«Кто придумал, что татарский язык у нас преподается насильственно?»

Почему изучение родных языков не должно превращаться в факультатив.

Политика 08:21 / 28 апреля
5

10 апреля группа депутатов внесла в Госдуму законопроект о поправках в закон «Об образовании в РФ», который вызвал резонанс не только в Татарстане, но и в других национальных республиках. Согласно этому документу, «преподавание, изучение государственных языков Российской Федерации осуществляется на добровольной основе и не может осуществляться в ущерб преподаванию, изучению государственного языка Российской Федерации». Кроме того, изменения предполагают «изучение родных языков с учетом потребностей обучающихся и их родителей».

25 апреля Госсовет Татарстана, после бурного обсуждения ситуации, решил направить обращение председателю российского парламента Вячеславу Володину, в котором выразил несогласие с законопроектом и призвал вынести его на обсуждение в республиках и автономиях РФ, «в целях недопущения негативного общественного резонанса». 


Читайте также: «Право на изучение родного языка никакого отношения к сепаратизму не имеет»


О позиции Госсовета Татарстана по поводу законодательной инициативы депутатов Госдумы, отменяющей обязательное изучение родных и государственных языков национальных республик России, в эксклюзивном интервью журналисту KazanFirst Елене Мельник рассказал председатель Комитета по образованию, культуре, науке и национальным вопросам Разиль Валеев

- Разиль Исмагилович, по-вашему, почему авторы поправок именно сейчас внесли такой законопроект в Госдуму, когда идет конструктивный диалог между федеральным центром и регионами по поводу стандартов изучения государственных языков национальных республик? 

- Этот законопроект внесли в Госдуму 10 апреля шесть федеральных депутатов. Потом к ним подключились еще четыре. Я вам не смогу ответить на вопрос, откуда появилась такая идея. Это у них надо спросить. И я тоже хотел бы у них спросить, но я думаю, вряд ли они смогут аргументированно и внятно ответить на этот вопрос. Это на их совести. Я с этими депутатами не общался. Мы часто общаемся с депутатами Госдумы от Татарстана. От них мы узнаем, что там делается, у нас такая схема работы. Куратор наших депутатов в Госдуме - Ильдар Гильмутдинов, который как раз является председателем Комитета по делам национальностей. Я с ним постоянно на связи. Мы ему передали свои пожелания, чтобы они активнее защищали в Госдуме родные и государственные языки. 

- Однако по закону любой депутат Госдумы имеет право на законодательную инициативу. Разве не так?

- Этот очень тонкий и щепетильный вопрос надо было сначала обсудить со всеми национальными республиками. Мы же федеративное многонациональное государство. Тем более что этот законопроект напрямую затрагивает интересы народов Российской Федерации. И в Конституции РФ говорится, что такие спорные вопросы должны выноситься на общественное обсуждение. А этого не было. Кроме того, по Конституции РФ вопрос национального образования - это вопрос совместного ведения федеральных властей и властей субъектов.

- Но ведь среди инициаторов есть представители национальных республик РФ. Получается, они действовали против интересов своих избирателей? 

- Я думаю, что они поддержали его из-за партийной дисциплины. В Госдуме очень твердая дисциплина - что сказала партия, то нужно исполнять. В основном в этой группе - депутаты от «Единой России», но есть и представители других партий, в том числе от ЛДПР. Партийная дисциплина - это, конечно, хорошо. Но они должны были посоветоваться и со своими избирателями в своих республиках. В этой группе инициаторов законопроекта есть представители Коми, Республики Алтай, два депутата от Чувашской Республики, которые, по-моему, не стали советоваться со своими соплеменниками. А у нас на заседании Госсовета выступил депутат Дмитрий Самаренкин - руководитель чувашской национально-культурной автономии в Татарстане. Он говорит, что чувашский народ против такого законопроекта. 

Кстати, три дня тому назад снял свою фамилию с подписи под законопроектом депутат от Кабардино-Балкарии. Можно только догадываться, почему он это сделал. Как и о том, почему эта инициатива вообще появилась. Я думаю, что кто-то очень "умно" и хитро сделал, чтобы она исходила якобы от самих национальных республик. 

Мы, народы Российской Федерации, сейчас живем в непростое время. У нас много внешних врагов. И нам надо консолидировать народы, а депутаты Госдумы могут внести этим законопроектом раздрай и обострение в межнациональные отношения. Это очень опасно.

- Допустим, в Госдуме должным образом не отреагируют на обращение Госсовета Татарстана с критикой добровольного изучения национальных языков. Какие еще есть механизмы у республики, чтобы повлиять на ситуацию?

- Время еще есть. Как нам стало известно,11 мая планируется обсуждение этого законопроекта на Комитете по образованию в Госдуме. После этого его передадут в Совет Госдумы и там примут решение. Если там решат направить этот законопроект в субъекты России, тогда мы еще раз к нему вернемся на сессии Госсовета и примем уже официальное решение. Разумеется, мы не будем этот законопроект поддерживать. А если его вынесут на заседание в Госдуму и примут в первом чтении, мы имеем право официально внести в него поправки. Вот такой будет у законопроекта регламентный путь. 


Читайте также: Госсовет Татарстана: Родные языки хотят пустить под нож


Но мы, конечно, очень надеемся, что этот законопроект не примут, может быть, даже не внесут на обсуждение Госдумой. Потому что он противоречит пункту 3 статьи 68 Конституции, где говорится, что Российская Федерация гарантирует развитие родных языков народов России. А этот законопроект, наоборот, сужает поле деятельности и жизненное пространство национальных языков. 

Кроме того, как мне стало известно от наших депутатов Госдумы, этот законопроект потребует финансирования из федерального бюджета. Поэтому он должен получить заключение от правительства Российской Федерации. Насколько я знаю, такого заключения пока нет.

- По-вашему, правительство может не одобрить законопроект? 

- В нем много противоречий и алогизмов. Например, руководство Российской Федерации в настоящее время ратует за преподавание и употребление русского языка на Украине и в Латвии, где он притесняется. А у себя в стране, получается, мы действуем наоборот - притесняем языки народов, проживающих в Российской Федерации. И вообще, почему стали говорить, что в Татарстане татарский язык преподается насильственно? Что это такое? Кто это придумал такой термин? 

Обязательно у нас преподаются математика, физика, химия, физкультура и так далее. Не насильственно же. И татарский тоже должен преподаваться в обязательном порядке, как и все остальные предметы. Во всем цивилизованном мире государственные языки преподаются в обязательном порядке. Почему, если на основе Конституции Российской Федерации законодательно утвердили татарский язык в качестве государственного языка Республики Татарстан, мы должны его преподавать добровольно?

- Понятно, что Татарстану не подходит закон «Об образовании» с поправками об отмене обязательного изучения государственных языков национальных республик. Но ведь, как я поняла, и прежний вариант, когда татарский изучался в равных объемах с русским, уже тоже не актуален. Что вы предлагаете сейчас? 

- Наши татарстанские законы никто не отменял. Еще 16 ноября 2004 года Конституционный суд Российской Федерации принял постановление о том, что законы Республики Татарстан о преподавании русского и татарского языков в равных объемах не противоречат Конституции России. А выше судебной инстанции, чем Конституционный суд, в стране нет. Значит, эта норма до сих пор действует. Но русский и татарский у нас преподаются не в равных объемах. Сейчас в Москве обсуждается проект Федерального государственного образовательного стандарта (ФГОС). Мы считаем, что во ФГОС должны присутствовать в обязательной части учебной программы родные и государственные языки национальных республик Российской Федерации.

- В равных объемах с русским языком? Или, как прозвучало на заседании Госсовета в осеннюю сессию, два часа в неделю? 

- Мы, депутаты, о двух часах не говорили. У нас нет об этом ни одного решения. Это было в выступлениях председателя Госсовета Фарида Мухаметшина и прокурора (речь идет о докладе прокурора республики Илдуса Нафикова на заседании Госсовета РТ 29 ноября 2017 года. - Ред.). Это противники татарского языка и некоторые журналисты фантазируют. Мы работаем не по выступлениям, а по решениям. В настоящее время обсуждается ФГОС начального образования, потом будут обсуждаться стандарты до 9-го класса и, наконец, до 11-го. Мы принимаем активное участие в этом обсуждении, и наша позиция такая - чтобы в эти стандарты родные языки и государственные языки национальных республик попали в обязательную часть, а не факультативную, как предлагает настоящий законопроект. Ведь что такое факультативная часть? Это хочешь - изучай, не хочешь - не изучай. Хочешь - ходишь на этот урок, не хочешь - не ходишь. Кроме того, для факультативных уроков учебники бесплатно не раздаются - родители должны за свои деньги их приобретать или школы покупать. Для факультативных уроков педагоги не готовятся за счет бюджета. Вот что такое факультатив. Это самодеятельность. А в Конституции Российской Федерации написано, что все языки равны.

В ЭТОМ СЮЖЕТЕ
КОММЕНТАРИИ (15)
Артур
Есть рациональное в словах депутата. Если уж решать вопрос с татарским, то надо через Конституционный суд А пока по его решению должно быть равное количество часов. я так думаю
-37
ОТВЕТИТЬ
РадикидаР
Не зря же вместо Совета национальностей, что было при СССР, Ельцин утвердил Совет федерации, где национальности в явном меньшинстве.
-23
ОТВЕТИТЬ
Дикий
Никто не запрещает изучение родных языков,они преподаются и школах и садиках на добровольной основе! Мы живём в РФ и живём по законам РФ,РТ не отдельное государство,а субъект,поэтому будьте добры уважать закон.Я патриот своей страны,а не отдельно взятой республики,поэтому хватит уже поднимать муть.У нас есть Президент,В.В.Путин,лично его уважаю и пойду за ним как за важаком,мы в республике большинством за него проголосовали,а значит соглашаемся синего курсом ведения нашей с вами страны!
38
ОТВЕТИТЬ
Татарин
Татарстан не субъект РФ, а сувереннаяреспублика в составе РФ, это разные вещи!!!
-19
нет нейма
Только добровольное изучение и так голова пухнет от большего потока информации.Не зачем лишним голову забивать.От большего количества домашнего задания не когда даже с друзьями на улице погулять.
41
ОТВЕТИТЬ
Алина
Если в семье не говорят на татарском, нет смысла его учить. Опрос надо провести среди школьников старших классов. Им жить и учить. А то сейчас нарешают, как с Егэ, а молодёжь расхлебывай!
33
ОТВЕТИТЬ
Руслан
Давайте проведем референдум или опрос по поводу изучения предметов русского языка,химии или физики. Посмотрим,сколько учащихся захотят их изучать добровольно.
-16
ОТВЕТИТЬ
ЛАРИСА
НУЖНО НАУЧИТЬ НАШИХ ДЕТЕЙ РАЗГОВОРНОЙ РЕЧИ,ВЕДЬ ОЧЕНЬ МНОГО СМЕШАННЫХ БРАКОВ.ТАТАРСКИЙ ЗНАТЬ НУЖНО- ЭТО ЯЗЫК РОДИНЫ,МОЯ РОДИНА ТАТАРСТАН!!!ЖИВЕШЬ В ЧУВАШИИ-ЗНАЙ ЧУВАШСКИЙ,ЖИВЕШЬ В ГРУЗИИ-ОБЯЗАН ЗНАТЬ ЯЗЫК И ИСТОРИЮ.Я так считаю.
-2
ОТВЕТИТЬ
Антонина
Председатель Комитета по образованию, культуре, науке и национальным вопросам Разиль Валеев не удосужился даже разобраться с терминами. В законопроекте и слова нет о факультативном изучении родных языков, вопрос стоит о вынесении их в вариативную часть, формируемую участниками образовательных отношений. Если родители и дети посчитают нужным внести родной язык в вариативную часть учебного плана, изучение этого предмета будет обязательным. А господин Валеев как раз и занимается разжиганием межнациональной розни, озвучивая недостоверную информацию
33
ОТВЕТИТЬ
Антон
А почему они хотят убрать родные языки с обязательной части? Хотят подтвердить их второсортность? Валеев прав,родные и государственные языки народов должны быть в обязательной части!
-20
Руслан
"Если родители и дети посчитают нужным внести родной язык...", пишет "защитница конституционного равноправия языков и народов". "Если посчитают..."- на самом деле означает добровольность изучения. Значит,если хочешь - изучаешь,если не хочешь - нет. Это и есть факультатив. Не мудрствуйте лукаво,так называемая Антонина. Разиль Валеев абсолютно прав.
-2
Читатель
В решении Конституционного Суда 2004 не содержится интерпритаций которые озвучивает депутат и которые на протяжении десятилетий практиковались в Татарстане без должного контроля уполномоченных органов. Текст внесенного законопроекта более чем наполовину дословно составлен на основе этого решения КС 2004 года, и при этом очень четко разьясняет его смысл. Именно эта конкретность так раздражает сторонников Валеева , лишая их возможности продолжать оказывать давление на учащихся и образовательные учреждения своими трактовками законодательства. Кроме этого Конституция Татарстана, как и Конституция РФ - это конституции многонационального народа, а не отдельного этноса, и парламентарий обязан учитывать интересы всех жителей.
25
ОТВЕТИТЬ
Ира
Были языки -было спокойнее, убирают языки - начались сплошные споры
-18
ОТВЕТИТЬ
Aднан Калмыков
Я вижу в выборе этого проекта является провакатором.Почему не известен автор.
-2
ОТВЕТИТЬ
Пенсинер
Почему неизвестен. Он высказал пару сомнительных поручений в Йошкар-Оле в 2017 и началось столпотворение противоположных мнений.
0
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ

«Некоторые Телеграм-каналы пишут что в голову взбредет»

Анонимам пора раскрыть себя и начать отвечать за слова, уверен доктор наук.
Политика 08:45 / 5 февраля
5

О том, как проголосуют в Татарстане на выборах президента России, зачем на самом деле приезжал к нам президент России Владимир Путин и станет ли Ренат Ибрагимов преемником Минниханова, рассказал в эксклюзивном интервью KazanFirst ответственный секретарь Экспертного совета по общественно-политическим вопросам заведующий кафедрой конфликтологии Института социально-философских наук и массовых коммуникаций, доктор политических наук Андрей Большаков.


Наша справка

Экспертный совет по общественно-политическим и этноконфессиональным вопросам при КФУ был создан в 2014 году и проводит постоянные исследования общественного мнения, которые обсуждаются не реже, чем два раза в год на расширенных заседаниях членов Совета, представителей СМИ, экспертов из других городов и научных организаций. Другие мероприятия Совета менее известны в публичном пространстве и посвящены вопросам методологии и методики социологических исследований, актуальным вопросам политической практики (круглые столы, экспертные сессии, семинары, конференции и прочее). Совет поднимает актуальную для жителей Татарстана проблематику общественно-политического, социально-экономического и духовно-культурного развития региона и страны в целом. Результаты социологических «срезов» направляются, в том числе, в органы власти для того, чтобы они учитывались при планировании социально-экономического развития.


- Андрей Георгиевич, в декабре прошлого года Совет озвучил очередное исследование о том, какие проблемы волнуют жителей Татарстана. «Языковой вопрос», который тогда активно муссировался в СМИ, в этом рейтинге оказался на 8-м месте, набрав только 7% голосов опрошенных. Как вы относитесь к такой критике? 

- Да, нас ругали в некоторых СМИ, в Телеграм-каналах, дескать, члены Экспертного совета не любят татарский язык, поэтому и поставили его на 8-е место. Но ведь исследование, о котором идет речь, проводили не мы, а ВЦИОМ. Мы просто им предоставили площадку для выступления. Но они хорошо сделали. Обычно социологи дают подсказку - выбрать ответ на вопрос из списка. И многие ставят галочку на первом попавшемся ответе. А здесь никаких подсказок не было - люди сами рассказывали о своих проблемах, а социологи потом просто все обобщили. На первом месте оказались зарплаты, рабочие места, дороги и ЖКХ. А ведь это - ноябрь-декабрь - разгар «языкового кризиса». Но я считаю, что 7% - это много. Это часть наших сограждан. Значит, эту проблему власти должны решать. Причем люди считают, что проблемы языка и культуры должны решать местные власти. Преимущественно. Другое дело, что это не самая главная проблема рядового татарстанца. А в объективности результатов опроса ВЦИОМ в Татарстане сомневаться не приходится хотя бы потому, что его проводили люди, которые в результатах не заинтересованы. Какой регион, москвичам все равно: что Татарстан, что Бурятия, что Калининградская область. При всем уважении ко всем этим регионам. Они просто ставили вопросы и получили данные, которые во многом сходны с нашими. Ну, конечно, можно пофантазировать, что они со всеми договорились, что специально показали 7%, а не 70%. Но на самом же деле мы знаем, исходя из нашей повседневной ситуации, что люди все-таки ориентированы на экономические проблемы, на семейные, только потом говорят о политике.

- В итоге какой вывод можно сделать о главных пунктах повестки дня в Татарстане в прошлом году? 

- Главный итог - это то, что общественное мнение как было консервативным, так оно и осталось, что называется, при своем. И если мы сравним конец 2016-го и 2017-го, то увидим, что позиции общественного мнения по многим параметрам остались на том же месте. Это замеры нашего Экспертного совета. Мы четыре раза за год опрашивали по полторы тысячи человек и получили такие результаты. 

Почему важно знать, что общественное мнение по многим значимым параметрам не изменилось? Мы все прекрасно знаем, что это был год потрясений банковской системы республики и год отмены Договора. И, наконец, была очень неприятная ситуация с татарским языком. Мне, честно говоря, иногда казалось, что она может выйти через край и стать началом определенного конфликта, но, к счастью, как власти, так и сами граждане нашли пути разрешения этой проблемы.

Неприятно, что впервые за многие годы все эти этнические споры вышли на первый план. Люди в своей повседневной жизни это обсуждают не каждый день. Поэтому в целом общественное мнение эту ситуацию практически не заметило. Татарстанцы были озабочены бытовыми проблемами, связанными с повседневной жизнью. 56% опрошенных заявили, что денег хватает только на питание, товары повседневного пользования, на одежду и более крупные покупки приходится копить. Это значит, людям не прожить без кредитов. Вот что по-настоящему волновало татарстанцев. 

- При этом социологи вашего Экспертного совета сделали вывод, что процент социального оптимизма среди жителей республики составил 52%. Под статьями в СМИ об этих результатах люди писали гневные комментарии, мол, все это, мягко говоря, неправда. Что вы можете ответить на эти обвинения?  

- Наверное, оправдываться тут нет необходимости. Мы никогда не констатируем, что у людей нет проблем. Мы констатируем, что среднестатистическое общественное мнение в Татарстане достаточно стабильно и это показал даже 2017 год - год потрясений. А социологические исследования поставлены на научную основу. Мы свои данные сверяем со ВЦИОМ и фондом «Общественное мнение». К сожалению, практически приостановлена деятельность организации «Левада-центр». Кстати, против ее закрытия выступили ВЦИОМ и ФОМ, потому что среди социологов есть профессиональная солидарность. Эту деятельность ни в коем случае нельзя переводить в политическое русло. Прикладная социология и политические взгляды - вещи несовместимые.

Кроме того, власти любого уровня не заинтересованы в получении искаженной информации от социологов, потому что им нужно принимать решения, основанные на этой информации. И если бы мы увидели, что тот же фактор языка стоит на первом месте, то власти бы принимали первенствующее решение именно по языку. А так они вынуждены принимать решения по социальной сфере, по экономике, потому что именно эти проблемы на первом плане. 

Что же касается упреков в необъективности, то это нормально. Есть разные группы населения, и каждая говорит только о том, что видит вокруг себя. А мы смотрим на статистические и социологические показатели, а не на то, что пишут комментаторы в СМИ. Да, рухнул Татфондбанк. Да, это создало проблему для малого и среднего бизнеса. Да, это стало проблемой и для ряда НКО, которые там имели счета. Для этих людей это большая проблема, я всех их понимаю и, безусловно, им сочувствую. Но нужно сознавать, что все те люди, которые держали вклады в этом банке, - никак не большая часть населения республики. Иначе бы мы обязательно это увидели в своих замерах. Нам бы сказали, что у людей совсем не осталось средств даже на продукты питания.

И второй момент. Есть ряд изданий, которые работают, к сожалению, против Татарстана. Есть ряд изданий, которые, как мне представляется, работают и против президента России, против нашей элиты и поддерживают западные точки зрения. В ту эпоху, которую мы называем мобилизационной кампанией, это неправомерно. Но это моя личная позиция, а люди имеют другие взгляды и позиции, и с этих позиций они атакуют, в том числе, социологические исследования. 

Это касается и Телеграм-каналов. Такое ощущение, что на некоторых из них пишут что в голову взбредет. Я понимаю, что эти каналы - новая стадия развития СМИ и, наверное, за этим определенное будущее. Но нужно понимать и то, что если канал каждый день долбит определенного чиновника, дескать, он наворовал, он взяточник и так далее, то за эту информацию надо отвечать. Если ты называешь фамилию этого человека, то назови и свою. И озвучь, на чем основана эта точка зрения. 

- Получается, общественный резонанс вокруг санкций по отношению к нашим олимпийцам и к россиянам, попавшим в «кремлевский доклад» Минфина США, - это тоже ненастоящая повестка дня? Ведь большинства россиян эти проблемы лично не коснулись. 

- Конечно, санкции - это печально. Но мы на этот счет исследований не проводили, потому что это удел федеральных организаций. По понятным причинам нужно давать общероссийский срез. Цифры, показанные по Татарстану, ни к чему, я думаю, не приведут. 

Но член нашего Экспертного совета из Москвы - господин Михайлов -настаивал на прямом экономическом бойкоте МОК. И тут я с ним совершенно согласен. Большинство подобных организаций живет в том числе и на российские деньги, и взносы России очень большие. Но если против нас ведут такую политику, теперь уже не объясняя допингом, а просто потому что «мы решили», на каком основании мы им должны платить? Другое дело, что уважаемый мной эксперт Александр Григорьевич Михайлов, давая такую точку зрения, доводит ее до логического конца и говорит, что надо бойкотировать Олимпиаду. Однако действия Кремля очень взвешенные, не предпринимается никаких резких шагов. 

Мне представляется, что если мы сейчас бойкотируем Олимпиаду, это не только ухудшит еще больше наши отношения с западными государствами, но и просто убьет целую когорту «чистых» спортсменов, которых готовили к Олимпийским играм. Если сейчас этим людям объявить, что они не будут выступать, то они спросят уже у наших руководителей спорта и политиков, а почему те не смогли все организовать, чтобы невиновные спортсмены были от всего этого ограждены.

Если судить по результатам федеральных исследований, то три четверти опрошенных заявляют, что они следят за ситуацией с санкциями в отношении наших олимпийцев. Это значимая цифра. Я не думаю, что у нас столько людей смотрит Олимпиаду и следит за всем набором видов спорта, которые есть на Играх. Тем не менее идет такая массовая поддержка. То же самое и с различного рода санкциями в экономической и политической сфере. Здесь срабатывает вечный принцип российской ментальности. Если на нас давят, если есть какой-то внешний враг, мы объединяемся и действуем по своей собственной инициативе. Есть классическая фраза Александра III: «У России нет других союзников, кроме собственной армии и флота». То есть надо укрепляться, чтобы дать отпор. Этот момент и сейчас присутствует и целиком экстраполирован на политическую ситуацию, связанную с нынешней избирательной кампанией.

