятиях, которые в условиях СВО кратно увеличили объемы производства. И даже последовавший за этим существенный рост зарплат на производстве не решил проблему. По этой причине сохраняется потребность в миграционном притоке, который необходимо жестко отрегулировать под конкретные потребности производства. Проблема в том, что военные администраторы в силу профессиональной аберрации зрения, как правило, не замечают перекосов на рынке труда, воспринимая в качестве главной задачи пополнение воинских резервов. И только гражданский специалист типа Белоусова способен заметить этот перекос и обеспечить сбалансированность системы.

Это лишь некоторые примеры, которые объясняют выбор Путиным Андрея Белоусова в качестве гражданского министра обороны. Военное ведомство становится одним из ключевых учреждений, призванным обеспечить экономический рост, так как именно через Минобороны будет осуществляться львиная часть госзаказа. И важно, чтобы эти государственные инвестиции расходовались с большей экономической отдачей, чем было прежде.

Это очень хорошо поняли на Западе и даже многие на Украине. Большинство западных изданий с тревогой встретили назначение Белоусова министром обороны РФ. И не только потому, что за ним закрепился имидж некоррумпированного государственного деятеля. Но прежде всего потому, что Белоусов известен как высокопрофессиональный экономист-государственник, способный перестроить экономику России под мобилизационные задачи. А успех в этом направлении во многом обеспечит окончательную победу России над бандеровской Украиной и поддерживающим ее Западом.

Всё самое интересное в наших группах Tелеграм и ВКонтакте.


Итоги деловой программы KazanForum: 120 соглашений, 20 тысяч участников, а коридор «Север-Юг» — вопрос №1

Comment section

4 КОММЕНТАРИЯ
  1. Казнокрадство и мздоимство, все просто и банально, вот вам и причины, а как следствие жуткое недовольство на фронтах среди личного состава, все всё видят и все всё понимают, одни кровь проливают и жизни на алтарь Отечества, а другие в это время жируют не по детски, это позорище стало настолько очевидным и заметным, что пришлось идти на такие шаги

  2. Ты погляди и здесь не обошлось без мигрантов, не сдюжим мы без них оказывается, ну-ну. Будем посмотреть как Белоусов будет распределять ресурсы, хотя ему по началу надо мусор в оборонном ведомстве разгрести, да не прятать его под ковер, народ этого не поймет, кого надо снять, дела завести, ущерб возместить, сроки реальные дать ну и все такое

  3. Внешне мне он нравится, интересный мужчина, видно же что умный, надеюсь, что у него есть план и он знает что делать и в каком направлении двигаться

  4. Новый министр и вправду может дать глоток свежего воздуха нашей армии, он экономист и может приведёт все таки к контрактной армии без срочной службы, а сво закончит поскорее

Добавить комментарий

Войти: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *