Для большинства молодых людей дипломы об образовании не имеют ценности – отчет YouthSpeak

Молодежная организация Aiesec совместно с PriceWaterHouseCoopers (PwC) и при поддержке Кампании тысячелетия ООН провели исследование, в котором приняли участие 42 000 респондентов из более чем ста стран мира. Дипломы об образовании больше не имеют ценности, исключение составляют только технические специальности. Это основная тенденция, которую выявили исследователи

Михаил Ляпунов — Набережные Челны

Молодежная организация Aiesec совместно с PriceWaterHouseCoopers (PwC) и при поддержке Кампании тысячелетия ООН провели исследование, в котором приняли участие 42 000 респондентов более чем из 100 стран мира. Дипломы об образовании больше не имеют ценности, исключение составляют только технические специальности. Это основная тенденция, которую выявили эксперты.

 «53% опрошенных волнует разрыв между образованием и трудоустройством»,  — подчеркивается в исследовании.

Тезис, что диплом об образовании не имеет ценности, — это лукавство, не согласен профессор Сергей Гиль, руководитель группы научно-экспертного сопровождения реализации госпрограммы «Стратегическое управление талантами в РТ».
Для большинства молодых людей дипломы об образовании не имеют ценности – отчет YouthSpeakВсе дипломы всех вузов мира имеют значение, рассуждает он: «Можно говорить о неудовлетворенности дипломом, но то, что они работают – это совершенно точно. Лучшие вузы мира наращивают свой имидж и привлекательность обучения в своих стенах».

Он уверен, что именно сегодня стоит  более точно и громко  вести речь  о комбинаторном  профессиональном образования: «В том, где практика профессионального развития студента  неразрывно связана  с настоящим рабочим местом. Где фундаментальное обучение вмонтировано в профессиональное обучение сообразно  требованиям экономики и потенциалу самого студента».

Что такое проект YouthSpeak и зачем он нужен

Проект YouthSpeak запущен в конце 2014 года, чтобы узнать мнение молодежи разных стран мира и поделиться им с руководителями, принимающими решения. Чтобы те располагали более полными данными, охватывающими результаты традиционных исследований не только в развитых, но и в развивающихся странах, где ощущается явная нехватка более широкой информации о проблемах молодежи и внимания к этим проблемам.

Опрос затронул 42 000 респондентов в более чем 100 странах мира. В исследовании поучаствовали и 1275 молодых людей в возрасте от 18 до 30 лет из России.

РФ оказалась седьмой в рейтинге по количеству студентов, которые приняли участие в опросе. Тройку предсказуемо возглавил Китай – 3586 человек, за ним Индия (2235) и Индонезия с 2075 участниками. В исследовании авторы называют молодое поколение термином «миллениалы».

Глобальная группа по управлению персоналом PwC разработала четыре специальных вопроса о развитии молодых специалистов, которые вошли в опрос. PwC, а также Кампания тысячелетия Организации Объединенных Наций, MY World, посланник Генерального секретаря ООН по делам молодежи и ThinkYoung участвовали в создании опроса, анализе результатов, составлении отчета и распространении информации о нем.

Респонденты показали очень низкий индекс лояльности к нынешнему образованию. Научные руководители находятся в конце списка лиц, которые влияют на принятие карьерных решений, говорится в исследовании.

Расхождение образования и трудоустройства выпускников как вектор и вызов характерны для всех стран мира, считает Гиль. «В последнее десятилетие мы переживаем новую промышленную революцию, когда старые технологии экономического воспроизводства  в высоком  темпе вытесняются новейшими. При этом для всех очевидно, что темп изменений в экономике, в промышленности, в бизнесе выше, чем темп изменения в системе образования»,  подчеркивает он. 

«Мы живем в мире, где молодежь может найти более актуальную и практическую информацию в интернете, а не в университете. Сегодня, когда усилия университетов все еще сосредоточены на формальном обучении, 68% поколения “миллениалов” предпочитают эмпирическое обучение»,  цитируются в пресс-релизе к исследованию слова международного вице-президента AIESEC International Гордона Чинга.

Столь мощное обращение к прикладному обучению имеет достаточно провокативный характер, считает Гиль: «Речь идет о необходимости получения самого образования. Точнее о подмене образования  прикладным обучением».
Для большинства молодых людей дипломы об образовании не имеют ценности – отчет YouthSpeak

Образование  и обучение — не есть одно и тоже, уверен он. «Жизнь человека, получающего профессиональное образование, не может быть сведена лишь к профессиональной  жизни  или трудовой жизни. Но при этом образование, получаемое  в вузах, должно быть применимо. И это требование  абсолютно справедливо со стороны студентов по отношению  к вузу, к его программам  и к профессуре», — резюмирует Гиль.

Ключевой вопрос, который беспокоит всю систему образования в мире в течение последних десятилетий: каким образом приблизить систему образования к экономике и рынку. Обеспечить максимально быструю адаптацию выпускника на рынке труда, поясняет Гиль.

«Если мы обратимся к Болонскому процессу, то его основная идея в том, чтобы предоставить  студенту гибкую по конструкции модель обучения студента, чтобы он, набирая разные форматы обучения, в бакалавриате и магистратуре, был максимально “заточен” для работы в реальной экономике»,  рассказывает он.

По словам Гиля, в России прослеживаются те же тенденции, но с важной поправкой: «В нашей экономике сосуществуют несколько укладов от высокотехнологичных, интеллектуальных  производств  до традиционных и даже архаичных.  У разных субъектов экономики, крупного, среднего, малого бизнеса и разные требования к системе образования и её выпускникам, но их объединяет ожидание высокой производительности труда и продуктивности работников, бывших выпускников системы образования».

По данным опроса, 64,1% респондентов хотят занимать руководящие посты и не боятся брать ответственность за свои поступки. «Если работодатели хотят привлечь этих будущих лидеров, они должны развивать в своей организации культуру предпринимательства и создавать среду, в которой офис превращается в центр творческой деятельности», — считают авторы исследования.

27% респондентов своей основной специальностью назвали бизнес-администрирование, 16% — социальные науки, 14% — технические специальности.

В топ-5 навыков, которые необходимы молодому специалисту, вошли:

  • изучение языков;
  • ораторское мастерство;
  • лидерство;
  • критическое мышление;
  • самостоятельность в принятии решений.

В список ключевых слов, описывающих работу мечты, вошли такие слова:

  • творческая;
  • сложная;
  • интересная;
  • международная;
  • динамичная.

Поколение «миллениалов» ищет вдохновения, знаний и развития на рабочем месте и за его пределами.

В этих условиях, авторы считают, что роль университетов в современном мире должна измениться. Но измениться должны не только вузы.

Студентам и работодателям отводится не менее важная роль.

«Мы считаем, что современная HR стратегия должна ориентироваться на ценности нового поколения в следующих аспектах: стратегическое партнерство с вузами, продвижение ценностного предложения для сотрудников, отвечающее интересам молодого поколения, гибкие системы управления, постоянное обучение и развитие, трансформация социального пространства и технологии»,  подчеркивает руководитель функции управления талантами, директор PwC в России Светлана Круглова.
Для большинства молодых людей дипломы об образовании не имеют ценности – отчет YouthSpeak«Очень ценно в этом исследовании, что все самые передовые компании в мире, которые заинтересованы в получении выпускников с наивысшим уровнем производительности, сами выстраивают взаимоотношения с университетами, по большому счету занимаются ранним воспитанием своего будущего работника», — согласен Гиль.

«Мы, к сожалению, пока не можем сказать, что у нас есть ровный фронт таких компаний»,  добавляет он.

По его словам, в России  есть очень толковые кадровые проекты. Компании создают корпоративные университеты, чтобы «прокачать» или «докачать» студента до необходимого уровня подготовленности к труду. Такие практики развиваются и в Татарстане  корпоративные университеты есть у «Татнефти», компании «Акбарс девелопмент», Казанского вертолетного завода. 

В целом по России система высшего и средне-специального образования до сих пор направлена на обучение теории, а на практику отводится небольшое количество времени, но есть позитивные примеры дуального образования, благодаря которому специалист и учится в вузе, и работает в компании.

«Камаз» совместно с КГТУ обучает студентов по системе дуального образования: они одновременно учатся и работают на предприятии, говорит директор департамента по связям с общественностью завода Олег Афанасьев.
Для большинства молодых людей дипломы об образовании не имеют ценности – отчет YouthSpeak«Мы с министерством образования РФ переработали профстандарты инженерных специальностей, которые не менялись с 60-х годов»,  объясняет он. По его словам, «Камаз» также сотрудничает с Казанским федеральным университетом (КФУ) и рядом других вузов.