«Кремлевский доклад» Минфина США к выборам президента России - это тоже звенья одной цепи. Если посмотреть американский «санкционный закон», то там прямо расписано: доклад представляется в январе, санкции следуют в феврале, там есть март, там есть май, ноябрь 2018-го. Но то, что озвучат в ноябре, может быть продлено до 2021 года. И такая казуистика показывает, что нас не собираются выпускать из санкций, что они будут применяться и, я боюсь, это будет постоянной новостью дня. То есть мы постоянно станем обсуждать, кого опять добавили, и мы будем вынуждены как-то этому противостоять. Но как это ни парадоксально звучит, вся эта ситуация добавляет баллов на предстоящих выборах в пользу Путина. Вряд ли кто-то из среднестатистических россиян представляет себе, что после 18 марта отпор Трампу будет давать, ну, например, Борис Титов или Ксения Собчак. Все в этой роли представляют действующего президента. Поэтому получается, что США, вместо того чтобы навредить, просто добавили ему определенный процент голосов. Все, что делают наши противники, будет играть против них. 

- Ваш прогноз относительно выборов президента России и явки? Каковы шансы у кандидатов? 

- Только что я смотрел два исследования ВЦИОМ по рейтингу кандидатов в президенты РФ. На 15 января за Путина - 73,2%, на 26-28 января - 69,9%. Но думаю, что это не снижение общего рейтинга, а просто начало реальной кампании, и колебания в обе стороны еще будут - от 68 до 75%. Таков прогноз ВЦИОМ. Но что интересно для тех, кто не верит нашим данным, а смотрит на «оппозиционных социологов»? Социологическая служба Навального дает Путину 78%, то есть даже больше, чем те службы, которые сегодня находятся в структуре администрации президента России, – ВЦИОМ и фонд «Общественное мнение».

Пока рано, наверное, рассуждать о прогнозных итогах голосования. Мы пока имеем только двух партийных кандидатов. И еще шесть «беспартийных», которые сдали подписные листы. Думаю, у кого-то из этих «подписантов» обнаружат недобор подписей. Если пройдут «сито» все шестеро, это будет большой неожиданностью. По мнению экспертов, в бюллетене останется пять-семь кандидатов. Что касается личностей, которые сегодня в списках, то не все они равнозначные. 

Сейчас уже люди, наверное, не следят за деятельностью Сергея Николаевича Бабурина. В свое время это была очень известная политическая фигура - один из соперников в Верховном совете РФ Руслана Хасбулатова. Но сегодня, я думаю, большинство молодых людей вообще не знает, кто такой Хасбулатов. Тем более никто не помнит, кто такой Бабурин, который так и не достиг политических вершин.

А по поводу политологического образования Ксении Собчак я где-то слышал высказывание, что это «худший выпускник МГИМО». Во всяком случае, мы ее как политика не знаем, а скорее знаем как представителя шоу-бизнеса. В качестве шоу-вумен она достигла определенных успехов, но в политике она мало кому интересна. Вот если это Жириновский, если это Явлинский - это хотя бы интересно определенному числу наших сограждан - их ядерному электорату. Если это Путин, то, наверное, это тоже многим интересно, потому что мы видим большие рейтинги. 

Грудинин - перспективный кандидат, но сама коммунистическая идея и слово «коммунизм» импонируют не всем избирателям. Что касается Бориса Титова, то, насколько я могу судить, он неплохо выполняет свои функции как уполномоченный по правам предпринимателей. Тем более основная его деятельность связана с малым и средним бизнесом. Но как кандидат в президенты общественным мнением он пока не рассматривается никак. 

Большинство людей не знает такого человека, кроме конечно тех, кто занимается предпринимательской деятельностью. Я не знаю, что должно случиться, чтобы общественное мнение или хотя бы значимый процент людей обратил внимание в его сторону. Наши коллеги из ВЦИОМ прогнозируют ему 0,3%. У Грудинина - 7,2%, у Жириновского - 5,9%. Явлинский балансирует на грани 0,7-1,3%. Интригу этой выборной кампании составляет вопрос, кто займет вторую и третью позиции. Но мне представляется, что никто из остальных кандидатов, кроме Грудинина и Жириновского, не выйдет за рамки 1-2%.

Я думаю, что явка будет больше общероссийской, которую сейчас прогнозируют на уровне 70-71%. У нас в республике явка - не менее 80%, а, скорее всего, и больше. Что касается голосования, то осторожный прогноз количества отданных голосов за Путина – это 80-90%. Голоса татарстанцев в пользу остальных кандидатов, по моему мнению, распределятся в соответствии с общероссийскими тенденциями – и Жириновский, и Грудинин получат свои не очень большие проценты, в том числе и в Татарстане. А такие экзотические кандидаты, как Ксения Собчак, заберут голоса небольшого числа своих агитаторов в республике, которые разве что сагитируют друг друга за нее голосовать.

- Но раз у нас и так чуть ли не все за Путина, почему же он так много времени и внимания уделил республике во время своего недавнего предвыборного турне по регионам? Как вы оцениваете этот визит на фоне негативных ситуаций, которые сложились в Татарстане, скажем прямо, по воле Кремля, - «языкового вопроса» и отмены Договора?

- Нас как рассматривали, так и рассматривают как один из позитивно развивающихся регионов-доноров. Многие расценили визит Путина в Татарстан как определенный визит вежливости. Вспомните жесткие заявления президента Татарстана Рустама Минниханова в адрес федерального центра на Гайдаровском форуме в Москве по поводу несправедливой финансовой политики по отношению к субъектам России. Его тогда, кстати, многие региональные лидеры поддержали, которые там присутствовали.

Этот посыл относится отчасти и к будущим выборам первого лица региона, которые тоже не за горами. Нам дали понять, что общероссийская элита ставит на то руководство республики, которое сейчас существует, и строит планы, основываясь на региональной повестке дня. Я думаю, что визит Путина в Татарстан после такого сложного для республики года - это очень хороший знак. И что таких сложностей в 2018 году регион испытывать не будет.

Ну и, конечно, не стоит сбрасывать со счетов, что приближаются выборы, а в Татарстане у действующего президента большой электоральный ресурс. Я думаю, это тоже всем понятно. И как один из кандидатов Путин играет на этот ресурс. 

- Означает ли это, что Татарстану «позволят» остаться единственным регионом, где сохранится институт президентства? - Я думаю, что надо быть реалистом: исходя из событий 2017 года, решения вопросов Договора и языка - за федеральным центром. Президентство для Татарстана было такой определенной поблажкой, чтобы уж совсем все не рубить. К тому же на выборах в 2015 году татарстанцы голосовали все-таки за президента. И вдруг всенародное голосование на территории отдельно взятого региона отменят! Это был бы прецедент, который потряс бы уже основы федерального законодательства. Значит, надо какие-то новые выборы организовывать? Мне представляется, что в 2020 году, когда состоятся новые выборы первого должностного лица Татарстана, федеральный центр просто предложит поменять название этой должности. 

Но, исходя из общественно-политической ситуации на начало года, Минниханов может еще раз претендовать на это кресло. Мне представляется, что при любом развитии ситуации федеральный центр не будет делать ставку на московского кандидата. Во-первых, чтобы в Татарстане не допускать дестабилизации. А, во-вторых, попробуйте назовите московскую фигуру, которая объединит всех жителей региона. Ну, хотя бы по степени известности для обывателя. Кто этот московский татарин? Разве что Ренат Ибрагимов. Но, я думаю, он вряд ли выставит свою кандидатуру. Он человек творческий и будет заниматься другими делами.

КОММЕНТАРИИ (1)
Мурат
так не боятся же! свободная площадка, все дела.
1
ОТВЕТИТЬ
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ
самое читаемое
самое читаемое
наверх