Для школьников и учащихся средне-специальных заведений второй год подряд проводится летняя смена «Профдвижение». «Там происходит практика, максимально приближенная к производству»,  добавляет Афанасьев.
Для большинства молодых людей дипломы об образовании не имеют ценности – отчет YouthSpeak

«Мы начали сотрудничать с “Рассталом” по программе дуального обучения  наши студенты будут работать в отделе кадров менеджерами. Кто себя покажет хорошо, останется на этой же должности»,  говорит директор набережночелнинского филиала Института экономики управления и права Татьяна Чернышева.

Малый и средний бизнес также заинтересован в подготовке кадров для своих предприятий, считает председатель ассоциации климатической техники, гендиректор компании «Инжиниринг Плюс» Павел Евдокимов.

Учебный центр китайской корпорации Haier, который открыт в КФУ,  первый и пока единственный в России, который построен на базе крупного вуза. Планируется, что вуз будет готовить на базе класса специалистов по проектной и инженерной деятельности, а автомеханический техникум обучит своих студентов профессии монтажников кондиционеров, делится Евдокимов: «Я готов им платить хорошую зарплату в 15 000 – 25 000 рублей, в сезон они достаточно востребованы».
Гендиректор компании «Инжиниринг Плюс» Павел ЕвдокимовВ учебном классе Haier возможно обучать студентов не по картинкам и конспектам, а прямо на современном оборудовании, с которым сотрудники будут работать в дальнейшем, уверен Евдокимов.

«В рамках ассоциации мы вышли на министерство [образования Татарстана] с просьбой помочь в данном вопросе. Нам удалось договориться и в строительном колледже открыть группу в 25 человек для подготовки мебельщиков-станочников», — ранее рассказывал председатель ассоциации производителей мебели Набережных Челнов и Закамья Накип Галимов.

По его словам, очень остро стоит вопрос нехватки специалистов-технологов по мебельному производству.

То, что работать с молодежью нужно современными методами, понимают и на высшем республиканском уровне. В декабре 2014 года президент Татарстана Рустам Минниханов принял госпрограмму «Стратегическое управление талантами в Республике Татарстан». Она рассчитана на 5 лет  до 2020 года. Каждый год на управление талантами будут выделяться 100 млн рублей.

Авторы заявляют, что она не дублирует содержание действующих госпрограмм, функций и задач ведомств и организаций в сфере работы с одаренными детьми и молодежью. По сути, республиканская программа управления талантами — единственная в России. Основной причиной принятия программы стал отток талантливой молодежи из Татарстана.

Гиль уверен,  что  с развитием этой госпрограммы приток этих практик в республику усилится, а молодежь Татарстана получит ровно тот самый востребованный компонент прикладного развития в живом диалоге с компаниями, предприятиями и предпринимателями

 

Понравился материал? Поделись в соцсетях
5 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Алексей
Сам по себе диплом уже не имеет ценности, имеют ценности те навыки, которые приобретает студент в процессе обучения, а всем известно, что у нас выпускают врачей, которые не умеют лечить, готовят юристов, которые не знают конституцию и т.д.
0
0
Ответить

Петров
Гиль прав в том, что без диплома никому не нужен даже гениальный выпускник, тем более в российских реалиях, где человек без бумажки не человек.
0
0
Ответить

Журналист
Закончил в 2014 году журфак КФУ, из моих 30 однокурсников человек 5 пошли работать по специальности. Люди идут получать высшее образование не для образования вовсе, а чтобы иметь красивый документ об образовании.
0
0
Ответить

Защитник высшей школы
Да что вы накинулись на высшее образование, что вы хотите, если профстандарты обучения с 60х годов по многим специальностям не менялись. Учился у меня сын на журфаке, так они проходят до сих пор технику магнитной записи, когда ни у кого дома даже уже кассетных магнитофонов нет. Прошлый век, чему их может университет научить?
0
0
Ответить

Жанна Игоревна
Проблема носит глобальный характер, как видно и не только характерна для России, поэтому и решать её нужно глобально, хотя бы на уровне государства. Как это происходит в РФ пока? Да никак, вон в Татарстане только стараются что-то сделать.
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite